Армия

Ролич Татьяна Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

А Р М И Я.

Александру было 45 лет. Это не было чем-то особенным, как это иногда бывает, это был простой факт, над которым он не задумывался, потому что к своим годам достиг не многого, но ему казалось, что этого вполне достаточно для мужчины его возраста – начальник отдела в компании по производству электрических приборов бытового назначения.

Он не сделал головокружительной карьеры, но упорство и аккуратность привели его к должности, на которой платили нормальные деньги. Все было у него хорошо и в личной жизни – жена, ребенок, которому уже шел семнадцатый год, – и ничто не беспокоило Александра кроме надвигающейся на его сына Армии. За этим словом скрывалась угроза всем. И. главное, то спокойствие и размеренность, к которым привык Александр, сразу начинали колебаться при мысли, что его мальчику грозит Армия.

Она именно грозила, потому что сам Александр в ней никогда не был, по здоровью, на которое никогда не жаловался. Но предусмотрительно родители еще в детстве лечили его от гипертонуса, и еще много от чего.

Получилось к моменту призыва у него была толстая медицинская карта, где, при желании и хорошем отношении, военная комиссия сможет обнаружить то, что необходимо для того, чтобы мальчик Саша был освобожден от Армии.

И вот теперь пришла пора, и Александр понял, что угроза Армии для любимого сына реальна. И чем больше думал об этом Александр, тем яснее понимал, что они с Машей упустили время, чтобы подготовиться к этому.

Первым делом Александр решил, что сына надо пристроить в институт, где есть военная кафедра. Особенными успехами в учебе его сын не отличался. Так, с середины на половину, тройки и четверки по всем предметам. Это означало, что поступить просто, без всяких уловок не получится.

Сам сын был бесшабашным и мало беспокоился о своей судьбе. Пропадал на дискотеках, встречался с девушками и вовсе не беспокоился ни о чем – ни о профессии, ни об учебе, ни об Армии. Будь что будет. Главное, что не пьянствовал и дурью не баловался. Так думали родители.

И вот эта Армия вдруг так близко подошла к их сыну. Ни Маша, которая всю жизнь проработала в отделе кадров на каком-то предприятии, ни Александр не заводили нужных связей. Им было непонятно, как это делается, и, вообще, они были далеки от того, чтобы как-то пристраиваться.

Все их достижения состояли в исполнении тех обязанностей, которые на них возлагала работа. С этим они справлялись хорошо. Армия – это было не из их жизни, это было что-то, что вдруг потребовало напряжения тех способностей, которых у них не было – умения устраивать дела.

Сидя на кухне, Маша и Александр молча пили чай.

– Что будем делать с Семеном? – спросил Александр.

– Как что? – Маша боялась произносить это страшное слово Армия. Последнее время она ночью просыпалась от страшных снов и не могла до утра заснуть, представляя, как все плохо будет у ее Семена в этой Армии.

– Ну, ты понимаешь, что не сегодня-завтра Семен загремит в Армию, – Александр сам не понимал, откуда у него этот страх и ненависть к Армии, но он в нем жил как-то автономно, не от ума, не от сердца, а от чего-то другого. Армия воспринималась как что-то угрожающее, и эта мысль неприятно его будоражила все последние время.

– А что будем делать? – Маша неуверенно посмотрела на Александра. Она считала, что он что-нибудь придумает. Сама она ничего не могла и не знала, куда ей надо идти, к кому обратиться.

– Ты помнишь, что говорила про свою знакомую, психолога или экстрасенса? – Александр смотрел с надеждой на Машу.

– Ну да, Эльвира. Она может что-нибудь посоветовать.

– Тогда ты ей позвони, прямо сейчас

Маша взяла телефон, пощелкала и нашла нужный номер.

– Ты звони ей с простого. Нечего деньги тратить. – Александр был, если не сказать бережливым, то, наверное, жадным, – он считал каждую копейку и склонен был к накопительству. Так что в банке у него был приличный счет, и теперь он не мог себе признаться, что Армия его пугает не как угроза его сыну, а как угроза его деньгам, которые он копил, ежемесячно откладывая и считая везде и всегда копейки, что иногда Машу выводило из себя.

