Живописный край

Galier Tina

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Живописный край (Galier Tina)

Живописный край

В кабинете было очень душно. Поэтому Анна все время оттягивала ворот блузки и обмахивалась блокнотиком, что хоть и немного, но помогало спасаться от духоты. Настольный вентилятор, гоняющий воздух в небольшом тесном помещении практически ничем не помогал. Кроме того, атмосфера взаимных обвинений и бесчисленных споров вполне способствовала накаливанию воздуха. Анна присутствовала здесь по причине развода с мужем, Марком Оливиа, с которым она прожила всего два года. Ужасные, надо сказать, два года. Если не считать медового месяца, когда они единственно были по-настоящему счастливы, все остальное время супруги ругались. Повод находился во всем, даже, казалось, дыхание друг друга вызывало раздражение и желание закатить скандал. С чего все это началось, никто не знал. Бурные ссоры, конечно, перемежались страстным перемирием, однако ж, не способными предотвратить конца любви.

Анна родилась и выросла в обеспеченной семье. Никогда не испытывала особой нужды и всегда получала то, что хотела. Но не в силу своей избалованности, а благодаря твердому характеру и настойчивости, порой доходящей до откровенного упрямства. Девушка получила профессию дизайнера одежды и собиралась открыть собственный дом мод. Многие ее модели у огромным удовольствием носили подруги и родственницы. В общем и целом, все были в восторге от таланта Анны. Впрочем за ее обучение и некоторые другие прихоти платил отец. Он верил в способности дочери и всем сердцем желал, чтобы у нее получалось все. Так и с новым начинанием собирался помочь любимому чаду.

Марк же всего добивался сам. Он работал креативным директором в одной из ведущих компаний города. На фронт его действий также распространялась дизайнерская работа с той лишь разницей, что Марк занимался рекламными проектами и придумывал, как бы протолкнуть в массы тот или иной продукт. Марк воспитывался в весьма строгой обстановке. Его родители были религиозны, поэтому мальчик обучался в специальной церковной школе, что, разумеется, наложило определенный отпечаток на его дальнейшую жизнь, но не уберегло от неонового мира, поглощающего все и вся вокруг. Наблюдая по телевизору в редкие часы досуга рекламные ролики, Марк в один прекрасный момент понял, сколько он может сделать для данной индустрии. И не преминул поменять местожительство и даже город, чтобы мать с отцом не смогли противиться воле сына, а он тем временем смог бы им доказать способность выживать в обманчивом глянцевом деле.

Марк и Анна познакомились на одной из так называемых бизнес — вечеринок, где все блуждают по большому залу с бокалом коктейля в руках и выискивают необходимые связи. Анна желала найти спонсора, который мог бы заинтересоваться идеей дома мод. Она считала, что иметь спонсора престижно и, не смотря на то, что отец сам оплатил бы все ее расходы, пыталась обзавестись важным атрибутом будущего занятия. Марк присутствовал там по требованию своего начальства, поручившего ему заключить дорогостоящий контракт с владельцем текстильной фабрики. Анне уже порядком наскучило празднество, когда она, скользя взглядом по собравшимся, заметила, что на нее пристально смотрит миловидный молодой человек. Его взор мгновенно приковал ее внимание. Девушка понимала, что неприлично вот так пялиться на мужчину, даже если он очень хорош собой, но ничего не могла с собой поделать. Словно сама судьба заставляла их взирать друг на друга. Анна стояла возле шведского стола, держа в руках бокал с мартини. Воспользовавшись моментом, Марк подошел к ней. С тех пор они вместе.

И вот теперь, не имея возможности объясниться без скандалов, пара сидела в кабинете судьи и с пеной у рта доказывала служителю закона, почему должно их развести и отчего именно на таких условиях, которые, надо заметить, у каждого супруга были свои собственные и абсолютно непримиримые.

— Господин и госпожа Оливиа, — произнес судья, — я понимаю, что постоянные ссоры отнюдь не способствуют счастливой семейной жизни. Но чего я никак не могу понять, так это того, из-за чего, собственно, вы ссоритесь. Ибо ваши объяснения не укладываются в моей голове.

