Конец хроноложца

Кошкин Иван Всеволодович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Иван Калита окинул высокое собрание хмурым взором и прокашлялся:

- Господа, я собрал вас здесь для того, чтобы обсудить одно весьма неприятное дело. Кто-нибудь, заберите у Батыя Джучиевича конину! Батый Джучиевич, ну нельзя же так! И совершенно не обязательно сразу хвататься за саблю! Да, я в какой-то мере вассал вашего дома. Почему в «какой-то»? Потому что в другой мере лет через триста ваш дом будет вассалом моего. Да, и рассадите, пожалуйста, уважаемых Моше и Салах-ад-Дина, да будет, наконец, мир с ними обоими!!!

Итак, начнем. Как вы все легко можете убедиться, я собрал здесь выдающихся государственных деятелей разных эпох и народов... И Большого Волосатого Ву, конечно, уважаемый Ву, не надо махать палицей... Собрал вас, да... Хм, уважаемый Большой Ву меня немного сбил. Возможно, в последнее время вы все ощущаете некоторое неудобство... Ну, к примеру, на вас находят приступы неудержимого чихания. Да, Большой Ву, именно такие. Чешется все тело... И не надо показывать пальцем на наших уважаемых ордынских товарищей! Конечно, они не моются, обычай такой, но до сих пор им это не мешало. Основная причина этих неприятных явлений, а также комет, метеоритов, смещения звезд и прочих знамений, которые наблюдают наши уважаемые астрологи, - один человек. Дима, Ваня, введите, пожалуйста, обвиняемого.

Донской и Грозный втащили в зал мелкого человечка в странных стеклышках на носу. Грозный, воровато оглядываясь, время от времени тыкал человечка острым концом посоха, а Донской зажимал ему рот.

Герои и правители подошли к связанному.

- И это из-за него у меня голова все время болит?
- Александр Невский ткнул человечка сапогом.

- Собственно не столько из-за него, сколько из-за того, что он пишет, - поправил Калита.

- И что он такого пишет?

- Саша, только ты это, меч отдай сперва?

- Зачем это?
- подозрительно прищурился Невский.

- Ну что, ты, блин, как не родной, потомку не веришь? Ну дай сюда.

Александр пожал плечами и отстегнул от пояса огромный немецкий полуторный меч.

- На, только не урони.

Калита принял меч, глубоко вдохнул...

- А пишет он, Саша, что ты - это не ты, а хан Берке!

Невский сел на пол, глупо улыбаясь.

- Ваня, ты что несообразное говоришь! Ты на меня посмотри, ну какой я Берке? Берке Джучиевич - он же вон стоит. Толстый такой. А я худой. И вообще, он монгол, а я русский, он хан, а я князь. Я ему, если хочешь знать, дань платил! И в Орду к нему ездил!

Толстый хан согласно закивал:

- Якши, ездил! Кумыс пил, поминки хорошие привозил! Хороший коназ!

- Ага, хороший! А зачем вы меня отравили?

- Так это, политика, - вздохнул хан.

- Вот видишь, Ваня, я и хан Берке - мы совсем разные. А ты крамолы наводишь!

- Это не я навожу, - хмуро ответил Калита.
- Это он, паскуда, наводит. Да и Берке, оказывается, вовсе и не Берке, а Людовик Баварский!

Людовик, мирно наливавший пива в кубок хану вздрогнул и уронил бочонок.

- Это как это, Людовик? Он же, извините, мунгал, а я немец!
- он потряс бочонком.

- Что ты у меня-то спрашиваешь? Ты у него спрашивай!

Государственные деятели окружили человечка. Тот затравленно озирался, яростно поблескивая очками.

- Ишь-ты, сте-е-еклышки нацепил.
- Грозный стянул с носа человечка очки и медленно раздавил их в кулаке.
- А про меня, царя Грозного, ты, пес смердящий, что написал?

- А тебя вообще не было!
- заверещал мужичонка.
- Ты и не царь никакой, а Симеон Бекбулатович, он же - Василий Блаженный! А еще ты - царевич Димитрий!

- Мал клоп, да вонюч, - подивился государь.
- Это что же получается, я сам-друг с Симеонкой от юродивого Димитрия прижил да сам же им и оказался?

- Ваня, ты помедленнее, я что-то ничего не понимаю.
- Донской составлял пальцы так и сяк, пытаясь представить себе генеалогическое древо потомка.

