Праздник

Ролич Татьяна Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

5 ноября, Вторник.

Ясное, голубое небо. Облака кучевые, белые застыли. Все вокруг сбоку освещается холодным солнцем, которое тут же прячется за первую встречную тучу и вокруг все становится серо-голубого цвета и опять появляется солнце и все становится оттенком коричневого с яркими желтыми пятнами кустов и в центре куст розы пушистый покрыт еще какими-то остаткамилетних зеленых листьев и все замерло, а деревья без листьев весь горизонт опутали своими тонкими ветками и только дуб в десять стволов-ветвей стойко держит свой темно-желтый лист и в этой красоте есть что-то гордое и вечное и кажется все это так и будет и так и было всегда и только солнце мечется надо всем этим покоем и им управляет из-за набегающих туч.

Умение жить процветает и благоденствует и это сейчас некая радость от ощущения, что все получается неожиданно хорошо. И знаком этого была компания неожиданно собравшаяся по поводу юбилея, компания неожиданно образовавшаяся и чувство какой-то детской , от ничего радости всех захватило и только двое наблюдателей недоумевали от всего этого витхря веселья и старость и болезни на их лицах цепко держала их в этом ощущении недоумения и вечный вопрос старости к молодости духа: «Как это возможно, такое веселье от ничего?». А случилось у меня совпадение ощущения и возможность продемонстрировать это своим знакомым из разных эпох моей жизни, здесь собравшихся, было знаком торжества моего уверенно спокойного и радостно- доброжелательного отношения ко всему вокруг. Это дух примирился во мне со всей моей теперешней жизнью по своему выбору и в обстоятельствах мною созданных для жизни счастливой.

Душа управляет всем, что с нами случается и ее уверенность и неуверенность это выражение нашего лица и ее спокойствие и неспокойствие это тоже наше лицо или умиротворенное или озабоченное. Наша жизнь в руках души и если говорят «испустил дух» значит душа отлетела, оставила тело и оно мертво. Это верно как то, что жизнь мимолетна и надо ее устраивать и от этого зависит все ее наполнение, от ее устройства и где эти точки отсчета соответствия духа и тела и как это невозможно сразу все понять когда что нужно делать.

Случилось, что звонок Володи из Франции был знаком, что радость меня посетила и вытащила силы душевные из всех уголков и я стала двадцатилетняя, открытая миру, со всей радостью мне сейчас доступной и некое стечение обстоятельств моей личной жизни сделало этот праздник торжеством духа молодости при надвигающихся сумерках, от этого такой яркой и заразительной для людей открытых миру и чувство зависти к ней у тех чьи души отсутствуют или окончательно угасли прежде времени и эти два наблюдателя из самых «престижных» были окончательно введены в оцепенение перед чем-то им недоступным, непонятным и от этого противопоказанным.

Один наблюдатель это писатель, советской закваски, с некими потугами на современный стиль писания и все это творчество ни на чем не настаивающим, человеком без принципов, но с попыткой как-то успеть за временем и в карикатурном виде представляющим модный сейчас народный стиль в разговоре и с внутренней нелюбовью ко всему на свете. И образ писателя-профессионала это тот некий стиль удобный для жизни и престижный в определенных сферах и ощущение от этого человека, что он хочет «выпить», а все остальное это только декорации для увядающей, измученной болезнями плоти, только на мгновение оживающей от вина и потом опять погружающейся в бездну отчаяния и горя.

Второй наблюдатель из юности эпохи Университета, это постоянный наблюдатель за моей жихнью и очень хитро скрывавший свое лицо в моей юности и потом постепенно превратившийся из доброжелательно снисходительного в человека наоборот – это моя главная спутница жизни и по ней можно свою жизнь проверить наоборот и это все стало сейчас так прозрачно-ясно по прошествии лет. Ее покрытое морщинами, недовольное лицо – это сейчас только маска, прикрывающая умершего веселого, доброго человека и в жизни теперь это глубоко несчастная личность не только от обстоятельств, но и от всей концепции ее отношений с людьми и миром. Мир платит жестокостью за пренебрежительно-высокомерное отношение к людям и трудно сейчас ей что-то изменить в прошлом, которое цепко держит в руках и не дает жизнь реальная каждый день в настоящем чего-то такого, что могло бы это прошлое перекрыть, побороть и сотворить новое.

