Солнечный листопад - 2(ч.7, ч.8)

Левченко Елизавета

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Солнечный листопад - 2(ч.7, ч.8) (Левченко Елизавета)

Солнечный листопад - 2

Аннотация:

ЗАКОНЧЕНО

Внимание, черновик! Будет правиться...

Закрываю глаза, заставляю себя

Поверить, что это только сон,

Что ты рядом со мной, ты не дашь мне упасть,

И я опять спасен.

Закрываю глаза, снова вижу

Твой силуэт, и слышу сердца стук.

Снова замкнутый круг, снова прошлого нет.

Только так я снова вижу свет.

(Тонкая красная нить - Закрывая глаза)

Солнечный листопад - 2

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ЕСЛИ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ПОРТИТЬ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ВОЗНИКШЕЕ ПРИ ПРОЧТЕНИИ ПЕРВОЙ КНИГИ, А ТАКЖЕ НЕ ХОТИТЕ РАЗОЧАРОВЫВАТЬСЯ В ГЕРОЯХ - НЕ ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ. У ЭТОЙ КНИГИ ДРУГАЯ АТМОСФЕРА, БЫТЬ МОЖЕТ - КАРДИНАЛЬНО ОТЛИЧАЮЩАЯСЯ ОТ ПРЕДЫДУЩЕЙ, И ГЕРОИ ПОРОЙ ПРЕДСТАЮТ В ДРУГОМ СВЕТЕ.

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НЕ ЖЕЛАЮЩИХ ЧИТАТЬ" Я ВЫВЕШУ ОТДЕЛЬНО ЭПИЛОГ. ОРИЕНТИР - СЕРЕДИНА ИЮЛЯ, ЛИБО БЛИЖЕ К ЕГО КОНЦУ.

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ.

Но если Вас это обращение не испугало, то - прошу ;)

Часть седьмая.Welcome to your new home..?

28

   Я рванула к выходу одна из первых. Точнее - попыталась рвануть, но ноги предательски подкосились уже на втором шаге, и я едва не растянулась между сидениями. Вовремя схватилась за спинку соседнего, а потом и Леша подскочил и принялся меня поднимать. Позади образовался небольшой затор: люди поглядывали на меня, но... как бы сказать... не читалось на их лицах раздражения. А вот меня раздражало такое внимание. Но покажите мне хоть что-то, что в тот момент меня не будет раздражать и злить!

   Едва ступив на трап, глубоко, как только могла, вдохнула такой желанный воздух. На удивление теплый... я очень отчетливо помнила холодный воздух Москвы, в которой пришлось провести не час, как предполагалось, а три. По какой-то причине самолет из Хитроу задержался. А мне было скучно сидеть в зале ожидания, и я вытащила Лешу погулять. Хоть немного. Ведь я никогда не была в столице, и видела ее разве что на картинках и по телевидению. А это разве сравнится с собственными впечатлениями? В одном месте из-за волнения свербел моторчик, придающий обычно спокойной мне пугающую активность. Побыть на одном месте хоть пару минут? Да не было пытки хуже! Я все время куда-то шла, бегала, подпрыгивала даже, указывая парню на что-то понравившееся. Но такая активность пугала только меня, и то - потом. Леша шел рядом и улыбался, глядя на чудаковатую меня, порой смеясь.

   Но бегала я только по Домодедово, изучив его через полтора часа со всей тщательностью. А потом я захотела выйти наружу... И не нашла там ничего особенного. Как-то подзабыла, что аэропорт находится вдали от самого города. А что вокруг? Только поток спешащих людей с огромными баулами и без. Серое небо, холод и снег. Я, одетая в легкую осеннюю куртку - поддалась рассказам, что в Англии... Прощу прощения, Великобритании теплее, - быстро закоченела и поспешила утащить парня внутрь. Он так вообще стоял с расстегнутым воротом и всем видом выражал, что такая погода его ничуть не волнует. Угу. Эскимос, а не британец.

   Британец... тогда я впервые назвала его так. И... опешила?.. была ошарашена?.. Не знаю, как описать то, что в душе творилось. Даже когда Леша рассказал о своем прошлом, кто он и где провел пятнадцать лет своей жизни, я не признавала его иностранцем. Глупо, знаю. Для меня он оставался все тем же Лешей, с которым я познакомилась в конце октября. А теперь...

