Песчаные короли (сборник)

Мартин Джордж Р.Р.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Песчаные короли (сборник) (Мартин Джордж)

* * *

[1]

Саймон Кресс коротал одиночество в видавшей виды усадьбе, затерянной среди каменистых холмов, километрах в пятидесяти от города. Соседей поблизости не водилось, так что, случись ему неожиданно отлучиться по делам, и домашних любимцев оставить на попечение некому. Сокол-стервятник проблемы не представлял, – он свил себе гнездо на заброшенной колокольне и имел привычку кормиться самостоятельно. Шаркуна Кресс попросту выгонял из дома – пусть сам о себе позаботится; маленькое страшилище вполне сносно перебивалось, поедая мелкую живность, шныряющую среди камней, улиток или птичек. А вот с аквариумом, где обитали самые настоящие, привезенные с Земли пираньи, приходилось повозиться. В конце концов Кресс приноровился бросать им здоровенный шмат сырой говядины: если отлучка его затянется против ожидаемого, пираньи вполне могли подзакусить и друг дружкой. Они и раньше преспокойно так поступали. Кресса это здорово забавляло.

К сожалению, на сей раз задержаться пришлось значительно дольше, чем планировалось. Когда он вернулся, мертвы были все рыбы до единой, и сокол-стервятник тоже погиб – чертов шаркун ухитрился вскарабкаться на колокольню и слопал птаху. Кресс здорово разозлился.

На следующий день он уселся в глайдер и полетел в Асгард – неблизкий путь, километров двести. Асгард – самый крупный на Бальдре город, и космопорт там – тоже самый старый и большой на всей планете. Крессу нравилось пускать приятелям пыль в глаза, демонстрируя им необычных, занятных и дорогих зверьков, – ну а купить их было проще всего, разумеется, в Асгарде.

Но на сей раз ему не повезло. «Ксенолюбимцы» закрылись на переучет, зооторговец Т’Этеран попытался впарить ему очередного ястреба-стервятника, а в «Неведомых водах» не нашлось ничего экзотичнее тех же пираний, акул-светляков да паукообразных кальмаров. Кресс уже держал их в свое время; теперь хотелось чего-нибудь новенького, из ряда вон выходящего.

Ближе к вечеру он понял, что слоняется по Радужному бульвару в поисках новых мест, ранее не удостаивавшихся его внимания. Улица, прилегающая к космопорту, была тесно заставлена рядами магазинов, торговавших импортным товаром. Большие сетевые торговые центры щеголяли огромными витринами, – там на мягких подушках, в обрамлении богатых темных драпировок, разложены были драгоценные инопланетные артефакты, манившие войти и насладиться тайнами, сокрытыми внутри. А поодаль теснились маленькие лавочки – неказистые, убогие, с прилавками, заваленными множеством безделушек со всех концов Вселенной. Кресс попытал счастья и в тех и в других – безуспешно.

А потом он набрел на нечто неожиданное…

Магазинчик у самого порта – странно, раньше Кресс там ни разу не бывал – занимал маленькое, скромное одноэтажное строение, приткнувшееся меж наркобаром и обителью священных блудниц – «Храмом Тайных сестер». Еще десяток-другой шагов – и Радужный бульвар становился сомнительным районом, зато сам магазин смотрелся необычно. Притягательно.

В витринах, казалось, клубился дым – то бледно-алый, то, миг спустя, светло-серый, словно обычный утренний туман, а то вдруг пронизанный снопами золотых искр. Дым расползался, вздымался, стлался и точно сиял изнутри неким собственным светом. Кресс бросил взгляд на предметы за стеклом – механизмы, произведения искусства, что-то еще, совершенно непонятное, – однако толком рассмотреть ничего не сумел. Туман мерцал, обволакивая их, – рассеивался, позволяя взглянуть на ту или иную вещь, и снова скрывал все. Это заинтриговывало.

Кресс смотрел – а дым меж тем начинал собираться в буквы. Слово, за ним еще и еще… Кресс стоял и читал.

«Во и Шейд. Импортные товары. Артефакты. Предметы искусства. Животные. И прочее».

Буквы исчезли. Сквозь туман Крессу почудилось, что в магазинчике что-то движется. Он не мог удержаться, – а ведь в рекламе еще упоминалось о «животных»! – перебросил через руку плащ-пылевик и вошел.

