Испытание чувств

Морьентес Диана

Серия: Любимая ученица [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Испытание чувств (Морьентес Диана)

Глава 1. Одна?

— Надя! Ты и представить себе не можешь, как я счастлива! — Наташа шла утром в школу с подругой и, мечтательно улыбаясь, рассказывала ей о своей первой любви. — А еще говорят, что первая любовь обычно бывает несчастной… — Наташа потеплее закуталась в широкий серый вязаный шарф, накинутый на плечи поверх легкой блузки, и шла, глядя под ноги. Но Надю мало волновала Наташина радость. Она думала только о том, почему проходящие мимо парни всегда смотрят только на ее подругу.

Сочи — это состояние души. Наташа серьезная девушка, но Сочи упрямо делает ее такой, какой она всем представляется: веселой, жизнерадостной, кокетливой и улыбчивой. Семь минут до школы, начало мая, привычные протоптанные тропинки по чужим огородам — сокращения — между разросшимися, ярко-зелеными, цветущими и пахучими кустами. А потом — автомобильная дорога, пешеходный переход. Наташа может идти в школу с закрытыми глазами — настолько хорошо знает все детальки пути, но, переходя через дорогу, глаза непременно откроет: сейчас, весной, слишком хочется жить!

Наташа с Надей не раз презрительно фыркали, замечая на улице девчонок, одетых не по погоде легко. Вообще-то, еще совсем не лето, а некоторым уже невтерпеж надеть на себя топики на бретельках, крохотные юбочки и босоножки.

— Я ее понимаю! — съехидничала Наташа, указав подруге на одну такую. — Когда еще мир сможет увидеть ее прекрасную авитаминозную кожу, если не сейчас?

Да, позагорать пока не получается: солнце долго не держится, чуток посветит и прячется в копнах пышных, как вата, облаков. Уже несколько дней пасмурно, и это печально, но зато какие неповторимые, непередаваемые ни фотоаппаратом, ни восторгами закаты на море!

— Мы с Максимом вчера вечером ездили на пляж, сидели в машине и смотрели на горизонт, — мечтательно мямлила Наташа.

Удовольствие быть с Максимом изрядно померкло бы без удовольствия рассказать об этом подруге. Вообще-то, хочется рассказать всему миру, но Максим не желает, чтобы это знали даже в школе.

А вот и сама школа. Старенькое, но по-весеннему ухоженное здание с несовременными, узкими, высокими окошками, клумбы по обе стороны центральной лестницы, пальмы по углам. И сотни человечков плавно стекаются сюда с разных сторон.

Наташа с немалым удовольствием несколько минут простояла у входа с охранником Андреем. Надя не знала, о чем они там говорят — она надменно прошла мимо и остановилась у самого дальнего окна. Ее самолюбие было сильно задето: у ее подруги с самой обыкновенной внешностью в четырнадцать лет уже завязан любовный роман, и не с кем-нибудь, а с самым красивым учителем! Наде в это как-то не верилось. Она сама не раз сочиняла разные истории про влюбленных мальчиков под ее окном…

Когда Наташа подошла к ней, Надя якобы безразлично спросила:

— А где второй охранник?

Вторым охранником был симпатичный двадцатилетний брюнет с голубыми глазами и очаровательной белозубой улыбкой, человек, по наблюдениям Наташи, немного замкнутый, необщительный.

— Он еще не пришел, — немного резко ответила она. Девушка понимала, что Наде нравится Саша, но посредником между ними она быть не хотела. К тому же, Наташа всегда ревниво относилась к любым «посягательствам» на ее привлекательных друзей.

Саша пришел к третьему уроку, как, впрочем, и обычно. Он живет в Адлере, это отдаленный район Сочи, и на дорогу уходит немало времени, поэтому Саше разрешили появляться на полтора часа позже Андрея.

Четвертого урока в девятом «Б» не было — отключили свет, и информатика сорвалась. Девочки спустились на первый этаж; Наташа, как всегда, подошла к охранникам, а Надя по привычке встала около соседнего окна. Она краем глаза наблюдала за Сашей, но подойти не решалась. Надя не без зависти смотрела, как легко держится ее подруга в мужском обществе. Они стояли метрах в четырех от нее, но так далеко, недосягаемо… К ним подошел Максим Викторович, положил руку Наташе на плечо, наклонившись, что-то тихо ей сказал. Значит, Наташа не врала, когда говорила, что у них роман… Они о чем-то болтали, смеялись… Трое мужчин и Наташа. Надя глаз не сводила с Саши, который смотрел на ее подругу. Наташа повернулась к Наде и махнула ей рукой:

— Иди к нам.