   Я тряхнула тогда головой, отгоняя эти мысли. Но вспомнила о своих размышлениях, только на несколько часов позже. Уже в другой стране. В... другом мире.

   По трапу я сползла на так и норовивших подогнуться ногах. Но если бы Леша не поддерживал меня, точно бы посчитала все ступеньки! Их было немало... А когда ступила на асфальт, сделала шаг в сторонку и просто дышала. Старалась таким нехитрым способом избавиться от всех страхов... только получалось плохо.

   К нам подошел мужчина, один из пассажиров, и на плохом русском с тревогой поинтересовался у Леши, хорошо ли чувствует себя его спутница, и не нужна ли помощь. О да, если этот джентльмен умел бы вытаскивать из головы ненужные воспоминания, он бы смог помочь! А так... Парень вежливо поблагодарил его и отказался от помощи. Как всегда, хорошо понимал мое состояние.

   Первый раз в самолет было очень страшно садиться. И взлетать, когда внутри все сжимается в тугой комок и кажется, что тебя расплющивает. Но потом все вроде как стало нормально... если не думать, на какой высоте ты летишь. Леша с потрясающей терпимостью отнесся к моим тихим причитаниям и к сжиманию его руки, на которой позже проступили синяки. Успокаивал, гладил по голове, обнимал... и в конце концов, ему далось успокоить меня. Уговорить. Я расслабилась, и поэтому повторную загрузку в эти здоровенные железные коробки перенесла спокойно. И перелет... до определенного момента. Я не знаю, через сколько минут... часов после посадки это произошло. Самолет ощутимо тряхануло. Мгновенная тишина, так режущая уши. Все замерли, не менее испуганно, чем я. Еще одна тряска. Какая-то женщина тонко завизжала и мне резко захотелось сделать тоже самое. В груди все разрастался липкий страх, а в голове стучало: "Разобьемся?!" Мой папа ведь умер именно так. Ничего не предвещало катастрофы... пока не отказал один из двигателей.

   Но все, вопреки моим перепуганным мыслям, оказалось в порядке, как нас успокоили по громкой связи. Вот только я не сразу, далеко не сразу этому поверила. Простые слова не смогли пробиться до разума. И только Леша, который посадил меня на колени, игнорируя стюардесс, и укачивал как маленького ребенка сумел меня успокоить. Сделать так, чтобы я пришла в норму. Поверить, что ничего страшного не произошло и не произойдет. Уговорил. Но все равно я запомнила свое состояние, и...

   Парень усадил меня на одно из ряда кресел и присел передо мной на корточки.

   Я перехватила полный тревоги взгляд.

   - Все хорошо?
- спросил Леша.

   Тихо вздохнула. Он ждал отлета с таким нетерпением... Впервые видела парня таким нервничающим и не находящим себе места, ну прямо как я в Москве, в которой, кстати, он был так спокоен. Еще когда в самолет сел, стал таким. Леша сильно тосковал по родине. Человек, не тоскующий по дому, не мог так о нем рассказывать. Так, что перед глазами сами встали красочный картинки, чувствовала его тоску как свою. И поэтому я не хотела, чтобы его радость омрачалась еще больше.

   - Более-менее, - слабо выдавила. Еще и голос не до конца подчинялся. И из-за перенесенного, и из-за того, что я не говорила часа четыре. Или сколько мы летели с Москвы?

   - И почему я не верю?
- внимательный взгляд. Я заметила, он так смотрит, когда хочет что-то выяснить. И обычно выясняет. И я решила перевести опасную тему на какую-нибудь другую. Подняла голову, сразу же бросилось в глаза ярко-оранжевая вывеска кафе и я мысленно возликовала.

   - Пить хочу, - требовательно протянула, старательно изображая капризного ребенка. Он посверлил меня еще пару секунд этим своим пронизывающим взглядом и покачал головой. Одна из прядок золотистой челки осталась смешно торчать. Я не смогла удержаться, подняла руку с колен, обтянутых новыми - специально купленными для такого события, как отъезд - джинсами, и поправила прядку. Леша перехватил мою руку и прижал к губам, на которых наконец-то появилась улыбка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.