Коронованная любовью

Картленд Барбара

Серия: Очарование [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Коронованная любовью (Картленд Барбара)

Примечания автора

Македонский язык принадлежит к группе южнославянских языков и является одним из государственных языков Югославии. Пользуются им в основном в Народной Республике Македония. В середине шестидесятых годов он был родным языком примерно миллиона человек, включая многочисленные группы населения на юго-западе Болгарии и в северной Греции.

На нем говорят около трехсот тысяч албанцев и турок, живущих в Югославии. Язык этот не имеет ничего общего с македонским языком античности, который к XII веку, когда в этой области прочно осели славяне, был уже давным-давно вытеснен греческим, возможно, близко ему родственным.

Его история начинается с первых рукописей на церковнославянском языке X–XI веков, поскольку они включают элементы местных македонских наречий, отсутствующие в солунском диалекте IX века, которым предположительно пользовались святые Кирилл и Мефодий.

С конца XII века македонцы писали на стандартизированном искусственном славянском языке, которым с незначительными вариациями пользовались все православные южные славяне. Хотя в некоторых переводах XVII века и проглядывает более народный стиль, примерно до 1790 года неизвестно ни одного текста, близкого по языку к разговорному.

Глава 1

1876 год

Хиона вошла в гостиную, где ее сестра прилежно склонялась над шитьем.

— Мама так задерживается! — сказала она. — Лишь бы королева не была с ней сурова.

— Сурова? — повторила Хлорис. — Но с какой стати?

— Королева непредсказуема, — ответила Хиона. — А мама ее боится. Боялась всегда.

— Я думала, ее величество любит маму, — мягко возразила Хлорис. — Ведь она ее крестница.

Спорить Хиона не стала, однако в ней пробудилось одно из тех предчувствий, над которыми часто посмеивались ее мать и сестра. Что-то подсказывало ей, что в Виндзорский замок их мать пригласили не просто на обычный прием, как они полагали.

Ее королевское высочество принцесса Луиза Греческая выросла в трепете перед грозной королевой Викторией, внушавшей почтительный страх почти всем.

Ходили слухи, что ее собственный сын, принц Уэльский, дрожал в ее присутствии, так что уж говорить о дальних родственниках!

Хотя королева на свой лад обласкала принцессу Луизу, когда та с мужем была вынуждена бежать из родной страны в Англию, и милостиво предоставила в их распоряжение один из принадлежавших ей особняков, тем не менее они все безумно боялись своей благодетельницы.

Хиона опустилась на диванчик в эркере, на который из открытого окна лились теплые солнечные лучи, и попыталась убедить себя, что ее опасения напрасны. Но она знала за собой эту особую восприимчивость, которую иногда называют ясновидением, и предчувствовала что-то дурное.

Обворожительная Хиона пошла в отца, и ее черты дышали безупречным совершенством, какое греческие скульпторы придавали облику своих богинь, а глаза ее будто хранили всю таинственность этой злополучной, так часто разделяемой страны.

Красота ее старшей сестры, Хлорис, была совсем иной.

Она выглядела англичанкой, истинной англичанкой и походила на мать золотистыми волосами, голубыми глазами и изумительным бело-розовым цветом лица.

Хиона нередко повторяла, что греческое имя ей совсем не идет, что ее следовало бы наречь Элизабет, или Эдит, или Роза.

— Но ведь имена для нас выбрал папа, — напоминала Хлорис, — и как грек, он хотел выразить свой патриотизм.

— Но папина мать была англичанкой, — отвечала Хиона, — и, значит, мы гречанки лишь на четверть, как бы мы ни хвастали своей греческой кровью.

Хлорис замолкла, так как не любила спорить, а к тому же всегда терпела поражение в поединках с младшей сестрой.

Хиона блистала способностями, и принцесса Луиза часто вздыхала, потому что они не могли позволить себе взять для своей младшей дочери учителей, чтобы она глубже постигла предметы, которые ее интересовали и о которых она знала так мало!

