Военно-морской рассказ «Миноносец Бесстыжий»

Кошкин Иван Всеволодович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

С юга задувал жестокий норд-ост. Миноносец «Бесстыжий» резал мидель-шпангоутом мертвую зыбь Желтого моря. Мичман Ецкой-третий стоял на свежевымытой вахте и с тревогой вглядывался в горизонт, с минуты на минуту ожидая увидеть дымы японской эскадры. Боцман второй статьи Етько слегка повернул штурвал влево и миноносец послушно наклонился в крутом вираже. Величественный альбатрос, не успевший увернуться от мачты, потерял несколько перьев и суматошно замахал крыльями, крича что-то морское на своем птичьем языке.

- Так что Вы как рассуждаете, Ваше Высокоблагородие, - нарушил напряженное молчание боцман.
- Встренем мя япошек, али нет?

- Голубчик, ты не мог бы выражаться по-русски?
- Не отрываясь от бинокля сказал мичман.

- Виноват, Ваше высокоблагородие, - ответил, облегченно вздохнув боцман.
- Его благородие старший офицер любит, чтобы с ним по народному говорили. А я и слов-то таких не знаю: инда, понеже...

Альбатрос поравнялся с мостиком и выкрикнул несколько особенно морских фраз.

- Не знаю Етько, не знаю. Горизонт чист, хотя темноват - кажется надвигается шторм. Какой у нас курс?

- Два румба.

- Добавь десять кабельтовых.

Боцман незамедлительно выполнил приказ. Несчастный альбатрос, внимательно следивший за мачтой не заметил кормового флагштока и в расстроенных чувствах покинул негостеприимный корабль. На мостик, гремя шканцами, спустился по трапу комадир миноносца лейтенант Вской. Как всегда он был в отутюженом белом кителе и при кортике, но почему-то без штанов. Мичман восторженно смотрел на обожаемого командира. Весь флот знал, что лейтенант Вской служил на Балтике в гвардейском экипаже. О его удали ходили легенды, а проделка с медведем и тремя околоточными в свое время рассмешила государя до слез. Погубили лейтенанта, как водится, женщины. Соблазнив жену офицера кавалергардского полка грузинского князя Содомия, он был вызван ревнивым мужем на дуэль, с которой князя увезли прямо в морг. Затем Вской в трех последующих дуэлях отправил в лазарет трех братьев князя и был сплавлен командованием на Дальний Восток, когда Командующий узнал, что поезд Тифлис-Санкт-Петербург вышел в Северную столицу забитый подд завязку.

Лейтенант взял у мичмана бинокль и опытной рукой снял защитные крышки с окуляров. Минут пять на мостике царило напряженное молчание - командир вглядывался в море, Етько старался не заржать, а мичман меланхолично прикидывал, из чего лучше застрелиться:из казеного нагана или любимого браунинга. Командир опустил бинокль и одобряюще похлопал мичмана по плечу:

- Ничего страшного, молодой, со всеми бывает. Помню как-то шли мы с семьей датского короля в Кронштадт, а я стоял на вахте. И можете себе представить: заходит на мостик король! И просит у меня подзорную трубу. А я так переволновался, что вместо трубы подал ему бутылку беленькой, у нас, знаете ли, под компасам был небольшой тайничок-с. Да еще дурацкий тик приключился- левый глаз задергался...

- Ну а что король?
- задыхаясь от волнения спросил мичман

- Обрадовался, как ребенок. Он не дурак был по этому делу, а жена его в строгости держала. Так что пока она его на мостике нашла, мы бутылку уже и уговорили. Входит она, а король как ни в чем не бывало в трубочку обозревает Балтику.

- А запах?

- А что запах, я компас разобрал и начал в нем копаться. Чистый спирт, знаете ли.

- А чем все кончилось?
- мичман едва не падал в обморок от обожания.

- Десять суток гаупвахты за порчу компаса, а король мне какой-то орден потом прислал.

Мичман, наконец, набрался храбрости:

- Господин лейтенант, а...

- Что?

- Штаны-с, - мичман покраснел, как девушка.

- Ах штаны, - лейтенант досадливо поморщился.
- Два туза на мизере, механик натурально раздевает кают-компанию. Такое чувство, что он знает прикуп.

- Ну как же, господин лейтенант, - озадаченно посмотрел на командира Ецкой-третий.
- Он же из Сочи!

