Дело о свалке токсичных заклинаний

Тертлдав Гарри Норман

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ПРОЛОГ

Развивая тему магии и технологии на состоявшейся в 1991г. конференции «Фантастика мира», Александра Хонигсберг заметила, что любое воздействие на окружающую среду, будь оно магическим или технологическим, не проходит бесследно. Это заставило меня высказать ехидное замечание относительно свалок токсичных заклинаний, а потом, поразмыслив, записать свои слова в блокнотик, чтобы создать впоследствии целую книгу. Спасибо, Александра.

Приношу благодарность также Полу и Карен Андерсон, принимавшим участие в том самом обсуждении, за то, что они не обиделись на мое ядовитое замечание и подвигнули к созданию этой книги.

Спасибо Джиму Брунету за идею «детектора заклинаний», Сьюзен Шварц – за «оскорбление сильфов», Джону Джонстону Третьему – за святого Флориана.

И еще более чем за половину невероятностей, попавших в эту книгу, я благодарен Лоре, как и за многое другое.

Прочее – моя вина.

Глава 1

Ненавижу телефоны.

Самое главное, у них скверная привычка будить тебя в самое неподходящее время суток. За окном было еще темно, когда телефон на моем ночном столике разразился диким воплем. Я застонал и попытался выключить будильник. Будильник только нагло ухмыльнулся, ведь верещал-то не он. А телефон все не унимался.

– Который хоть час? – пробормотал я. Во рту был ужасный привкус, словно в нем побывало то самое вещество, которым поливают настурции.

– Пять часов семь минут, – услужливо доложил будильник, продолжая глумиться.

Считается, что сидящий в нем хорологический note 1 демон должен быть дружелюбным, а не ехидным. Я не раз подумывал отнести его в чароремонт, но двадцать пять крон – это как-никак двадцать пять крон. Подвизаясь на государственной службе, волей-неволей становишься экономным.

Я поднял трубку. Это послужило сигналом для маленького стихийного духа, живущего в телефоне, заткнуться, что он и сделал. Нравится мне эта магия Ма Bell. Делает только то, что положено, не больше, но и не меньше, не то что эта дешевка для измерения времени.

– Фишер слушает, – сказал я, надеясь, что по моему голосу нельзя понять, насколько мне сейчас паршиво.

– Привет, Дэвид. Это Келли из округа Сан-Колумб.

Так можно запросто провести любого. Когда бесенок, сидящий в телефонной трубке, передает сквозь пространство слова другому бесенку, который проговаривает их вам, трудно поверить, что они исходят от конкретного человека. Вот вам еще одна причина, чтобы ненавидеть телефоны.

Но проклятые штуковины за последние десять лет расплодились, как поганки, – с тех самых пор, как благодаря эктоплазменному клонированию телефонные компании сотнями растиражировали говорительных бесенят, а коммутационные заклинания достигли такой степени совершенства, что теперь можно без особого труда выделить нужного бесенка из легиона ему подобных.

Телефонисты утверждают, что скоро будет найдено решение проблемы голоса. Правда, это они твердят с тех самых пор, как изобрели телефон, Я им поверю только тогда, когда услышу собственными ушами. В мире есть вещи и посильнее, чем компания Ма Bell.

Несмотря на безликость голоса, я постарался убедить себя, что это и в самом деле Чарли Келли. Вероятно, он только что сел за свой рабочий стол в отделении АЗОС – Агентства Защиты Окружающей Среды в округе Сан-Колумб. Трехчасовая разница во времени? Да кому из столичных чиновников до нее есть дело! Ведь солнце вращается только вокруг них. Нет, что бы там ни утверждала Церковь, а покровитель этого округа не святой Колумб, а святой Птолемей Александрийский.

Все это пронеслось в моем мозгу с такой быстротой, какая только возможна в семь минут шестого во вторник. Не прошло и десяти секунд, как я нашел ответ:

– И чем же я могу быть тебе полезен в такой чудесный день, Чарли?

Благодаря изолирующему заклятию, наложенному на телефонную трубку, я был избавлен от необходимости слушать, как мой бес перекрикивается через всю страну с бесенком моего собеседника.

