Маленькие тайны

Левченко Елизавета

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маленькие тайны (Левченко Елизавета)

Сижу, горстями запихиваю в рот чипсы, уже давно не ощущая их вкуса. Рядом, на ковре, валяются пустые пачки, в одной из которых торчит задняя часть котея Себастьяна и крутит хвостом - Себа недоволен что нерадивая хозяйка ему ничего не оставила. А хозяйка, то есть я, делая вид что ничего не замечает, продолжает исправно заталкивать в себя канцерогенные радости и пялиться на экран, где страдалица Фиона как раз прячется от осла.

Люблю сказки, сколько себя помню. Чтобы герой красавец принц-королевич, героиня затюканная красотка из бедных кварталов или наоборот - красотка-принцесса и какой-нибудь удачливый обаяшка-вор. Чтобы у них любовь с первого взгляда и до гроба. Детишек не надо. Не люблю этих мелких вымогателей. "Шрек" совсем не подходит под мои не изменившиеся с детства критерии, но это не помешало фильму стать самым любимым. Опустим то, что первую половину фильма мелкая я хотела придушить Фиону и помыть огра, а вторую побить обоих башками об стенку, чтобы мозги на место встали. Все равно я влюбилась раз и навсегда, и всем гордо говорила что Шрек - моя первая любовь. Лукавила. Так никто, кроме моего личного психолога-Себы, не узнал что первой любовью стал именно рыжий котяра... Сколько раз пересматривала, страшно вспомнить. Кассета такого обращения не выдержала и покинула мир довольно трагично: я ее расколотила на кусочки, обнаружив что пленка "пожевалась". Ну да ладно.

"Красотка днем - в ночи урод..."Быстро схватив пульт, поставила DVD на паузу и серьезно задумалась, рассеянно дразня чипсой вылезшего Себастьяна.

А ведь в моей жизни все так, только наоборот. Почти. Я в ночи не красоткой становлюсь - а самой собой. Привет, родные сумасшедшие тараканы, дрянной характер, любимые кофта с капюшоном и черные берцы! А утром исправно превращаюсь в натурального уродца: чмо в очках с роговой оправой и в непонятном балахоне, навевающим воспоминания о цветастых цирковых шатрах.

"И так за годом год..."- вспоминается продолжение.Не спорю, такое уже седьмой год, два из которых я упорно грызу университетский гранит науки. Но не собираюсь меняться. Потому что еще в сопливом детстве, посмотрев на странных взрослых, решила найти человека, полюбившего бы меня не за внешность, а за то, что внутри. Не за оболочку, а за душу. Вот и ищу. Долго и безуспешно, но не теряю надежды. Или же просто привыкла так жить - страхолюдиной днем, ночью же давая показываться самой себе? А, кто меня поймет!

Зачем я тебе все это рассказываю, а, Себа? Поймала толстого кота под лапы и притянула его морду к лицу. И не надо так укоряющее смотреть своими синими гляделками! Мне нужно выговориться, а сделать я могу это только тебе. Мы ведь давно не говорили?.. Два месяца ты от моей болтовни отдыхал, так что все, прекращай дергаться и слушай.

И вот жила я себе, жила, никого (днем) не трогала - и в один ужасный момент все перевернулось с ног на голову.

"Покуда поцелуй любви вид истинный вернет..."Про эту строчку я успешно забыла, а зря. Где моя неспешная, местами спокойная жизнь?! И виноват этот...

Но обо всем по порядку.

Как сейчас помню: был весенний вечер, очень теплый - апрель, но такое ощущение что наступило лето. Чмо в цветастой юбке и вытянутой кофте шло прочь от своего универа. Каждый встреченный камушек отлетал от грязных сапог на несколько метров, ибо обладательница этих сапог - ну, как и всего остального - была в бешенстве. И едва держала себя в руках. И руки в руках. Очень хотелось почесать кулаки о ненавистную физиономию причины моего тогдашнего бешенства. Нестерпимо. И поэтому шустрее передвигала конечностями. Вот мне интересно, что бы случилось, реши Максик сразу пойти на остановку, а не остаться в аудитории, окруженный стайкой прилипал, поклонников и "друганов"? Боюсь представить, честно. Наверное, я бы не дожила до сегодняшнего дня - просто сравниваю свои цеплячьи бицепсы и его... становится грустно. Это сейчас грустно - тогда я сравнивала и скрипела от злости зубами, упрямо собирая ошметки здравого смысла и прибавляя в скорости.