— Послушайте, Ваша честь, — устало сказал Марк. — Вам совсем необязательно понимать наши причины, просто разведите нас и все.

— Да как же я могу расторгать брак, заключенной по такой огромной любви? Ведь у вас была любовь. Я давно знаком с родителями каждого из вас и наслышан от них о глубине ваших отношений. Я и на свадьбе был, собственными глазами видел трепетные чувства, заботу. Так что же не дает вам покоя? Какие такие несуразности заставляют вас дать ход бракоразводному процессу?

— Мы не можем нормально разговаривать, — пояснила Анна. — Он срывается на крик через две минуты беседы.

— Потому, что ты вынуждаешь меня, — возразил Марк.

— А ты меня тем самым заводишь, — прикрикнула супруга.

— Вот как сейчас? — насмешливо осведомился супруг.

— Да, как сейчас. Как всегда. Как все то время, что мы женаты.

— Ты сама не понимаешь, почему вдруг начинаешь кричать.

— Я начинаю кричать потому, что ты меня не слышишь.

— Как я могу тебя слышать, если ты все время занята и ничего не хочешь обсуждать со мной?!

— Ты ничего не смыслишь в моих делах. Как я могу их обсуждать с тобой?!

— Не важно, смыслю или нет. Важен разговор.

— Разговора не получается, так как ты постоянно кричишь, а не разговариваешь. По-моему, я тебя попросту раздражаю.

— По-моему, и я тебя раздражаю.

— Вот именно поэтому я желаю с тобой развестись.

Марк не ответил, и тем самым поставил точку в назревшей ссоре. Хотя, собственно, ссора все равно уже случилась. Судья с сочувствием переводил взор с одного супруга на другого и обратно. Теперь он видел, как они на самом деле живут, как общаются между собой, и их мысли о разводе уже не казались ему совсем уж беспричинными.

Смерив жену презрительным взглядом, Марк демонстративно отвернулся к окну. Анна тоже перевела взор в противоположную сторону. Судья глубоко вздохнул и произнес:

— Да — а! Возможно, ваши разногласия не столь уж и беспочвенны. Вы просто не умеете разговаривать друг с другом... А может, просто не хотите... Тем не менее, я не в силах препятствовать вашему желанию расторгнуть брак.

Он взял бумаги и поднес ручку к графе подписи судьи. В эту секунду все замерло. Марк и Анна застыли в принятых позах, судья остался склоненным над прошением о разводе с ручкой в руке. Часы, мерно отсчитывающие минуты, перестали тикать. Чайка, пролетавшая мимо окна кабинета, в котором расположились собеседники, резко остановилась, словно невидимая рука удержала ее. Все выглядело так, словно кто-то щелкнул фотоаппаратом или написал картину, навсегда запечатлев этот момент. Даже рыбки в аквариуме, стоявшем на отдельном столике перестали деловито сновать туда — сюда по своим только им известным делам. И посреди всего этого появился человек. Его внешность нелегко поддается описанию. Вероятно, потому, что он сам желал оставаться лишь тенью во время появления. Насмешливым взором незнакомец оглядел присутствующих, подошел к столу судьи и, встав у него за спиной, внимательно прочитал бумагу, которую тот хотел было подписать.

— Эх, господин судья! — произнес он, обращаясь к застывшей фигуре. — Как же это можно так хладнокровно убивать настоящую любовь?

Покачав головой, пришедший поглядел на супругов, отвернувшихся друг от друга.

— А вы? То же мне влюбленные. Что же это вы делаете? Вы же так любите друг друга. Не стыдно вам сидеть здесь и отрицать сей факт? Ты, Марк, жизнь отдашь за нее. А ты, Анна, не мыслишь существования без сильного плеча возлюбленного. Так почему же вы тут?

Он еще раз пробежался взором по обстановке, по людям, собравшимся в помещении и, сделав глубокий вдох, достал из внутреннего кармана пиджака ключ, прикрепленный к брелку с изящным изображением буквы «Г». Кладя его на стол перед судьей, он сопровождал действие следующими словами:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.