Маша набрала номер телефона.

– Эля? Это я, Маша. Ты свободна? – последовала пауза… – Ну, я тогда сразу к делу. Моему Сене грозит Армия. Ты понимаешь? – пауза повторилась. – Нет, еще не получали. – На том конце, вероятно, спросили про повестку. – Ты думаешь? – Маша выразительно и с тоской посмотрела на Александра. – Сколько? – Маша отвернулась, чтобы Александр не видел ее лица. – Да, поняла. Подумаю и тебе перезвоню.– Она повесила трубку.

– Ну, что? – Александр почувствовал ужасное напряжение, он предчувствовал что-то. Маша походила в задумчивости по комнате. А потом сказала:

– Это будет стоить … – она замолчала и отвернулась, она не хотела видеть лица Александра, которое в этот момент как будто обмякло и приняло разочарованно-скорбное выражение. Маша смотрела в окно и молчала – все деньги были у Александра.

Воцарилось многозначительное молчание.

– Сколько? – спросил хриплым голосом Александр.

– Все. – Маша стояла к нему спиной.

– Ты хочешь сказать … – Александр не успел закончить.

– Да, да, да. – Маша разрыдалась.

Александр заходил из угла в угол, не понимая до конца, не желая до конца верить…

В этот вечер они спали в разных комнатах.

Когда Александр остался один, он сел за стол и раскрыл свою заветную тетрадь, которую любил больше всего на свете, потому что там были по дням записаны все его сбережения.

После каждого визита в банк он садился и записывал в тетрадь число, день месяц, год и сумму, которую прибавлял к предыдущей, и подводил итог. Он просматривал предыдущие записи, вычислял проценты, вспоминал, что у него в жизни происходило в тот или иной год, прослеживал все записи, сравнивал со сберкнижкой и делал пометки о произведенных тратах - купили шкаф – это было давно, купили цветной телевизор – это тоже было давно, купили Сене ноутбук. Эти заметки были редкими – не всякий раз можно было что-то сэкономить.

И вот теперь. Он не знал, как ему жить дальше, если он лишится всех сбережений. В этот момент он не думал о Сене, об Армии, о Маше, – он думал о себе.

«Уехать куда-нибудь», – вот первая мысль, которая ему пришла в голову. – «Куда?» – и он стал вспоминать свои мечты.

Вот накоплю – поеду на автобусе по Европе. Польша, Германия, Франция, на берегу в Испании буду отдыхать, Италия – озеро Гарда. Потом домой.

Он последние полгода изучал проспекты, звонил фирмы. Бронировал туры и все откладывал удовольствие. И вот наступил момент – или ехать, или на долгие годы отказаться от всего…

На следующий день утром они с Машей не разговаривали. Он только спросил:

– А ты уверена, что все…? – он ждал.

– Она так сказала.

Каждый пошел по своим делам.

Вечером как всегда пили чай. Маша начала первая:

- Я думаю, что ради Сени ты…

Александр не выдержал:

– Что ты хочешь сказать?

– Как что? Мы должны… – она умоляюще посмотрела на Александра.

– Что мы должны?

– Как что. Ты разве считаешь…?

– Я ничего не считаю. – Александр еле сдерживался, чтобы не сказать всего. За этот день он неожиданно для себя самого освободился от страха, который его угнетал все это время.

– Ты понимаешь, что наш Сеня… – Маша неожиданно для себя расплакалась. Александр молчал. Он укреплялся в своей уверенности бороться за себя, за свою тетрадь, за свою мечту, и тут почему-то он произнес фразу:

– Чего ты боишься? Что случится с нашим Сеней? – он неожиданно замолчал, предчувствую, что дальше будет.

Маша с красными от слез глазами смотрела на Александра.

– Ты не любишь нашего ребенка, – она опять заплакала и сквозь слезы сказала то, что ей пришло на ум. – Для тебя деньги важнее всего на свете. Ради них ты готов на все…

Она всхлипывала, размазывая рукой тушь от ресниц по лицу. Вид у нее был страшный и одновременно жалкий.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.