Дар небес

Заблоцкая Виктория Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дар небес (Заблоцкая Виктория)

-1-

- Ха-ха, посмотри сюда, сестра. Вон какой-то ненормальный решил своей девушке признание в любви белой краской на асфальте написать, - маленький кудрявый мальчишка, заливаясь звонким смехом, приложил пухленькую ладошку к губам.

- И что смешного в этом, брат?

- Так его дворница заметила и заставила этой же краской лавочки возле подъезда красить.
- Хихикнул мальчик.

- Ну, а кто надоумил несчастного пойти на это?
- уперев ручки в бока, возразила девушка, хмуря изящные бровки.

- Ну, я, - виновато потупив взор, признался он.
- А что такого? Хотела же его девушка какого-то романтичного поступка от парня, вот я и подсказал.

- Дурак, ты.
- Девушка потрепала его по курчавой голове.
- Тебе еще учиться и учиться, а ты проказничаешь. Любовь - это же очень серьезно, с ней шутить не стоит.

- Ну, да, когда дело касается людей, - подметила темноволосая женщина, подошедшая к парочке.

Она приблизилась к огромному колодцу, в который только что заглядывали мальчуган и белокурая девушка, и, нагнувшись над ним, прикоснулась кончиком пальцев к зеркально-чистой водной глади. Изображение тут же задрожало, покрываясь легкой рябью, и перед ними появилась совершенно иная картинка.

Мужчина, средних лет, в дорогом деловом костюме, сидел в своем кресле во главе стола на каком-то нудном совещании и со скучающим видом смотрел в окно. Рука задумчиво потирает подбородок, голубые глаза в обрамлении темных ресниц устремлены далеко за горизонт, брови сдвинуты, от чего его взгляд казался напряженным и хмурым. Он уже давно потерял нить разговора, поглощенный какими-то своими невеселыми мыслями.

Белокурая девушка мечтательно вздохнула, подперев кулачком подбородок, облокотилась о краешек колодца.

- Красавчик, - протянула она.

Она уже давно за ним тайно наблюдала, изучая все его привычки и привязанности, в надежде, что когда-нибудь ей поручат шефство над ним. И, похоже, этот день, наконец, настал, да еще и в преддверии дня всех Влюбленных, что может быть лучше.

- Этот красавчик беспокоит нас, - произнесла темноволоска.
- Его сердце сильно огрубело за последний год, некоторые из нас уже потеряли всякую надежду на то, что оно когда-нибудь снова забьется от любви. Его уже ничто не трогает, нет того главного, что бы радовало его душу и его жизнь стала тусклой и безликой чередой серых бесконечных будней.

Мальчуган хмыкнул. Белокурая девушка слушала затаив дыхание.

- Ты должна заставить его заново поверить в любовь, иначе он обречен на вечное одиночество. Его сердце окончательно ожесточится и уже больше никогда не сможет полюбить и познать всех тех радостей, которых он намеренно себя лишил.

- Не беспокойтесь, Серафима, я не буду терять ни минуты, - взметнув облаком белокурых волос, девушка развернулась с намерением тут же исчезнуть.

- Погоди, Ангелина. Ты же знаешь, мир людей далеко не так красочен и приветлив, каким вы его видите через призму божественного стекла. И человек этот - не ангел.

- Я все понимаю, наставница, и не подведу вас.

- И смотри не влюбись в него, - предупредила о последнем темноволоска.
- Приобретя человеческий облик, ты хоть и сохранишь свои способности, но чувствовать будешь все тоже, что чувствуют люди.

Девушка кивнула и в следующую секунду на ее месте образовался светящийся сгусток белой энергии, который ярко вспыхнув, исчез, будто и не было его вовсе.

- Как вы думаете, она справится?
- поинтересовался немного притихший мальчуган, боязливо взираясь на свою наставницу.

- А по-другому и быть не может мой милый, Ами, - она ласково, погладила его по щеке.

- С ней ведь ничего не случится? Этот человек, он ничего плохого ей не сделает?

- Нет, дорогой, не волнуйся. А что бы этот мужчина вел себя с нашим Ангелом хорошо, ты отправляешься следом за ней, чтобы в случае чего защитить сестру.

