Камень преткновения

Блейн Диана

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Камень преткновения (Блейн Диана)

Глава 1

За утренним кофе будущая невеста выглядела так, словно сошла с картинки модного журнала «Вог». Пожалуй, лишь одна из гостей, Элизабет Энн Сэмсон, или попросту Бесс, с трудом скрывала смертельную скуку при хорошо знакомых ей и изрядно надоевших звуках: монотонном гуле голосов, дребезжании расписанных розами изящных кофейных сервизов из тончайшего фарфора, шуршании льняных салфеток и шелесте платьев. Думая о том, с каким удовольствием она променяла бы все эти звуки на шипение закипающего на костре кофе, который можно пить прямо из белой потрескавшейся кружки, Бесс едва заметно улыбалась. Но увы! Чудес не бывает. Ковбои не компания девушкам из высшего общества. Так считали все, и особенно ее мать, Гэсси. Поэтому Кэд Холлистер, который каким-то образом умудрился наскрести десять тысяч долларов и вложил их в последнюю затеянную ее отцом сделку с недвижимостью, так и не получил доступа ни в элегантную гостиную Сэмсонов, ни на вечера, куда его могла бы пригласить Бесс. Впрочем, при своей стеснительности Бесс и мысли не допускала о таком приглашении. К тому же Кэда она совершенно не интересовала. Он почти напрямик сказал ей об этом еще три года назад, и теперь, когда он появился, она даже взглянуть на него не смела. Но у любви свои законы. Отвергнутая, она расцветает пышным цветом. Бесс испытала это на себе. В конце концов Кэд не сказал и не сделал ничего такого, что заставило бы ее разлюбить его… Мысли Бесс прервала Найта Кейн.

— Поедешь с нами во время весенних каникул на Бермуды? — спросила она с улыбкой. — Мы хотим снять виллу и половить рыбу в открытом море.

— Не знаю, — ответила Бесс, стараясь не пролить кофе. — Все зависит от мамы.

— Неужели не можешь хоть раз поехать без мамы? — уговаривала Найта. — На нашем пляже отдыхают несколько преуспевающих бизнесменов, представляю, что с ними будет, когда ты появишься в бикини!

Найта была старше Бесс и не упускала возможности завести любовную связь с приглянувшимся ей мужчиной. Бесс еще не знала мужчин, и Найта, жалея девушку, хотела приобщить ее ко всем прелестям жизни. Но зря старалась. Единственный мужчина, которого Бесс хотела, или могла бы хотеть, был Кэд. Любой другой оказался бы просто его жалким подобием. К тому же она не была так хороша собой и сексуальна, как Найта, во что бы ни вырядилась, пусть даже в бикини. Темноволосая красавица Найта была страстной и очень общительной. Тонкая, стройная Бесс — застенчивой. Ее длинные, до плеч, каштановые волосы с золотистым отливом вились вокруг лица и бурным потоком струились по спине. Ее мягким карим глазам и смуглому цвету кожи позавидовала бы любая фотомодель, однако мужчины пасовали перед ее застенчивостью. В ней не было ни живости, ни изящества матери, не терпевшей конкуренции даже со стороны собственной дочери. Поэтому Бесс всегда оставалась в тени, умела поддержать разговор, но ни за что не завела бы его первой, обучалась французскому, хорошим манерам, искусству устроить званый обед, хотя предпочла бы скакать верхом рядом с Кэдом, объезжавшим стада телят на лугах Лэриета, скотоводческого хозяйства Холлистеров. Это было крупное, но далеко не современное и уж тем более не процветающее ранчо. За сто лет, с тех пор как один из предков Кэда приехал в Техас в поисках работы, а нашел рогатый скот, здесь ничего не изменилось.

— Я не могу поехать без матери, — возразила Бесс. — Она будет чувствовать себя одинокой.

— А почему бы ей с тобой не поехать, да еще твоего отца с собой не прихватить?

— У отца не бывает отпуска, — тихонько рассмеялась Бесс. — У него всегда полно дел. А в последнее время особенно. Он не перестает беспокоиться о своем проекте в области недвижимости, у него даже морщин прибавилось. Но мы все надеемся на успех его предприятия. А как тебе понравился Рио? — сменила тему Бесс.

