Мечты сбываются

Рэнсом Дейна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мечты сбываются (Рэнсом Дейна)

1

«У вас нет уверенности в себе и, откровенно говоря, вам нужно что-то делать с лишним весом».

Лиза поморщилась. Это было уже в прошлом, однако слова шефа до сих пор звучали в ушах. Сегодня утром они казались напоминанием о том, каких успехов она достигла. В то мрачное мартовское утро, когда она стояла перед столом Джексона Макгуайра, в ней было на девяносто три с четвертью фунта больше. Она вспомнила это и улыбнулась, передавая ему папку над полированной поверхностью этого стола.

— «Бурлей Индастриал» и все восемьдесят семь служащих, подписи, печати и страховка.

Макгуайр посмотрел сквозь свои очки в металлической оправе на ее впечатляющие формы и молча кивнул. Это был самый выразительный комплимент для столь скупого на слова человека.

— Черил сказала, что вы хотели увидеть меня, прежде чем я отправлюсь в аэропорт.

Он закрыл папку.

— Да. Садитесь, Лиза. И не волнуйтесь. Никто не заслужил этой поездки больше, чем вы.

Лиза сидела в одном из жестких кресел, стоявших в кабинете шефа, припоминая, как она пристраивалась на краешке этого самого кресла много месяцев назад. Тогда она не могла удобно разместиться между его ручками. Это было не самое главное изменение, происшедшее с нею. Были и другие. Теперь у нее был офис и сияющая машина от компании, которая была припаркована за ним. И Джейсон Макгуайр собственноручно наливал ей кофе.

— Все упаковано и готово к отправке?

— Совершенно верно. — Она, улыбаясь, приняла чашку. — Я не говорила вам, как много я изучила за такое короткое время?

— Очень много. — Шеф тоже улыбался.

С тех пор как он перевел ее в торговый отдел три недели назад, они легко пришли к взаимопониманию. Ее продвижение по службе свершилось так быстро, что она чувствовала себя неловко, получая отпуск.

Но ситуация была не совсем обычной, и ее шеф был прекрасно об этом осведомлен, когда дал согласие на эту поездку. Это был не столько отпуск, сколько вознаграждение за ее упорство. Пухлый свежий отчет содействовал хорошему настроению.

— Лиза, пока вы будете отсутствовать, я собираюсь сделать небольшую перестановку в вашем офисе.

Прежде чем она смогла возразить, что там все в порядке, он указал на картотеку, заполнявшую его кабинет.

— Вам понадобится место для всего этого.

Лиза уставилась на серый металл ящиков и заморгала, ничего не понимая. Здесь были документы личных клиентов Джейсона Макгуайра, на заказах которых он построил свою компанию. Те, ради которых любой из его семи агентов готов был умереть. Постоянные комиссионные за эти сделки одни должны были обеспечивать шестизначный оклад. Еще до того, как она поступила на работу три года назад, ходили слухи, что Макгуайр собирается оставить активную работу и наслаждаться плодами своего труда. Он хотел иметь больше свободного времени. В жарких дискуссиях обсуждалось, каким образом эта картотека будет поделена между шестерыми сотрудниками — а теперь уже и семерыми — наподобие щедрой рождественской премии. Лиза не смела даже надеяться, что ее Рождество наступит в этом году.

— В чем дело? Думаете, это не подойдет к вашей комнате?

Лиза поджала губы, затем выдавила:

— Это… это не так. Я… я просто подумала, что Фред или Джефф…

— Вы подумали, что я должен передать свои дела одной из старых боевых лошадок? — закончил он за нее.

— Ну… да.

— Больше двух лет я ждал, что появится подходящий человек, ведь я не мог передать своих заказчиков кому попало. Кое-кто из служащих был рядом со мной почти тридцать лет. Но у Фреда слишком много дел с его собственными клиентами, а Джефф, говоря напрямую, не заинтересован в том, чтобы принимать дополнительные обязанности. Дон заботится больше о своих сезонных спортивных абонементах, чем о том, чтобы приходить в офис вовремя. Генри подумывает об отставке через пару лет, а Билл — ну, вы знаете Билла. С ним никто не может работать вместе.

