Месть или любовь?

Серия: СТРИЖи [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Месть или любовь? ( )

Книга 3: Каждый выбирает свою цель в жизни и до последнего не задумывается, а к чему она может привести.

Пролог.

Зам 17 лет до событий.

Комната социального центра была обшарпанной и неприятной. Старые истертые диваны, столик, потрескавшийся по углам, и зеленые неприглядные стены окружали людей и взывали тоску и желание быстрее убраться отсюда. Но четверых людей, находящихся в комнате, мало волновала обстановка приемной гостиной центра. Двое мужчин и женщина сидели напротив девочки лет восьми и смотря на малышку тихонько спорили.

- Вы же понимаете, что она единственный свидетель и у нас просто нет выбора!
- говорил женщине один из мужчин - Мы должны поговорить с ней!

- Да поймите же вы! У девочки серьезная психологическая травма!
- всплеснув руками, отвечала та, взглянув на ребенка.
- На ее глазах убили родителей и старшую сестру! Она молчит уже две недели, и я не уверена что ваши расспросы пойдут ей на пользу. У девочки нервный срыв, она кричит по ночам!

Все трое снова взглянули на ребенка. Малышка сидела подвинув колени к груди и разгадывала японские кроссворды. Мужчины переглянулись. Японские кроссворды - это достаточно сложная головоломка, а ребенок щелкал ее как будто, так и надо. Внешне маленькая, русоволосая, худенькая, с кукольным личиком она казалась настолько увлеченной своим занятием, что и сомнения не возникало, что она их не слышит. Только почему-то старший детектив был уверен, что малышка внимательно слушает каждое их слово и все запоминает.

- У нас нет выбора! Если мы не поговорим с ней, то они уйдут от ответственности!
- сказал коллега старшего следователя и тут же с малышкой, будто что-то стряслось.

Она захныкала, а потом резко начала зачеркивать кроссворд, будто пытаясь его изодрать. Бумага порвалась, с такой силой по ней водили ручкой. А ее наставница бросилась к ней успокаивая кроху.

- Вот, Оленька, держи. Новый кроссворд и никто тебя больше не побеспокоит!
- потом психолог центра посмотрела на мужчин и бросила.
- Теперь вы видите! Любое упоминание о родителях и сестре вызывает у нее неконтролируемую ярость и страх. Оставьте ее в покое! Ей нужно время чтобы прийти в себя! Иначе это может кончиться болезнью! Вы этого хотите?

Мужчины отвели взгляд, с беспокойством переглянувшись. Они уже поняли, что на ребенка рассчитывать не приходится, но все же надеялись. А теперь и последняя надежда растаяла. Эта свинья снова уйдет от ответа. Он опять убил и остался безнаказанным. Только вот это видел ребенок и еще неизвестно, как данных факт отразиться на малышке.

- Хорошо!
- кивнул первый офицер - Простите, мы больше не побеспокоим вас. Попробуем найти другой способ добраться до этого человека. Хотя скорее всего он опять уйдет безнаказанным.

- Неправда!
- раздался вдруг детский голос. Все резко развернулись. Наставница бросилась к ребенку, но та отстранилась, не позволяя себя обнять.
- Он будет наказан. Только не сейчас, позже, но обязательно будет.

Взгляды мужчины и девочки встретились. И он испугался той ледяной жажде мести, которую увидел в этих совсем еще детских глазах. Хотя нет, эти глаза уже не были детскими. В них застыла решимость и какая-то неестественная взрослость.

- Если ты нам все расскажешь, мы тебе поможем.
- подсел к Ольге старший следователь.

- Нет, не поможете!
- грустно улыбнувшись, совсем по взрослому покачала головой кроха, а потом холодно и деловито продолжила - Если я скажу, прежде чем вы их возьмете, они успеют убить меня и моих младших брата и сестру. А и тех кто попытаются нас защитить. Мама, папы и Риты достаточно, я не хочу больше подвергать никого опасности. Просто подожду, ведь месть это блюдо которое подается холодным.

Кривая жестокая улыбка исказила личико ангелочка и у всех присутствующих по спине потек холодный пот.

- Оля послушай...

