Фриланс

Ронберг Тони

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фриланс (Ронберг Тони)

ТОНИ РОНБЕРГ

ФРИЛАНС

-1-

В пятом заезде Игорь поставил на вороную кобылу Гейшу. Наездника он не знал, но кличка лошади внушала ему доверие. Андрей скучал: ждал собачьих бегов, которые должны были начаться сразу после скачек. Влад ставил на то, что возьмет у рыжей телефон, несмотря на серьезную рожу ее папика. Обычно его привлекали такие комплекты – модель плюс папик. Для него наличие в радиусе старого мужика с тугим кошельком было достаточным доказательством того, что модель хороша в постели. Разочаровывался он регулярно, но своим правилам не изменял. Нас это веселило. Я поставил на девятый номер – жеребца по кличке Гонорар. Пятый заезд начался из левого поворота, туман мешал разглядеть номера лошадей. Игорь проклинал погоду, Владик сверлил глазами нашу рыжую соседку.

Если бы лошади соревновались за пособие по инвалидности, Гонорар победил бы. Правда, и Гейша не пришла первой. Я решил больше не ставить.

Февраль уходил с туманом. Говорят, что туман съедает снег, но этот, похоже, выплевывал. Везде белели клочья выплюнутого снега, грунтовые дорожки подтаяли, копыта лошадей вязли, на трибунах было холодно. Влад совсем потерял интерес к тотализатору, боясь упустить из виду свое новое увлечение.

Субботу мы проводили беззаботно. Золотой молодежью из нас был только Андрей, живший за счет отцовского бизнеса, в котором не принимал никакого участия. Игорь и Владик были менеджерами пресловутого «среднего звена», я – фрилансировал-балансировал на грани. Знакомы мы были давно, но не с детства. Дружбу в детстве не выбираешь: то соседи, то одноклассники. А мы выбрали друг друга, отколовшись в разное время от разных компаний. Мы подошли друг другу, как пазлы. И поодиночке – к концу недели всех начинало ломать. Женат никто из нас не был. Девятилетнего сына Андрея воспитывала его бывшая. Но как звали этого сына, ни я, ни ребята не помнили. Одинокие люди обычно мало интересуются детьми. 

Зависать подолгу в одной точке обычно не получалось. Исключение составлял только ипподром, несмотря на то, что увлекался тотализатором один Игорь, а мы все таскались за компанию. Кроме этого, можно было сидеть в привычных кафешках или у Андрея, который жил один в трехкомнатной квартире в центре, можно было тусить в «Максиме», но клубного шума никто не выдерживал долго. Андрей иногда ходил на тренажеры, Владик – в бассейн. Игорь встречался со Светой, но так редко, что мы забывали интересоваться, как и куда продвигаются их отношения. Иногда мы с Игорем бывали в кино, но если ему не нравился фильм, он начинал пилить меня прямо в зале за то, что это я его потащил на премьеру, когда можно было, как все, набрать завались пиратских дисков и смотреть дома. Поэтому в кино мы наведывались нечасто. Но, несмотря на все это, тогда мне казалось, что между нами очень много общего.

Начался шестой заезд. Андрей предложил переждать в кафе до собачьих бегов. Модель со спонсором заметно оживились, приглядываясь в тумане к номерам лошадей. Влад толкнул меня локтем.

– Давай ты!

– Что я?

– Попроси телефон у нее.

Я оглянулся на папика.

– Как?

– Придумаешь что-то!

При этом Влад поднажал локтем, и я уткнулся папику в плечо. Он оглянулся, рыжая хихикнула. Мне пришлось извиниться.

Она была красива. Может, я впервые одобрил выбор Владика. Вообще люблю веснушчатых, кареглазых, в таких вот беретах с бубончиками. В ней и женское, и детское, и сразу понятно, почему она деду так нравится.

– Помогите мне, пожалуйста, – я заулыбался как можно простодушнее. – Я тут впервые. Уже сто пятьдесят долларов проиграл. Посоветуйте, на кого в следующем заезде поставить…

Папик сосредоточился на мне. Девчонка звонко расхохоталась.

  – Сережа, ты гуру этого ипподрома!

С «дедом» я погорячился. Лет пятьдесят ему было, не больше. Седая, непокрытая голова, черное пальто и развязанный серый шарф. Высокий мен, тяжелый, наверное. Приходится рыжей попыхтеть.

