Принц или суррогат?

Каверина Екатерина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

По небу летели причудливые облака, я писала эссе про девочку в розовом платье и темные подворотни, и была счастлива. Счастлива надеждой, что придет время, и сбудутся мечты, что у меня будет интересная работа и огромное личное счастье. С работой все сложилось, как и мечталось: я преуспела и быстро поднялась по карьерной лестнице. Но в личной жизни нельзя сказать, чтобы что-то не складывалось, ее у меня просто не было. Оказалось, что принц в сияющих доспехах (желательно с престижной высокооплачиваемой работой, дипломом западной бизнес-школы и домом в тихом пригороде) вовсе не для меня. Миниатюрная блондинка с голубыми глазами, степенью кандидата юридических наук и большими амбициями оказалась никому не нужна. Мода на таких, как я, академических дочек, прошла и теперь в ходу оказались высокие брюнетки с полным отсутствием интеллекта и каких-либо карьерных притязаний.

Вначале мне казалось, что ничего страшного не происходит, я заканчивала университет и работала до глубокой ночи. Я училась в Хэмстедской бизнес-школе и одновременно писала кандидатскую диссертацию. У меня бывали кратковременные романы, но потом или я разочаровывалась в своем избраннике, или ему надоедал мой бешеный ритм жизни. А я все больше и больше вовлекалась в этот водоворот, потому что неудачу в личном старалась компенсировать работой или учебой.

Если раньше женщин с неудавшейся личной жизнью полупрезрительно-полуснисходительно называли старыми девами, то теперь они сами гордо именовали себя бизнес-леди.

Я поняла, что тоже становлюсь такой вот бизнес-леди в один солнечный апрельский день. Знаете, чем девушка, у которой есть муж или постоянный бой-френд отличается от той, у кого его нет? Первая в выходной день весело бежит в удобных джинсах, ветровке и кроссовках. Вторая изящно шагает в ярком шелковом пальто, на тонких каблуках и с тщательно оттянутыми волосами. И вовсе не потому, что она надеется найти или, не дай Бог, «поймать» какого-то зазевавшегося мужчину. Нет, она просто пытается поднять себе настроение. Так вот, в тот солнечный апрельский день я поднималась по эскалатору в ярком летнем пальто от Дженни Пэкхэмм и изящных сапожках Джимми Чу, одна, совсем одна, а на встречу мне спускалась совсем не красивая, не очень стильно одетая, но счастливая! девушка с мужчиной моей мечты.

Мужчины моей мечты становились чьими-то мужьями, потом чьими-то отцами, я время от времени пересекалась с ними на деловых встречах или официальных приемах. Они носили костюмы Бриони и часы Калатрава. Они говорили мне комплименты, ценили мою интуицию и деловую хватку, а потом на сверкающих седанах с личным водителем уезжали домой на местный вариант Рублево-Успенского шоссе к своим женам и детям. Я же одна возвращалась в свою квартиру, где меня не ждал никто, кроме хорошей книги и крепкого английского чая. И все чаще задумывалась, а, может, стоило посвятить себя не изучению международного банковского права и управлению компаниями, а готовке щей и расстегаев… Проблема заключалась в том, что я отлично варила украинский борщ и на славу пекла бабушкины расстегаи. Правда в отсутствии мужа и детей ограничивалась диетическим творогом и кресс-салатом.

В окно хлестал безудержный майский дождь, небо разрезали фиолетово-синие молнии. Природа праздновала весну и освобождение. Офис лихорадило: наш региональный банк купила международная банковская корпорация – гигант из разряда тех, даже незначительные перемены в которых обрушивают мировые финансовые рынки. Уже стало известно, что из Москвы едет новый босс и кабинеты, коридоры, курилки наполнились возбужденным шепотом.

В отличие от остальных я не волновалась, ведь перемены – это всегда шаг навстречу будущему, не важно хорошему или плохому, главное – новому!

И вот пока вокруг витали самые немыслимые предположения насчет нашего профессионального будущего я, глядя в экран компьютера, мечтала о большом светлом доме, где слышится мужской голос и детский смех, голос моего мужа и смех моих детей… И чтобы во дворе обязательно бегала какая-нибудь смешная толстая собака, а я тоже была толстая, потому что беременная.

День подходил к концу, а вместе с ним и рабочая неделя, тихо хлопали двери, то и дело вниз уходил лифт, увозя наших сотрудников, как они говорили, «на волю». Поскольку я заточенной в темнице себя не считала, то предпочла еще поработать. Когда я, наконец, вышла из здания, уже понемногу смеркалось, дождь лил, не переставая, а я, как назло забыла зонт, пришлось бежать под дождем, перепрыгивая, как школьница, через лужи. Мой новый кроссовер весело мигнул фарами и принял в свое кожаное нутро, казалось, неодобрительно осудив мою мокрую юбку и лежащие в страшном беспорядке теперь уже кудрявые от дождя волосы.