- Уходите!
- вскрикнула девочка, а потом разрыдалась.
- Я вам ничего не скажу! Я хочу чтобы они ушли!

- Вам действительно лучше уйти.
- виновато глядя на следователей и в то же время с испугом поглядывая на ребенка сказала психолог.

Мужчины кивнули и пошли прочь. На пороге мужчина обернулся и увидел абсолютно спокойные глаза ребенка и только в их глубине пылал огонек. Мужчина долго еще вспоминал этот взгляд и сам себе боялся признаться, что это было пламя ненависти, гнева и ярости, так несвойственные детям восьми лет.

1

Женщина уже несколько часов сидела за столиком и глотала паршивый кофе, который готовили в этой забегаловке. Только ее мало интересовал кофе, все внимание красотки было поглощено происходящим на улице. Золотистые волосы по пояс лежали вдоль спины, красивое ангельское личико с алой помадой, такого же цвета шелковый шарф и дорогое платье-костюм подчеркивающий все ее достоинства. Официантки уже начали шушукаться, ведь эта богатенькая дамочка сидела в их захудалом заведении с самого утра, и к ней так никто и не подсел, а те, кто пытался быстро ретировались, оставляя ее одну. Но вот она напряглась и внимательно уставилась в окно. Потом сделала последний глоток кофе, бросила пятитысячную купюру на стол и, встав, направилась к дверям. Подойдя к выходу из кафе, представляющему из себя предбанник без окон, женщина замерла, а меньше чем через минуту раздался взрыв.

Cтекла затрещали и рассыпались в разные стороны, режа персонал. Те кто уцелел и смог подойти к окну увидели горящую машину и идущую прочь молодую женщину в дорогом алом платье.

Я села в свою машину и завела мотор. Надо быстрее ехать 'домой', чем раньше там окажусь, тем быстрее захвачу власть. Он сделал меня своей правой рукой, думая что я принадлежу ему. Как же он ошибся.

Машина плавно выехала с переулка, где я ее оставила. Возможно, персонал и наболтает, но у них не будет доказательств моей причастности, их просто нет. Есть только мое знание и еще четыре жертвы, которым осталось недолго. Вызов брошен. Посмотрим, как вы его отобьете.

Горькая усмешка скривила мои губы, а я уже вовсю гнала машину в сторону 'гнезда', которое ненавидела последние пятнадцать лет и которому предстоит стать моей крепостью. Дурак сам не понял, какую власть мне дал. Главное не ошибиться и все будет хорошо.

Подъезжаю к железным воротам и нажимаю на гудок. Охранник появляется сразу, но увидев меня, даже не стал проверять машину.

- С возвращением, Ольга Романовна.

- Спасибо, Петр.
- откапала я в памяти его имя. Это урок моего учителя и врага. Всегда помни кто с тобой рядом. Зря он забыл кто я и откуда.

Останавливаю машину у крыльца, а ко мне на встречу уже бежит жена моего врага.

- Оленька, слава богу, ты здесь!
- кричит Мила - Николай! Коленька погиб! Мне только что звонили, надо опознать тело! Я не знаю что делать!

Быстро они и часа не прошло! Жаль! Придется играть свою роль.

- Я поеду!
- милостиво соглашаюсь я строя из себя хорошую дочь. А не ты ли предала мою мать? Не ты ли смотрела ей в глаза и утешала, а потом вернувшись домой растрепала все мужу? Но ты будешь жить. Одна, в страхе за себя и своих ублюдков. Это я тебе обеспечу! Ты поймешь, какого это - бояться за близких и терпеть все, что с тобой захотят сделать.
- Не беспокойся мама, все будет хорошо. Возможно это ошибка и это не он.

Прижимаю ее к себе, а уже через минуту передаю ее 'сестрице' и сажусь в машину.

В морге меня встречают равнодушные люди. Приходится снова играть роль скорбящей дочери. Как же противно! Ненавижу его. И я рада, что он мертв, хочется танцевать, а приходится изображать скорбь.

- Да, это он мой приемный отец.
- киваю я увидев изуродованное огнем тело узнавая только татуировку на ноге.

- Хорошо, Ольга Николаевна...

- Романовна.
- перебиваю медика я.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.