— Не бойся — не съедим, — подколол Андрей, которому Надя не очень нравилась.

Надя, никогда не терпевшая никаких подколок, гордо подняла голову, взяла свой портфель и вышла из школы. Наташа хотела ее остановить, но передумала.

— Ты ей нравишься, — со старательно изображаемым равнодушием сообщила Саше.

— А она мне — нет!

Вкупе с его тоном и взглядом это был очевидный намек на то, что ему нравится Наташа. Прикольно! Максим ревнивый, значит, впереди долгая, приятная ее самолюбию разборка.

К ним подошла учительница музыки, на несколько минут отвела девушку в сторону.

— Наталья, я видела, как ты пела на празднике Восьмого марта. Я хотела бы предложить вашей группе поработать под моим началом. Ты же знаешь, впереди еще Выпускной бал девятых классов… У меня есть несколько идей, и я хотела бы воплотить их в жизнь с твоей помощью. Если ты не против, конечно…

Наташа не верила своим ушам. Успех просто преследует ее в последнее время! Тамара Владимировна — Заслуженный учитель России, Наташа всегда восхищалась тем, как ей удалось поднять свой предмет — музыку — на столь высокий уровень. И если у нее есть идея, то это наверняка что-то поистине сногсшибательное!

— Вы шутите! Я просто не могу быть против! Я уверена, моя группа — тоже… Но я должна с ними поговорить об этом.

— Да, да. Конечно! Но как только примите мое предложение, сразу поднимитесь в мой кабинет. Времени, как ты понимаешь, осталось не так уж и много: половина мая. В июне я не хочу отвлекать вас от экзаменов…

***

— Эй, красавчик! Что грустишь? — Наташа, как ураган, внезапно подлетела к молодому охраннику, одиноко сидевшему на своем рабочем месте.

Нади сегодня в школе не было, и Наташа была свободна, как птица.

— А где Андрей? — просто так спросила она, выдвигая второй стул и садясь рядом с Сашей.

— Не знаю. Он сегодня не пришел. А сколько времени?

— А сколько надо? — весело осведомилась девушка.

— Много надо, — Саше смеяться явно не хотелось.

Наташа посмотрела на миниатюрные, под стать запястью, зеркальные часики и совершенно серьезно ответила:

— Без пятнадцати два. Что-то случилось?

Он посмотрел сначала ей в глаза, а потом в окно.

— Да нет, ничего… А что, так заметно?

— Заметно.

— Нет, ничего не случилось.

Наташа дотронулась до его руки.

— Сань, — хотела сказать одно, но вырвалось совсем другое. — У тебя есть девушка?

Он промолчал. Такой взгляд Наташа видела только однажды, когда Андрей рассказывал о своей бывшей жене. Саша, казалось, не чувствовал ее руки, не слышал ее вопроса… Но Наташа знала — он слышал. Слышал даже то, о чем она не говорила. Хотелось как-то его утешить, но он на шесть лет старше, и у Наташи мелькнула трусливая мысль, что она будет выглядеть глупо со своими детскими сочувственными фразами. Рискнула:

— Саня, извини, если я тебе что-то напомнила… Знаешь, чем мы взрослее, тем серьезнее наши проблемы, и возможно, я не пойму твоих переживаний, но я точно знаю, что это все пройдет, обязательно! Да, ты никогда не забудешь то, что сейчас чувствуешь, но думать об этом будешь, как о далеком прошлом. Жизнь так устроена, что не все получается, как нам надо. Но ты потерпи, и скоро станет легче. А вообще подумай, так ли тебе было нужно то, о чем ты сейчас грустишь? Иногда мы берем на себя лишние переживания.

Он несколько секунд смотрел ей в глаза: похоже, она чувствует его боль. И удивился:

— Как ты нашла подходящие слова, если я даже не сказал, в чем дело?

— Это универсальные слова, — улыбнулась Наташа. — А в чем же дело?

Саня задумался. Ему и хотелось поговорить, и не хотелось вспоминать что-то неприятное. Наконец, сказал:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.