— А как же Чак? — Сама мысль о напористом Чаке Уэббе заставила ее вспыхнуть. Он перехватил у нее должность год назад, но как могла она завидовать мужчине с такими невероятно длинными ресницами? И потом, у него был ласковый голос и такая обаятельная улыбка. Она ни в чем не могла отказать Чаку Уэббу.

— Чак — способный парень и, несомненно, у него хорошее будущее. Я просто подумал, что ему лучше делать свое дело, а не заботиться о моем. Год назад я не мог поверить, что в вас скрыты такие способности, но теперь убедился в ваших деловых качествах и верю, что вы будете уделять моим клиентам то внимание, которое они заслужили. Вот почему я принял это решение.

Таковы были причины, перечисленные Макгуайром, но было еще кое-что, что повлияло на его решение. Он видел, что стремления Чака ограничены получением комиссионных. Как только нужные бумаги были подписаны клиентом, обаятельная улыбка на его лице тут же гасла, он передавал бумаги кому-нибудь из клерков и начинал заниматься следующим проектом. Он не думал о своих клиентах — они были для него не более чем средством достижения своей цели. Клиентам же нравится, чтобы им уделяли внимание, они любят чувствовать собственную значимость. Но им нечего было ждать подобного от Чака Уэбба. И пока он не научится вести дела по-другому, как бы хорошо он ни работал, Джейсон Макгуайр не мог уважать его. Ничего подобного он не мог сказать о Лизе. О Лизе, которая могла разослать рождественские открытки, не перепутав адресатов, и помнила по именам жен и детишек многих клиентов. У которой всегда было время и которая всегда была любезна.

— Я хочу знать, что мои люди в надежных руках. Я думаю, что это ваши руки. Если вы думаете, что это слишком сложно для вас…

— Нет! Я имею в виду, я знаю, что могу справиться.

— Это все, что мне было нужно услышать, — сказал Макгуайр. — А теперь желаю вам приятно провести отпуск. Идите. Мы поговорим, когда вы вернетесь.

Позже, когда самолет уже набрал высоту, он все равно не летел так высоко, как парила над землей Лиза Рейнольдс.

Когда погас транспарант «Пристегните ремни» и от перепада давления в салоне перестало закладывать уши, она откинулась назад и закрыла глаза. Через пару часов она будет в Майами, где, если верить прогнозу погоды и сообщению второго пилота, небо было безоблачно и стояла тропическая жара. Мечта — после холодной, дождливой мичиганской весны. Одна мечта из многих, которые она реализовала за последние несколько месяцев. Даже сейчас она чувствовала, что ошеломлена переменами, словно пыталась ухватить что-то еще из этой быстро убегающей жизни. Некоторые перемены стоили ей пота и слез, некоторыми она была обязана фортуне. Все началось с тех судьбоносных слов, которые прозвучали в кабинете Джейсона Макгуайра.

«У вас нет уверенности в себе…»

Единственное, что помнила Лиза о возвращении домой в тот вечер, была вещь, которую она видела ежедневно, но не обращала на нее внимания — яркая неоновая реклама «Все для вас». Почему-то этот образ не покидал ее даже тогда, когда она сидела на диване, делясь йогуртом со своим любимым серым котом Чамли. Она всегда покупала низкокалорийные продукты. Вдруг до нее дошло, что она опорожнила всю упаковку — до самого донышка.

Чамли гонял блестящую крышечку по полу, а Лиза разглядывала пустую упаковку и размышляла о пустоте своей жизни. Ей было тридцать лет, и единственным выдающимся событием в ее жизни были короткие две недели на четвертом курсе, когда она была удостоена внимания Джорджа Майнора. Это продолжалось до тех пор, пока она не обнаружила, что он просто обхаживает ее из-за того, что у нее хороший удар с правой ноги по мячу. Больше у нее никого не было, потому что Джордж разбил ей сердце на спортивной площадке. И она с тех пор защищала свое разбитое сердце тем, что толстела. «Ешь и почувствуешь себя лучшее», — советовала ей мать, когда Лиза приходила домой в слезах. Мать всегда была права.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.