В последующие десять минут Найта взахлеб рассказывала о своем знакомстве с итальянским графом в этом сказочном городе и о том, как нагишом купалась в его бассейне. Слушая Найту, Бесс лишь вздыхала, не разделяя ее восторгов. Она никогда не купалась нагишом, ни разу не спала с мужчиной, словом, не делала ничего, что так нравилось современным молодым женщинам. От всех этих прелестей она была так же далека, как монахиня. Она следовала всем указаниям матери, хотя порой сама этому удивлялась. И это ее послушание особенно раздражало Кэда. Гэсси делала с дочерью что хотела, и та беспрекословно ей подчинялась. Но даже не в этом было дело. Кэд просто не хотел Бесс. Она поняла это, когда ей исполнилось двадцать, три года назад. С тех пор ничего не изменилось. Гэсси рассчитывала на более выгодную партию для дочери и не скрывала, что Кэд ей не нравится. Почему? Этого Бесс понять не могла. Скорее всего потому, что Холлистеры жили в старом доме, без роскоши, с протертыми коврами и линолеумом, ездили в подержанных автомобилях, а сам Кэд носил грубую одежду и такие же грубые башмаки, распространяя вокруг запах телят и табака. Бесс же разрешено было общаться лишь с теми мужчинами, от которых пахло французским одеколоном, самым лучшим бренди и импортными сигарами. Бесс снова вздохнула. Она променяла бы всех этих лощеных франтов на Кэда, мечтая о его объятиях.

Бесс отсутствующим взглядом окинула гостиную. Утренний кофе лишь недавно вошел в традицию, и Бесс, уже несколько раз побывавшей на этих приемах, он казался таким же скучным, как и жалкое существование, которое ей приходилось влачить. Здесь пили кофе из старинных фарфоровых чашек, помешивая его серебряными ложечками, вели бесконечные разговоры о курортах, инвестициях, о последней моде, в то время как за безупречно чистыми, прозрачными окнами шла настоящая жизнь поросшего низким кустарником южного Техаса. Там люди зарабатывали себе на жизнь, отвоевывали у земли каждый клочок, боролись со стихией, носили старую одежду, ездили на старых грузовиках, а по субботам ходили в церковь.

Но этих, настоящих, людей Бесс видела лишь мельком. Интересно, бывала ли когда-нибудь в церкви Найта, не считая, разумеется, церемонии венчания, когда впервые выходила замуж? Первый брак, как и последующие два, окончился разводом. Сама Бесс раз или два ходила в церковь, но и там не могла обрести покой. Холлистеры были баптистами и посещали церковь, где священником служил дед Кэда. Несмотря на бедность, их семья пользовалась всеобщим уважением, и это, по мнению Бесс, стоило куда больше, чем счет в банке.

Несколькими минутами позднее Бесс выскользнула из дома, пошла к своему серебристому «ягуару» и села за руль. Только сейчас, опустившись на кожаное сиденье, она с облегчением вздохнула. По крайней мере здесь, вне досягаемости недреманного ока матери, она чувствовала себя спокойно. Так надоело торчать в четырех стенах!

Она было решила вернуться домой, но, доехав до поворота на грунтовую дорогу, которая вела к усадьбе Холлистеров, заметила трех телят. Они вырвались из загона и свободно разгуливали. Присмотревшись, Бесс обнаружила в изгороди дыру. Она поискала глазами всадника, но его нигде не было. Сворачивая на грунтовую дорогу, Бесс не хотела себе признаться в том, что сделала крюк не по необходимости, а в надежде увидеть Кэда. При нынешних сильно упавших из-за засухи ценах на скот потеря даже одного теленка оказалась бы для Холлистеров значительным убытком. Сено по-прежнему было на вес золота, стоял февраль, а обычно коровы Кэда телились месяцем раньше. И этих теляток наверняка произвели на свет мамы, проигнорировавшие программу Кэда на увеличение поголовья. Бесс про себя улыбнулась, подумав о том, сколько храбрости понадобилось этим коровам, чтобы принести на алтарь любви все расчеты хозяина.

Я глупею, сказала себе Бесс и свернула во двор, распугав попавшихся на пути цыплят. Она с любовью окинула взглядом обшитый вагонкой большой двухэтажный дом с длинной террасой, где стояли два кресла-качалки. Посидеть в них, и то изредка, хватало времени лишь у Элайз Холлистер, матери Кэда. У самого Кэда и его младшего брата Роберта дел было невпроворот. Средний брат, Грег, вел расходные книги. Деньги добывали Элайз и Кэд. Элайз подрабатывала шитьем, а Кэд выигрывал на родео. Он превосходно орудовал лассо, ловко набрасывая его на телят, и постоянно выигрывал на групповых состязаниях, а также был искусным объездчиком диких лошадей. Это беспокоило Бесс. В декабре на финальных национальных состязаниях по родео в Лас-Вегасе Кэд растянул сухожилие и несколько недель хромал. Не обходилось также без переломов и падений, на руках и груди остались шрамы. Но лишь благодаря этим дополнительным деньгам удавалось регулярно платить по закладным. После смерти отца управление ранчо перешло к Кэду, энергичному и деловому. Для своих тридцати четырех он выглядел слишком солидно, к Бесс относился сурово, однако чувства ее к нему остались прежними. Ничто, к сожалению, не могло их изменить.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.