Ее праздники это как поминки по кому-то и по чему-то и это ощущение траура и страх мой от надвигающегося праздника видимо именно от нежелания наблюдать это скопище озлобленных, самоуверенных людей с угрюмыми лицами взирающими на мир из коробки, где «ум» прячется от мира и оценивает его строго, с вытянутым недовольством лицом. Такими бывают сейчас эти трапезы «умников» и лучше не попадаться им в поле зрения и так отрицательная энергетика поглотит и утопит все нормальное и здоровое, что попадет в эту мясорубку оценок и мнений.

И так я увидела за неделю большой , праздничный стол с самыми изысканными блюдами, икрой, семгой и виноград и отбивные котлеты в сухарях поджаренные на медленном огне в масле и вина «Cote du Rhone» и «Donna fugata» и при слове икра появляется Володя из Франции и Андрей из Италии эти два иностранца говорящие по-русски, но временами переходящие на свой родной язык и я очарованная с юности перехожу на чтение французских стихов и никого ничто не смущает и мускат и водка выпиваются и не хватает вина и от этого все остаются трезвыми и не впадают в беспамятство и от этого разговор нескончаемый мечется в разных углах стола от темы к теме и обязательно я сравниваю наших гостей иноземцев с нами и обязательно включается музыка и с Андреем музыкантом можно обменяться впечатлениями, и все это снимается на фото и потом в альбоме этапы по очереди распределяются. Сначала это стол раздвинутый по количеству ожидаемых гостей: тарелки, фужеры, соусник белый из кузнецовского фарфора переливающегося белого цвета от серого до перламутрового, икра в двух зеленых мисочках, орехи в вазочке, вино, коньяк, рыночная сметана в белой квадратной формы вазочке для сливок, тарелка моя любимая с голубой каемкой, тоже от Кузнецова, язык на тарелке (называемой «белой»), вытянутой формы, салаты разные: из огурцов, помидоров, из морковки и тарелки, ожидающие гостей. Это начало праздника. Гости приходят как всегда по-очереди и всегда на празднике бывает главный гость и на этот раз это Володя из Франции. Настоящий француз в темно-болотного цвета пальто, появляется с букетом гвоздик и хризантем, упакованных и гофрированную бумагу салатного цвета, юбочкой, отороченной каемкой красного цвета организующей цветы в букет. Володя-француз, назовем его так, очень контактный человек, великолепный собеседник, светский, очень подходящий для праздников человек, приходит вторым и праздник уже состоялся. Ощущение приподнятости и веселья сразу наполнили комнату и все что будет потом уже тут, со мной и это сразу передается вновь приходящим. Когда критическая масса гостей собирается все садятся за стол. Шутки, открывающиеся бутылки, поднимающиеся со своих мест гости передают друг другу блюда, никакой напряженности, каждый чувствует себя в своей тарелке и от этого ощущение праздника углубляет и захватывает каждого. Люстра с потолка за всем этим торжественно наблюдает и придает всему еще более праздничный вид. Сама по себе она требует отдельного рассказа и он когда-нибудь появится. Первый наблюдатель пришел первым. Он же писатель и он своим солидным видом всему этому придает значительность. Роль свою он одним видом сыграл и будет потом наблюдать за другими настоящими участниками праздника. И вот на фоне наших замечательных ворот в смешано средневеково-модерном стиле появляется второй наблюдатель, а сбоку черемуха во всей прелести осени наблюдает за входящими. Дальше на фоне дома и окна моей комнаты двое участников праздника. Уже по их улыбающимся лицам видно, что они пришли веселиться, а не наблюдать. На всех фото Афль улыбается и это ему очень идет. Самое торжественное фото это когда все уже собрались и сели за стол. Дальше праздник. Все любят на праздниках поесть, я же от волнения и радости теряю аппетит и это хорошо сказывается на всех. Я веселюсь от ничего и всех это заражает. Вижу на фото отбивную появившуюся на столе – это уже вторая половина праздника. Под конец приходят новенькие, они хорошо вписываются в ------------ праздника, но мне жаль что они появились в конце – пропущены какие-то интересные моменты. Вспоминаю, что когда пришел Володя-француз я стала от радости петь Марсельезу и слова « К оружию граждане...» были очень созвучны моменту. Смесь французского с итальянским, с вином, с закусками, с раскатами хохота – все вместе это ___________ праздник осенью, в новом доме, со своими корнями, с друзьями и наблюдателями, это наша сегодняшняя жизнь, жизнь новая и одновременно с привкусом прошлого, далекого из юности пришедшее ощущение радости бытия.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.