Про черную жемчужину

Шмелев Иван Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Про черную жемчужину (Шмелев Иван)

(Сказочка).

I.

Она родилась въ тихой глубинѣ моря, въ сѣрой некрасивой раковинѣ. Много ихъ было здѣсь, невидныхъ до времени, матово-блѣдныхъ жемчужинъ, круглыхъ и плоскихъ, ожидающихъ прекраснаго будущаго. Она же была единственная. О себѣ она знала мало.

Только разъ услыхала она изъ своей темноты:

— Тутъ жемчужныя раковины.

— И эта?

— Эта особенная: въ ней живетъ маленькая черная жемчужинка, рѣдкость.

И стало тихо.

— Такъ вотъ кто я! — сказала жемчужинка. — Я особенная, черная жемчужинка, рѣдкость!

Много бурь пронеслось на морѣ, но въ глубинѣ, гдѣ лежали жемчужины, было тихо.

Только разъ кто-то застучалъ въ раковину, долго старался ее открыть, и жемчужинкѣ показалось, что она что-то видитъ: надъ ней сiяло розовато-серебряное. Она не знала, что это солнечный лучъ скользнулъ въ прiоткрытую кѣмъ-то щель темной покрышки и освѣтили ея стѣны. Но это было такъ неожиданно и прекрасно, что она защурилась радостно и сладко вздохнула:

— Ахъ…

Было опять темно. И она стала грустить по свѣту.

Такъ прошло много лѣтъ. И вотъ услыхала жемчужинка всплескъ, закачалось ея жилище, и… кончилась ея неизвѣстная жизнь въ морской глубинѣ.

И открылась другая жизнь… И опять жемчужинка защурилась радостно и сладко вздохнула.

— Ого! Черная жемчужинка! Для этой штучки стоило поработать!

Жемчужинка увидала, что вся она въ играющемъ блескѣ. Она увидала море, небо и солнце. Она прыгала въ радостной пляскѣ, и вокругъ все играло и радовалось, что пришла изъ темнаго моря такая красивая черная жемчужинка.

— Черная ягодка! — щебетнула пролетавшая ласточка.

— Горошина! — сказалъ воробей.

А жемчужина улыбалась: она хорошо знала, кто она.

— Я — жемчужинка, маленькая черная жемчужинка… — выстукивала она, прыгая по тарелочкѣ, куда ее положили. — Я — рѣдкость!

Её уложили въ ватку, гдѣ дремали другiя; но эти были обыкновенныя, матово-блѣдныя и холодныя. Онѣ зашептались и не хотѣли дать мѣста.

— Она совсѣмъ на насъ не похожа!

— Я черная жемчужинка, рѣдкость! — сказала жемчужинка.

— Да какая она горячая!

А жемчужинкѣ было весело: въ ней смѣялись затерявшiеся лучи солнца. Но объ этомъ знаютъ только скучные физики.

II.

И началась новая жизнь: жемчужинка очутилась опять въ тихомъ мѣстѣ. Было свѣтло, но не было солнца. Вмѣсто неба было стекло. Рядомъ лежали блѣдныя жемчужины и разноцвѣтные камни. Тянулись долгiе дни. Хозяинъ каждый день обмахивалъ всѣхъ мягкими перьями.

— Хорошъ у меня товаръ, — говорилъ хозяинъ. — А ты, красавица, опять запылилась!

Онъ осторожно бралъ жемчужину пухлыми пальцами и нѣжно вытиралъ замшей.

— На тебя понимающаго покупателя, а такихъ у насъ, пожалуй, не найдется. Былъ вчера одинъ, повертѣлъ… «Мало въ ней блеску»! Въ тебѣ, чернушка, особенная игра.

И хозяинъ, — онъ былъ, конечно, знатокъ, — любовался жемчужинкой и опять вытиралъ замшей.

— Надо положить повиднѣй, на розовый плюшъ. Можетъ, понимающiе и увидятъ.

И лежала съ тѣхъ поръ жемчужинка на розовомъ плюшѣ. Было скучно: сюда не попадалъ веселый солнечный лучъ.

— Я хочу жить… — взыхала синяя бирюза. — Я начинаю стариться и линять.

— Намъ все равно… — шептали жемчужины. — Намъ покойно.

— Душно… въ насъ много крови… — жарко шептали кораллы.

— Когда же мы загоримся? — стучали стекляшки, которыя хозяинъ называлъ бриллiантами.

Загорались огни и начиналось безтолковое бормотанье. Кораллы тяжко дышали и бредили. Бриллiанты швырялись во всю огнями и безстыдно кричали:

— Вся жизнь фальшива! Не все ли равно? Будемъ жить!