Температуры на мостике резко упала.

- Да?
- совершенно спокойно поднял бровь лейтенант.

Етько попытался слиться со штурвалом. Альбатрос, который было передумал и нагнал миноносец, в панике забил крыльями, пытаясь как можно быстрее набрать высоту. Лейтенант невозмутимо отодвинул мичмана и наклонился над переговорной трубой:

- Кают-компания?

- Да, - откликнулась труба голосом минного офицера Вздеева. Голос был мрачен.

- Александр Петрович, как там у вас?

- Старший офицер и артиллерист сидят в кальсонах, я только что снял китель.
- в трубе раздался смех.
- И нечего так смеяться Виктор Васильевич, просто Вам сегодня везет.

- Александр Петрович, надевайте китель и захватите мои брюки. Виктор Васильевич из Сочи.

- О-о-о-о, - донеслось из трубы.

Вздеев был на мостике через минуту. Он подал Командиру брюки и потер кулак с содранными костяшками. Альбатрос, почувствовавший, что обстановка несколько разрядилась, рискнул снизиться почти до высоты мачты. Мичман снова поднял бинокль...

- Дым! Дым на горизонте! Три минуты двадцать секунд на зюйд-зюйд-вест!

На мостике снова воцарилось неловкое молчание.

- Мичман, не выеживайтесь с секнудами и покажите пальцем! Горизонт маленький, в нем всего 360 градусов, так что будьте любезны!
- командир посмотрел в направлении мичманского пальца.
- Тэк-с. Во-первых, ногти надо стричь, молодой. А во вторых - пять миноносцев. Хм-м-м посмотрим-посмотрим...

Он прищурился на тоненькую полоску дыма.

- «Экасука», «Самосека», «Ибука», э-э-э-э.

- Ни х...ра себе!
- восхитился глазомером командира мичман.

- Во-первых, призносится с ударением на предпоследний слог: «НихирасИба», а во-вторых - это не он. Этот - двухтрубный. Видимо «Покемон» и...

- Не е...аться!
- продолжал восхищаться мичман.

- Верно, только это английское произношение от неправильного написания. Но это действительно «Ниибака». Свистнуть всех наверх! К бою!

Мичман наклонился над трубой и попытался свистнуть, как его учили в Морском Корпусе, но губы пересохли и раздалось жалкое шипение. Из трубы донеслось:

- Виктор Васильевич, сейчас ведь мичман на вахте?

- Да.

- Значит, это тревога!

Из люков на палубу полезли, звеня шкотами, матросы. На ходу, застегивая китель выскочил из недр миноносца артиллерийский офицер и бросился к носовому трехдюймовому стомиллиметровому орудию. Матросы уже расчехляли пушку, со скрипом повернулся гюйс.

Командир быстро, но без суеты натянул штаны и поправил фуражку.

- Мичман, - голос Вского был спойоен и холоден.
-Будьте добры, посмотрите, как там у Вздеева, боюсь, что он не успеет с минами.

Счастливый, от оказанного доверия Ецкой-третий бросился к трапу, едва не наступив на хвост корабельному коту Кошкодралу. Кот спешил занять свое место по боевому расписанию на вороте у командира и только недовольно мявкнул. Перекрестившись, мичман поднялся по трапу. Последняя неловкость по отношению к хвосту Кошкодрала кончилась для него неделей лазарета и пятью швами на ляжке.

На палубе происходила боевая суматоха. Старший офицер, прибалтийский немец Аршхенфельт, слегка подтормаживая, выкрикивал команды, матросы быстро их исполняли, опережая командира уже на: «Пистрее-е, пистрее су-укины де-ети-и» и «За-адра-а-аить лю-у-уки-и-и». Ецков бегом бросился к минным аппаратам. Вздеев и минеры обливаясь потом закручивали против часовой стрелки винт на мине во втором аппарате.

- Братцы, ну еще пару оборотиков, - хрипел красный от натуги Вздеев.

- Так что никак нельзя, Ваше Благородие, - хрипел в ответ усатый минер, - Резинка лопнет. Надо на стопор ставить!

- Ставь!

Вздеев с рычанием ухватил винт обеими руками, а усатый вставил под винт заглушку.

- Теперь второй, давайте ребята, нет времени.
- Вздеев обернулся к мичману.
- Скажи командиру, что успеем все вовремя. Пусть не беспокоится. Сколько их?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.