- А нечего тут понимать, - мрачно насупился Грозный, взвешивая на руке посох.
- А ну-ка, братья-государи, расступитесь, тут замах надобен.

- Э-э-э, нет, дитятко, погоди!
- Невский присел на корточки перед связанным.
- Это уже интересно. Дай-ка мы его еще спытаем. Ну, что еще скажешь, лядащий? Вот про него, скажем, вишь генуэзца?
- Невский ткнул рукой в сторону худого дядьки в итальянском костюме.

- Это так называемый Христофор Колумб!
- затараторил мужичонка, - якобы открыл Америку! Хотя на самом деле ничего не открывал, потому что никакой он не Колумб, а Ной.

- Мадонна миа!
- итальянец схватился за сердце.

- Ты это, погоди, какой Ной? Это что, который каждой твари по паре?
- недоверчиво усмехнулся Невский.

- Он самый! Только он был еще крестоносцем при дворе Иаред-орды и с ней завоевал Америку.

- Какая Иаред-орда!
- Берке возмущенно растолкал пузом князей и тяжело дыша наклонился над нахалом.
- Это чьего улуса орда? Не было такой, это я как чингисид говорю!

- Какие странные развлечения у этих западных и северных варваров, - презрительно процедил узкоглазый мужик в желтом халате.
- Поистине, странностью своей они уступают только их кухне.

- Зато, Шихуандюшка, тараканов не едим, - язвительно ответил Калита.
- Да только тебе тоже не повезло - и про тебя написали. Хе-хе.

- И что же про меня написал этот варвар, не знающий иероглифов, - надменно спросил Цинь Ши-хуанди.

- А ничего, - злорадно ответил Иван.
- Не было тебя. И Китая не было.

- А что же было?
- Цинь Ши-хуанди уронил яшмовую печать.

- А был просто улус нашей русской Орды. Христианский. И вообще, Китай - это русское слово!

- Так мы себя Китаем никогда и не называли!
- запротестовал император.
- Это вы там, на Западе, нас так называете!

- Ага-ага! Книжечки все собрали да пожгли. Вы вообще от русских казаков происходите!
- подключился мужичонка.
- Косы-то, косы - это чубы казацкие! То-то у вас там кометы больно часто летали! А тебя вообще не было!

- Да что же это! Я же стену построил! Великую!

- А стену вообще только в 16 веке построили, когда вы от Орды отложились!

- А гробница моя с глиняной армией?!!

- А это вообще при Мао Цзэ-дуне все сфальсифицировано! Только куда вам против математики-то!..

Император только открывал и закрывал рот, не зная, что ответить...

- Хорошо хоть про бедных евреев этот нечестивец не писал, - вздохнул Моисей.

- Как это не писал, - удивился Калита.
- Вот же: Моисей - сарацинский царь.

- Чей-чей царь?
- сабля Салах-ад-Дина с шипением поползла из ножен, на плечо бравому султану легла рука патриарха.

- Чего тебе, Моше?
- огрызнулся султан.

- Салах, как семит семита тебя прошу - не спеши, - глаза Моисея нездорово поблескивали.
- Саблей - это слишком быстро. Давай-ка дослушаем этого несчастного.

- Это же надо, - почесал лохматую голову Чингис-хан, разбирая вместе с внуком Бату построения ретивого писаки.
- Это выходит, что я - коназ Гюрга, сын Данилы Московского, а внук мой, Бату, что ходил к Последнему морю, это...
- хан провел корявым пальцем по бумаге и потрясенно уставился на Калиту.
- Это ты, коназ Иван?

- Это еще что!
- продолжал, увлекаясь, мужичонка.
- Это еще куда ни шло! Главная фальсификация - это с Иисусом Христом!

Европейские и русские монархи согласно потянулись за мечами, но мужичонка, ничего не замечая, продолжал:

- Иисус на самом деле жил в XI веке от рождества Христова, то есть фальшивого Рождества, потому что он родился позже. А волхвы - они на самом деле были монголами, то есть русскими, Владимир Святой и жена его Малуша...

- Что ты брешешь, гад, Малуша - это моя мама!
- заорал Владимир.

Христианские монархи потрясенно молчали.

- Это уже ни в какие ворота не лезет, - пробормотал Максимилиан.
- Мне плевать на то, что он там пишет про меня - я одним своим доспехом обеспечил себе место в истории. По крайней мере, реконструкторы меня не забудут. Но что он, негодяй, про Господа нашего...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.