Ожерелье изъ яхонтовъ, — оно было тоже фальшивое, — кричало красными язычками:

— Возьмите насъ!

Золотые топазы старались придать себѣ видъ веселья и лепетали:

— Насъ выкупали въ шампанскомъ! Смотрите, какъ мы солнечно-веселы!

Аметисты церковными голосами взывали къ почтеннымъ людямъ:

— Возьмите на запонки, мы совсѣмъ ручные!

— Правда, мы не красивы, но кто понимаетъ толкъ… — вяло начинали опалы и засыпали.

— Милыя дѣвушки, возьмите медальонъ изъ горнаго хрусталя. Вашимъ чистымъ глазамъ такъ идетъ моя чистота.

— Меня покупалъ банкиръ и не сторговался! — фальшиво оралъ бриллiантъ изъ перстня. — У него не нашлось десяти рублей! Все фальшиво на свѣтъ!

— Есть благородный сапфиръ! Во мнѣ море и небо. А что выше и чище неба?

— Звѣзды! — кричали розочки.

Молчала одна жемчужинка. На ея смуглыхъ щечкахъ скрытно играли лучи огней, и крикливые огоньки сосѣдей замирали на нихъ и глохли. И только плюшевая подушечка слышала тихiй лепетъ.

— Я — рѣдкость.

III.

— Покажите мнѣ эту рѣдкость! — однажды услыхала жемчужинка.

— Видно, понимающiй человѣкъ, — сказалъ про себя хозяинъ, доставая жемчужинку. — Вотъ-съ, извольте.

Покупатель не говорилъ ни слова. Онъ тихо покачивалъ жемчужинку, всматриваясь въ слабо улыбающiяся смуглыя щечки.

— Можетъ выйти чудесная булавка для галстука… — любезно сказалъ хозяинъ: — если осыпать розочками — антикъ-съ!

— Мнѣ не нужно булавки… — задумчиво сказалъ покупатель. — я хочу на нее смотрѣть.

И онъ долго смотрѣлъ на жемчужинку, по темнымъ бочкамъ которой играли огни улыбокъ.

— Можно въ золотое кольцо-съ… — предлагалъ любезный хозяинъ. — Черное съ золотомъ… это антикъ-съ!

— У меня уже есть кольцо… — грустно сказалъ покупатель, не зная, что ему дѣлать съ этой странной жемчужиной, которая его манила. — Въ ней есть что-то загадочное…

— Вѣрно-съ! — сказалъ любезный хозяинъ. — Это рѣдкостная черная жемчужина, со дна моря-съ. Въ ней понимаютъ только аристократы! Она придаетъ солидность.

— Въ ней есть что-то загадочное… — повторилъ покупатель, не отрывая взгляда. — Въ ней есть… радостная печаль!..

— Она рѣдкость и потому — на любителя-съ. Она скромна, но она играетъ. Она носитъ трауръ, но она и смѣется-съ!

— Она тоскуетъ по глубинѣ. Быть можетъ, на глубинѣ она встрѣтила когда-то солнечный лучъ… кто знаетъ! — странно разсуждалъ самъ съ собой покупатель. — И теперь тоскуетъ.

Оттого въ ней эта чернота глубины и эти слѣды солиднаго луча…

И онъ закачалъ жемчужинку передъ электрической лампочкой.

— Совершенно вѣрно-съ! — радостно сказалъ любезный хозяинъ, а самъ подумалъ: «чу-дакъ!»

— Но я не знаю… — сказалъ задумчиво покупатель. — Быть можетъ, это только подделка, и скоро эта скрытая глубина пропадетъ и окажется чернота, какъ… на пуговкѣ отъ ботинки?.. У меня странный характеръ. Сегодня она мнѣ нравится, а завтра… я не стану смотрѣть на нее. Я лучше себя провѣрю.

— Тогда ужъ не знаю, что вамъ требуется! — недовольно сказалъ хозяинъ и поставилъ жемчужинку на мѣсто.

А жемчужинка думала:

— Что говоритъ! Я — какая-то пуговка отъ ботинки! Онъ не знаетъ, что я еще болѣе заиграю, когда попаду на грудь! Такъ вчера говорилъ хозяинъ. Самъ не знаетъ, чего ему нужно.

И часто потомъ она видѣла, какъ останавливался за окномъ этотъ чудной покупатель и разглядывалъ камни.

— Купите меня! — взывала поблѣднѣвшая бирюза. — Меня можно подкрасить!

IV.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.