Я лихо рванула с места и выехала с парковки. Я ехала вдоль набережной и наслаждалась плавным ходом машины, красивой музыкой, льющейся из динамиков и монотонным стуком капель по лобовому стеклу. В голову лезли непрошеные мысли: да, я хотела принца, настоящего мужчину, а не какой-то суррогат. А может, такой просто не существует и суррогат не так уж и плох, если можно прижаться к его небритой щеке и стать слабой и беззащитной, женщиной, а не банковским служащим высокого ранга.

Впереди был поворот на съезд к реке. Не знаю, о чем я думала, но я решительно съехала к берегу, оставила машину на крошечном асфальтовом пятачке и, сняв свои дизайнерские туфли, стала спускаться к Волге. Меня безжалостно поливал дождь, в лицо изо всех сил хлестал ветер, но мне было все равно. Я смотрела на темную, неприветливую воду, низкое тяжелое, будто свинцовое, небо, и испытывала настоящий подъем! Передо мной, на небольшом камне сидел какой-то человек, я не обратила на него внимания. Минут через 20 я решила возвратиться к машине. Черт, спустило переднее колесо, да так, что не удастся просто подкачать его и доехать до ближайшего шиномонтажа. Придется или ставить запаску или вызывать какую-то службу помощи. Ненавижу такие ситуации: чувствуешь собственную беспомощность! Пока я ходила вокруг машины и злобно пинала 3 остальные ни в чем не повинные колеса, ко мне приблизился тот мужчина, что сидел на берегу. Вид у него был довольно угрожающий: под 2 метра ростом, смуглое лицо, кудрявые спутанные ветром волосы, какие-то нелепые джинсы и ужасная рубашка в клеточку (с детства ненавижу клеточку!). Он белозубо улыбнулся и спросил, не нужна ли мне помощь. В другое время я, может быть, и отказала ему в резкой форме, но в тот момент мне вовсе не хотелось дозваниваться до службы помощи, ждать, а потом еще и выслушивать ироничные реплики про «этих дамочек на дорогих машинах, которые сами ничего не могут». Он легко в два счета снял спущенное колесо и поставил новое. Закончив эту работу, он еще раз обаятельно мне улыбнулся и уже было направился в сторону. Я не знала, что делать: предложить ему деньги, судя по его виду, он в них очень даже нуждался, мне было как-то неловко, и еще мне как-то глупо, по-детски захотелось, чтобы он еще немного побыл рядом со мной. Я предложила его подвезти, он отказался, сказав, что живет рядом. А мне так не хотелось его отпускать (я успокаивала себя тем, что просто хочу отблагодарить его за помощь). Я предложила выпить где-нибудь кофе. Он согласился. Мы поехали в одну крошечную кофейню, где кофе собственноручно варила старая армянка. Казалось, это не кофе, а настоящий напиток богов, амброзия. Старая Арминэ не выразила удивления, глядя на нас, а лишь хитро улыбнулась мне. Мы просидели с Вадимом (так его звали) в кофейне до самого закрытия, и все время разговаривали, он рассказывал мне какие-то забавные истории, мы обсуждали политику, экономику и все на свете. Казалось, мы знакомы не каких-то ничтожных несколько часов, а целую жизнь. Правда он не говорил мне, кто он и чем занимается. Речь его была красивой и правильной, интеллект налицо, но весь его облик говорил о том, что он явно не завсегдатай магазинов Зенья и элитных автосалонов. Может, какой-нибудь научный сотрудник или что-нибудь в этом духе. Но в тот вечер меня это совсем не интересовало. Почти держась за руки (ну что за детство?!) мы вышли на улицу, дождь прекратился, и была неожиданно звездная ночь. Мы вместе смотрели на небо и искали созвездия, последний раз такое было со мной лет в 6, когда мы с папой гуляли вдоль моря в Ялте (накануне того дня, когда он ушел от нас с мамой и я в один день стала взрослой). И вдруг я остро поняла, что не в состоянии с ним расстаться. Махнув рукой на все свои жизненные принципы и опасения, я пригласила его к себе домой. Мы снова пили бесконечный кофе и ели горячие бутерброды. А потом я сама не знаю, как оказались в моей спальне. И, хотя это был совершенно незнакомый мне человек, все было прекрасно. Утром я проснулась и с ужасом обнаружила себя спящей в объятиях незнакомого мужчины. У меня в один миг вся жизнь пронеслась перед глазами. А потом в памяти всплыли события вчерашнего вечера и ночи. Я даже задрожала от ужаса, что?! что?! на меня нашло?! Где была моя голова, когда я тащила чужого мужика домой. Я, человек самых строгих правил, у меня за мои 27 лет было всего 2 мужчины. А потом он проснулся, улыбнулся мне, и я снова попала под его обаяние. И мне в голову даже ни разу не пришла оскорбительная мысль про суррогат. Все выходные мы провели вместе, я варила борщ, пекла расстегаи и даже замахнулась на торт наполеон. А еще мы гуляли по парку, и я весело шла рядом с ним в кедах, потертых джинсах и бейсболке. И я была счастлива, хоть он и не отвечал ни одному из моих строгих критериев для принца. Он так и ходил 2 дня в своей дурацкой одежде.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.