— Почему я не мальчик, мама? — как-то спросила Хиона со вздохом. — Тогда бы я могла поступить в школу вроде Итона, а потом, возможно, и в Оксфорд.

Принцесса Луиза могла бы рассмеяться, но она ответила серьезно:

— Я так хотела подарить твоему отцу сына! Но он, дорогая, очень гордился своими красавицами дочерьми и не уставал повторять, что ты очень похожа на его прабабушку, которую в дни ее молодости провозгласили самой прекрасной женщиной Греции и воплощением Афродиты.

— Наверное, ей очень нравилось, что столько людей восхищаются ею, — заметила Хиона.

Принцесса Луиза печально улыбнулась и подумала, что ее младшая дочь в любом споре отыскивает уязвимое место, довод, на который нет ответа.

Жили они очень уединенно, так как им приходилось беречь каждый шиллинг, и принимать у себя не могли, а приглашения получали редко по той простой причине, что мало кто знал о их существовании.

Однако удача им улыбнулась. На балу в Виндзорском замке, куда ее с матерью приглашали раз в год, в Хлорис безумно влюбился младший сын герцога Тульского, который, едва ее увидев, уже не мог отвести от нее глаз.

Он пригласил ее на танец. Потом еще и еще, а на следующий день он приехал с визитом в их особнячок.

Хлорис ждала его — ее глаза сияли, как звезды, а пальцы дрожали от бурного волнения.

Юным влюбленным мир представлялся таким великолепным, таким радостным, что они не сомневались в ожидающем их вечном счастье.

Только принцесса Луиза со страхом думала, что их брак могут и не разрешить.

Она так страшилась просить королеву о Хлорис, что занемогла, и Хиона спросила:

— Но, мама, почему герцог не может обратиться к королеве вместо вас? Я не понимаю, почему вы так мучаетесь.

— Этикет требует, чтобы к королеве обратилась я как член королевской семьи, а не кто-то посторонний, — объяснила принцесса.

Потом она судорожно сжала руки и добавила с нотой отчаяния в голосе:

— Хиона, что нам делать, если ее величество не позволит Хлорис выйти за Джона? Ты же знаешь, это разобьет сердце бедной девочки.

— Если королева поступит так жестоко и мерзко, — сказала Хиона, — им придется бежать и обвенчаться тайно.

Принцесса Луиза шокированно подняла брови.

— Разумеется, Хлорис ничего подобного не сделает! — сказала она категорично. — Это вызвало бы ужасный скандал, и ее величество пришла бы в бешенство!

К счастью, ее опасения оказались напрасными.

Королева Виктория дала разрешение Хлорис сочетаться браком с лордом Джоном Крессингтоном, и она была вне себя от восторга.

Они обвенчались бы почти немедленно, но лорд Джон был в трауре по недавно скончавшейся матери, и объявить о своей помолвке они могли лишь по истечении положенных двенадцати месяцев.

— А это значит, — сказала тогда принцесса Луиза, — что с объявлением вам придется подождать до начала апреля. Свадьбу же, мне кажется, следует назначить на июль.

— Я хочу, чтобы она была в мае! — воскликнула Хлорис. — Сколько мы можем ждать, мама? И Джону не терпится представить меня своим родственникам, а сделать это нельзя, потому что королева — так глупо! — приказала нам пока молчать, и мы должны скрывать, вместо того чтобы рассказать всем, как нам хотелось бы.

Принцесса Луиза ничего не сказала, понимая, как трудно смириться с подобным.

Но она подумала, что им еще очень посчастливилось, и королева вопреки ее опасениям не стала возражать против брака между членом королевской семьи и подданным.

По правде говоря, ее величество отступила от принципов, которые так часто провозглашала, потому лишь, что считала свою крестницу принцессу Луизу весьма незначительной особой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.