– Есть сведения, – наконец раздалось в трубке, – что у вас под самым носом назрела проблема, заслуживающая внимания. Надо бы произвести осторожную прикидку.

– Это где же «у нас под носом»? – осторожно поинтересовался я.

Обитатели восточного побережья, живущие слишком скученно, даже не подозревают, насколько велик Энджел-Сити.

Последовала пауза – несколько длиннее, чем требуется для переговоров двух телефонных бесов: должно быть, Чарли сверялся с картой.

– В Чатсуорте, – уточнил он наконец. – Это ведь один из районов Энджел-Сити? – Вопрос звучал так, будто Чатсуорт где-нибудь за ближайшим поворотом. А это, между прочим, совсем не так.

– Чарли, – безнадежно вздохнул я, – Чатсуорт – это очень далеко, в долине Сан-Фердинанда. Это в сорока, если не в пятидесяти милях от моего дома.

– Неужели? – вежливо поинтересовался Чарли. В радиусе пятидесяти миль от конторы Чарли – по меньшей мере четыре провинции. А я, отъехав пятьдесят миль от дома, не пересек бы даже границу своего княжества. Правда, если ехать все время на юг, есть шанс добраться до ближайших соседей. Но мне нечасто приходится так удаляться на юг: в Орандж-Сити своих инспекторов АЗОС хватает.

– Ну и что там в Чатсуорте? – спросил я. – И вообще, в честь какого праздника ты разбудил меня в такую рань?

– Мне очень жаль, – сказал Чарли так спокойно, что я понял: он прекрасно знал, который здесь час.

А это значит, что дело не терпит отлагательств. Я начал беспокоиться.

– У вас могут возникнуть проблемы со свалкой, – продолжал Чарли, – расположенной где-то в тамошних холмах.

Я полистал свои мысленные записи.

– Ты про Девонширскую свалку, что ли?

– Да, так она и называется, – охотно согласился Чарли. Пожалуй, слишком охотно.

Место, о котором шла речь, всегда доставляло немало хлопот Энджел-Сити. Беда в том, что магия – палка о двух концах. Благо, которое она приносит, оборачивается соответствующим количеством зла. Считается, что еще со времен Ньютона люди усвоили универсальный закон:

«Сила действия равна силе противодействия». К сожалению, на деле каждый руководствуется более доступным правилом: «Коли я не гажу у себя во дворе, какое мне дело до соседнего?»

Такой подход себя оправдывал (или казалось, что оправдывает), пока под «соседним двором» подразумевались большие незаселенные пространства. Ну загрязнили магические отходы лес или отравили ручей, ну и что? Можно переселиться в другой лес или к другому ручью. Сто лет назад казалось, что Конфедеральные Провинции будут расширяться на запад до бесконечности.

Вышло, однако, по-другому. Кому, как не нам с вами, это знать: ведь Энджел-Сити стоит на берегу Тихого океана. У нас больше нет бескрайних просторов и свежей воды. Промышленная магия творит все больше и больше чудес, а ее отходы становятся все опаснее и опаснее. И вам не захотелось бы жить рядом с этими отходами, уж поверьте. Моя работа в том и состоит, чтобы не допускать такого соседства.

– Так что же стряслось на Девонширской свалке? – спросил я, от души надеясь услышать в ответ «ничего особенного».

Множество местных предприятий свозят туда свои отходы, причем большинство из них, самые крупные, работают на оборону. По самой природе вещей отходы от их заклинаний токсичнее, чем от чьих-либо других.

– Дэйв, мы не уверены, что там и в самом деле происходит что-то неладное, – начал Чарли. – И все же кое-кто из местных жителей, – он не уточнил, кто именно, – пишет жалобы.

– И что, обоснованные? – поинтересовался я. Не помню случая, чтобы население радовалось соседству со свалками магических отходов. Люди не любят шум, не любят заклинания, не любят мух – и я не могу их за это осуждать. А вам приятно было бы обнаружить у себя на заднем дворе кучу всякой всячины, использовавшейся для общения с Вельзевулом? Правда, Чарли говорит, что там вообще-то ничего не происходит. И все же… – Вот это ты и должен выяснить, – заявил Чарли.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.