Он заговорил о лошадях, назвал фаворитов. Разговор о скачках был ему приятен. Я продолжал улыбаться с видом полного профана.

– А вы кто по специальности? – спросил он.

– Копирайтер.

– Гм.

– Сережа на тройку ставит, – пояснила мне девчонка. – На тройку победителей. Это самый сложный вариант!

Мен снова усмехнулся.

– Сергей Михайлович меня зовут. Это Ася.

– Очень приятно. Дмитрий. Возьмите меня с собой в седьмой заезд! – взмолился я.

Мы пошли к кассам тотализатора. Я старательно повторил за папиком цифры. Ася заверила, что нам повезет. Когда мы вернулись на трибуну, моей компании уже не было. Наверное, ушли в кафе – коротать время.

– А на собак вы не ставите? – спросил я.

– На собак, что на тараканов. А лошади – это благородно, – объяснил он. – А что делает копирайтер?

– Пишет. А вы что делаете?

– Руковожу банком.

– Клево.

– А что вы пишете?

– Что закажут. Статьи разные. Рекламные ролики.

– Сценарии юбилеев?

– Бывает и такое.

Я подумал, что Асе не так и сложно с ним, может. Папик, несмотря на внешнюю тяжеловесность, на поверку оказался легким в общении.

Мы выиграли. Я вернул все, что успел продуть за сегодняшний день.

– Еще? – спросил он.

– У вас все так просто?

– Хочешь взять кредит в моем банке?

– Нет. Мне кредит нельзя. У меня доход нестабильный.

– А какие ролики на ТВ ты придумал?  

– Я для радио.

– Не люблю радио. Ржут там постоянно.

Ася снова хихикнула.

– Скажите мне лучше еще три номера, чтобы я наверняка выиграл, – сменил я тему.

– Наглеет парень, нет? – Сергей Михайлович подмигнул Асе.

– Он смешной.

– Я всех ужином угощу, – пообещал я.

– Ужина ждать никто не будет. Обедом угостишь. Но если проиграешь, я угощу, – решил гуру.

Мы еще раз поставили на тройку в последнем заезде. Проиграли оба. Два номера он угадал, а третья лошадь перешла на галоп и сошла с дистанции. Ну, и дура!

– Замерз я здесь, – скривился Сергей Михайлович. – Асенька, ты как?

– Поедем обедать?

– Самое время.

Машина у него была «порш-каен» и водил он сам. Смотрелось круто. Ася села рядом с ним, я – на заднее сидение. Чувствовал себя весьма комфортно, так, как будто старых знакомых встретил, с которыми грех не выпить. Выпить решили в «Шопене», обед обещал влететь в копеечку.

От алкоголя Сергей Михайлович отказался, Ася – тоже, может, из солидарности. То ли рано было для спиртного, то ли он вообще не пил – я не понял. Но меня угостил виски. Я не упрямился. С какой радости? Нужно было номера правильно угадывать!

Посетителей было немного. Несколько бизнесменов зависли над тарелками, но обсуждали, похоже, сделку. Было тепло, уютно и спокойно. Ася стащила берет – рыжие волосы рассыпались по плечам. Я почему-то подумал, что с Владиком ей вряд ли было бы так комфортно, и вряд ли они обедали бы в «Шопене». Ну, разве что на День Святого Валентина.

– Давай, рассказывай, – подбодрил меня папик.

– О чем?

– О чем хочешь. Мне все интересно. Вот мы все время по своим орбитам вертимся. И я, например, понятия не имею, чем живет медсестра в больнице. У меня даже нет шанса узнать об этом. У каждого свой опыт. И у меня – в пятьдесят два года – нет ни одной мысли по поводу того, чем занят или о чем мечтает копирайтер. А мне, может, интересно.

– Зачем вам чужой опыт? Смысл какой в этом? Голову забивать? – не понял я.

– Так ведь в моей жизни ничего нового не происходит. А все пустоты в голове должны быть заполнены.

– Ася вам тоже все рассказывала?

– Рассказывала. О матери. О том, как в университете училась. О знакомых. О том, что модно.

– Да у меня ничего интересного, – отмазался я. – Работа, тексты, Интернет, заказчики, друзья, кафехи, живу с мамой. Проблем много. Заказы срываются. Или еще хуже – недовольны клиенты бывают, отказываются платить. И потом доказывать что-то нужно, оправдываться – статья-то написана, горы материала перевернуты. И от этого все удовольствие от работы пропадает. Зыбко все.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.