Тысяча и одна ночь

Крылов Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тысяча и одна ночь (Крылов Владимир)

***

Это был только сон, удивительный сон

Осветивший дорогу мою.

И душа всколыхнулась тогда: это Он!-

Тот, кого я так сильно люблю!

                      

( Отрывок из стихотворения Галочки Н. «Тот, кого…..» ).

 Часть первая:  Аннушка.

Маленькое предисловие.

    Хотелось бы сразу пояснить мой многоуважаемый читатель, дабы у вас не возникало вопросов. Это не вымысел, данные события действительно происходили в конце восьмидесятых годов двадцатого века, в одной из квартир города Ленинграда – чему автор данных строк, и был свидетелем.

1. Ночь первая.

    Смеркалось. Анна Андреевна подошла к окну, ей в лицо дунул приятный и, удивительно свежий ветер, она встала на носочки и, вдохнув полной грудью – захлопнула раму. Затем подойдя к кровати – откинула одеяло, поправила подушку, повернулась и задом плюхнулась в тряпки. Койка прогнулась, но как всегда выстояла, пружины под матрацем пропели колыбельную, женщина закрыла глаза.

    Сон пришёл через пару минут и, как всегда пришёл не один, а вместе с девятьсот восемьдесят первой серией про Чебурашку. Обычно за ночь Анна Андреевна успевала просмотреть пару таких серий, а то и целых три, но тогда она уже не успевала позавтракать и, сломя голову неслась на работу, в трамвайный парк, где уже на протяжении последних десяти лет, работала слесарем по ремонту подвижного состава.

    Правда по началу, её карьера складывалась довольно таки удачно, а именно – с секретаря заместителя директора по кадровой политике. И пока она была в форме, то успешно справлялась со своими обязанностями. Работа, в общем-то, не тяготила девушку и, заключалась в том, что надо было всегда находиться на рабочем месте, и ждать, когда у начальника будет хорошее настроение, и он займётся конкретно, уже ей напрямую.

    Но руководитель был уже старенький, и хорошее настроение посещало его крайне редко – а по  сему, творческой работы было не так уж и много. Так же с годами, стали нарастать комплексы профнепригодности – вес стал зашкаливать, а годы стали убегать. И тогда начальник Арчибальд Петрович, пожурил её для начала, а затем, недолго думая решил применить более серьёзные санкции. Тем более что он не выдержал соблазна и, взял к себе на работу, ещё двух секретарш – более молодых, с длинными ногами и круглыми попами, умеющих стоять на тумбочке и отдавать «честь» как положено – что его лично, как бывшего военнослужащего,  очень забавляло, и скрашивало тяжёлые, трудовые будни настоящего.

    Наконец решившись, он сказал ей напрямую:

    — Прощайте Аннушка!  Да вы особо не переживайте, я старый солдат своих не бросаю.

    И с лёгкой руки перевёл её обычным слесарем в цех по ремонту подвижного состава – навсегда! С формулировкой «Временно, на три месяца, в виде наказания, за разврат на рабочем месте». Правда Арчибальд Петрович так и не указал в документе – с кем именно развратничала его секретарша. Ибо о себе он предпочёл особо не распространяться.

    И, между прочим, Арчик был прав, сказав что – «своих он не бросает», - как оказалось, он их просто выбрасывал.

    Но мы отвлеклись. И так, мой многоуважаемый читатель, давеча мы оставили Анну Андреевну спящей и, смотрящей девятьсот восемьдесят первую серию про Чебурашку.

    Чебурашкой была шубу из синтетического меха, о которой вот уже много лет мечтала героиня.

    Всегда ей снилась одна и та же картинка, ибо серии мало чем отличались друг от друга. Всё начиналось с того места, как они с мужем Николаем, наконец-таки накопив нужную сумму денег –  шли в магазин за покупкой.

    Муж улыбался ей, она улыбалась мужу и, встречные люди тоже, чувствуя передаваемую им от них радость, так же в ответ начинали улыбаться. Казалось что, всем и вся становилось на сердце весело и легко. Весь мир преображался. Воробьи весело перепрыгивали с ветки на ветку. Старый подвальный кот, только что получивший крепкого пинка, от смеющегося дворника, весело хихикая, перелетал им дорогу! Даже рыжий пёс, сидевший на привязи у дверей магазина, глянув в лицо Аннушки громко начинал смеяться!

    Но в этот раз всё произошло не так как обычно. Неожиданно, Анна Андреевна почувствовала, что кто-то обнял её сзади и, мощно всем телом прилип к ней. А через  секунду, этот некто, уже пытался овладеть ею.

    Она хотела немедленно возмутиться, ибо никогда в предыдущих сериях, ничего подобного не происходило.

    — Вы сума сошли! Что вы себе позволяете! — закричала испуганная женщина, и попыталась вырваться из цепких объятий насильника.

    Но не тут-то было – так как всё завертелось и, заходило ходуном. Женщина хоть и пыталась выдвинуть свой протест, но, тем не менее, в состоянии борьбы сама не понимая от чего – стала легонько поддавать, навстречу движению.

    А вокруг, всё заходилось от хохота, даже неподвижно стоящие два манекена за стеклом и, те стали переглядываться, тыкать в сторону Аннушки пальцем и, стыдливо хихикать!

    Внезапно хохот стал переходить в стоны.

    — Ещё! Ещё! — позабыв обо всём, восклицала несчастная  женщина, и вот, что-то  жгучее, страстное и прекрасное, захватило всё её тело, с биением сердца оно сжималось и разжималось, замирало и выпрыгивало  и… наконец, вырвалось из заточения!..

    "О! Как же это было прекрасно"! — торжествовал внутренний голос женщины.

    Ноги вытянулись, и стали мерно подёргиваться, а по всему телу побежали мурашки – причём их было так много, что сразу всем, места в кровати уже не хватило и, большинство, из них срываясь с простыни – громко шлёпалось об пол и, разбегалось по комнате – прячась по углам –  кто куда!

    Анна Андреевна с закрытыми глазами неподвижно пролежала ещё минут десять, не в силах пошевелиться.  А потом ещё пятнадцать, но уже осознанно – дабы не вспугнуть тот прилив блаженства, случайно свалившийся ей на шею – из запрещённого цензурой в те годы сна.

    Когда смех прекратился, а видение неизбежно исчезло, она приподнялась на койке, открыла глаза и огляделась. Вокруг не было ни души.

    — Что это было!? — произнесла Аннушка.

    Проведя рукою ниже живота, и убедившись, что там остались, чьи то следы преступления – Анна Андреевна бросилась в туалет. При этом включив свет в коридоре, и проверив, не спрятался ли кто в квартире, но, не обнаружив никого, села на унитаз и дёрнула ручку. Унитаз брезгливо зарычал, выразив тем самым неудовольствие и, облил её снизу крепко и обильно – в этот раз сработав как **биде, ибо по натуре своей, слыл приколистом. Вся мокрая, она вернулась в комнату.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.