Чмо цветным вихрем донеслось до остановки и затихло в самом неприметном углу, проскользнув сквозь толпу. Автобуса своего начало ждать, сливаясь с очередной стенкой. Очень успешно, в этом у меня талант. Что? А не отпугну ли я так самого принца? Дурак ты, толстый. Все уже давно продумано. Если я обнаружу подходящую кандидатуру, то сделаю все, чтобы с ним заговорить. И снова. Пока он не поймет, что за человек прячется за всеми этими тряпками. Вот так вот! Но вернемся к повествованию о том достопамятном дне... фу, ну как же высокопарно звучит...

Сорок минут тряской езды в старичке-тролейбусе - и я почти дома. Между прочим, котей, ты знаешь что мы живем в новостройке? Лет шесть назад на границе города и бескрайних полей построили новый спальный район, нареченный Красной радугой. Не знаю, что курили создатели, но, сколько не прохожу мимо домов, ничего похожего на красное и тем более радужное - не нахожу. Район у нас с тобой странный - вот как можно описать его одним словом. Может быть, даже красивый, своеобразно так. Высокие зеленые девятиэтажки расположены по четыре штуки, кучками такими, образуя небольшие пятачки дворов с парками. И все же что курили архитекторы? Зелени у нас слишком много, порой кажется что я в густом лесу живу, в котором чудом пока что не заблудилась. И эти многоэтажки гигантскими деревьями представляются, особенно когда на них неожиданно натыкаешься. Кстати, я тебе не рассказала по странную штуку на верхушке каждой? Длинная, вытянутая арматура, смахивающая на усик. Теряюсь в догадках, зачем она...

Но несмотря на это почти все квартиры распроданы падким на экзотику и желающим прикупить жилье по дешевке. Хоть блуждать не так скучно, особенно по вечерам и ночам: тоскливые называния потерявшихся там, тихие шорохи и шаги тут... р-романтика. Но я привыкла и даже получаю какое-то извращенное удовольствие. Кстати, Себа, а ведь у нас кроме всего еще и старое кладбище недалеко. Как раз если повернуть в противоположную многоэтажкам сторону - к нему и подойдешь. Особенно весело заблудившимся, когда местные сатанисты устраивают очередные заседания со свечами и громкими песнопениями. А между прочим довольно безобидные люди. Творческие. Никого не режут, не насилуют, только молятся своему сатане, прося его то придти, то покарать, то одарить. Порой заслушаться можно. И ведь еще ни разу не повторились! Кто их боится, кто игнорирует, но есть и борцы, вызывающие порой полицию. Но пока никто не переплюнул местного батюшку. Дородный мужчина с черной бородой по грудь и суровым взглядом называет себя не иначе как экзорцистом и упорно читает молитвы с утра пораньше, размахивая кадилом, и осеняет себя с местностью размашистыми крестами. Как раз когда иду на первую пару его могучий бас слышу. Еще год - и молитвы наизусть заучу.

В общем, живем мы в этом странном месте уже два года. А тот, прошлый наш дом - квартирка родителей, она рядом с главной площадью, и поэтому досталась маме и папе. Им же нужно быть рядом с центром... когда они вспоминают про родину, конечно. Вот скажи, толстяк, а ты помнишь их лица? Навряд ли, не коси многозначительно взглядом. Если бы не во-он та фотка на столе, я бы их тоже уже забыла. Ведь с тринадцати вижу этих звезд только по большим праздникам - а это разве что новый год, и то частенько тридцать первого не появляются. Про восьмое марта и день рождения я даже не заикаюсь. Максимум что могу получить - это открытку и какую-нибудь игрушку в бандероли.

Но все равно люблю их. И скучаю. Хорошо что у меня есть ты, да? Все, все, больше не буду трясти, можешь не притворяться мертвым. Эй! Ну-ка, пора есть! О, как сразу оживился. А еще говорят что кошаки не понимают человеческой речи...

Но что-то я здорово отвлеклась от событий того вечера. Вот скажи, почему я становлюсь такой болтливой с тобой? Молчишь? Правильно, молчи. Если ты, мой любимец, вдруг заговоришь - это будет уже диагноз.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.