Сначала он почувствовал себя совершенно дезориентированным, – казалось, внутри магазин много больше, чем можно было бы судить, исходя из, мягко выражаясь, скромных размеров дома, в котором он находился. Неяркое освещение, покой, уют. Потолок – звездная панорама, изукрашенная спиральными туманностями, весьма реалистичная, темная и красивая. Прилавки слегка поблескивают, в самый раз, чтоб представить в наиболее выгодном свете разложенные под стеклом товары. По полу, на манер ковра, стелется, опять же, туман, – порой он доходит до самых колен, но отступает, свиваясь клубами, стоит только шагнуть.

– Чем могу вам помочь?

Она точно поднялась из глубин тумана, высокая, худая и бледная, в облегающем сером эластичном комбинезоне и странной маленькой шапочке, небрежно сдвинутой на затылок.

– Вы Во или Шейд? – полюбопытствовал Кресс. – Или так, продавщица?

– Джала Во, к вашим услугам, – ответила женщина. – Шейд покупателей не обслуживает, а продавцов мы и вовсе не держим.

– А у вас изрядное заведение, – заметил Кресс. – Странно, что я раньше о вас не слышал.

– Мы совсем недавно открылись на Бальдре, – объяснила женщина, – зато на других планетах филиалов у нас хватает, поверьте. Что бы вам хотелось приобрести? Произведение искусства, наверное? Вы похожи на коллекционера. Могу предложить совершенно прелестные хрустальные статуэтки с планеты Нор Т’алуш.

– Спасибо, не стоит. – Кресс поморщился. – Хрустальных статуэток у меня хватает. Я, собственно, собирался взглянуть на ваши живые игрушки.

– Животные?

– Точно.

– Инопланетные?

– Верно подмечено.

– Мы располагаем превосходным подражателем с Мира Селии. Умненький, похож на обезьянку. Он научится не только говорить, но и, со временем, копировать ваш голос, интонации, жесты, даже выражение лица…

– Мило, – согласился Кресс, – и банально до одури. Не люблю я, знаете ли, миленьких банальностей, госпожа Во. Мне подавай что-нибудь экзотическое, необыкновенное, и малосимпатичное. От хорошеньких зверьков меня с души воротит. Сейчас, к примеру, у меня живет шаркун с планеты Кото, дорогой, как черт-те что. Знаете, чем я его время от времени угощаю? Выводками новорожденных котят, от которых отказываются хозяева. Вам ясны, сударыня, мои вкусы и пристрастия?

– Господин, – загадочно улыбнулась Во, – вы содержали когда-нибудь животное, которое бы вас боготворило?

– Сплошь да рядом, – ухмыльнулся Кресс. – Но мне вовсе не нужно, чтоб меня обожали. Позабавиться – это да, и не больше.

– Нет. Вы не поняли, – улыбка Во сделалась еще загадочнее, – я имею в виду не обожание. А именно обожествление. В прямом и буквальном смысле слова.

– О чем это вы толкуете?

– Пожалуй, у нас найдется кое-что подходящее для вас, – кивнула Во. – Следуйте за мной.

Он прошел следом – за сияющие прилавки, и дальше, по длинному, утопающему в тумане коридору под искусственными звездами, за дымную стену, отделявшую часть магазина, и наконец они остановились перед большим ящиком из прозрачного пластика. «Аквариум, что ли?» – успел подумать Кресс.

Во поманила, – он подошел ближе и понял свою ошибку. Не аквариум. Террариум. Внутри – миниатюрная искусственная пустыня, метра два в квадрате. Светлый песок посверкивает багрянцем под мрачноватым светом. Высятся скалы, базальтовые, кварцевые, гранитные. А в каждом из углов стоит замок.

Кресс заморгал, всмотрелся пристальнее и поправил себя – нет, замков оказалось лишь три, четвертый же, разрушенный, густо покрытый трещинами, лежал в унылых руинах. Прочие же, грубоватые, однако в отличном состоянии – были выстроены из камня и песка. Крошечные создания сновали среди округлых портиков, пробегали по стенным бойницам и башенным площадкам. Кресс прильнул лицом к прозрачному пластику.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.