-2-

Марк проснулся от невыносимой головной боли, которая, словно сотня длинных острых игл, бередила мозг, заставляя мужчину морщиться испытывая нестерпимые муки. "Черт! И зачем я только вчера так нажрался?" Марк сел на постели, свесив ноги на холодный пол. Он нахмурился, пытаясь собраться с мыслями, и сообразить, где же он, в конце концов, находится. А затем, вспомнив, что позавчера прилетел в этот райский уголок Атлантики, расслабился. И зачем он только поддался на уговоры брата и прилетел праздновать день святого Валентина с его семьей в Мар-дель-Плата? Мало того, что его угнетал сам вид счастливо улыбающихся Глеба и его жены Изабеллы, так ведь и ехать придется в самый безлюдный закуток побережья. А нужно еще взять напрокат машину и купить карту. О том, чтобы нанимать провожатого не могло быть и речи, мужчина хоть и не впервой путешествовал по Аргентине, но все же не доверял незнакомцам, особенно местным, которые всегда норовят урвать свое, обманывая доверчивых туристов.

В голове кое-как начало проясняться, хотя звенеть в висках так и не перестало. Но, как ни странно, звон скорее напоминал пиликанье, чем гудение после почти бессонной ночи в обнимку со спиртным. И только теперь Марк понял, что звук доносился откуда из вне, а не в его бедной голове, которая так раскалывалась. Это надрывался его мобильный. Поднявшись, он схватил ненавистный аппарат и, нажав кнопку соединения, грубо выпалил:

- Какого черта! Я еще сплю.

- И тебе доброе утро, - послышался бодрый голос брата.
- Как долетел?

- Паршиво, - все также невесело ответил Марк.

- Ну, ты давай, поднимайся уже. Мы тебя все ждем. Кстати, я тебе еще не говорил, но Белла хотела познакомить тебя с одной очень симпатичной девушкой. Она русская.

- О, черт, только этого мне не хватало. Почему ты мне раньше этого не сказал?

- Да, потому что ты тогда бы вообще не приехал, а так деваться некуда, билет в обратный конец уже забронирован. Так что подрывай свой зад и марш в душ, освежись, может, хоть в чувство придешь. К ужину ты должен быть у нас.

Глеб положил трубку, а Марк еще некоторое время стоял, уставившись на погасший экран, пытаясь собрать в кучу услышанную информацию. Ему на родине по горло надоели сватовские замашки сестры, а теперь еще и брат решил навязать ему какую-то девицу. И зачем ему такое счастье?

Мужчина вошел в ванную комнату и, остановившись перед белоснежной раковиной, посмотрел на свое отражение в зеркале. Да уж, видок еще тот. Лицо помято, глаза красные, что ни на есть - настоящий красавец. Он провел рукой по заросшим щетиной щекам и, отвернувшись, подошел к душевой кабинке.

Теплые струйки воды приятно расслабляли тело. Марк стоял, оперевшись рукой о стеклянную дверь, а другой ерошил волосы. Головная боль, после перелета и изрядно выпитого накануне, постепенно стала стихать. А вместо нее в голову начали врываться грустные воспоминания из прошлого.

Сегодня день Влюбленных, как и тогда, пять лет назад, когда он поклялся себе больше никогда и никого не любить. В этот день ему обычно хотелось напиться до беспамятства и забыться в объятиях какой-нибудь красотки. Забыть и не вспоминать, что однажды в такой вот праздничный день разбилось его сердце. И ничем его уже не склеить и не собрать по кусочкам. Его чувства хоть и зажили, но срослись криво, оставив уродливые шрамы глубоко в душе. Как напоминание о том, чего уж не вернуть, и как предостережение о том, что будет, если он вновь позволит своему сердцу взять верх над разумом.

Женщины, коварные создания, - говорил когда-то его дед. Что ж в его словах есть доля истины, жаль только, что тело не может без них обойтись, а сердце? Сердце, уже давно огрубело, и нет в нем места для любви.

Да кто вообще придумал эту любовь? Наверное, какой-то слепой безумец, такой же, каким когда-то был он сам. Но теперь Марк уже не тот юнец, которого можно было легко одурачить и, который превозносил любимую, словно богиню, ставя ее интересы превыше всего. Теперь же с ним подобное не случалось, больше никто и никогда не будет значить для него так много.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.