Крепости на колесах: История бронепоездов ...

Дроговоз Игорь Григорьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Крепости на колесах: История бронепоездов ... (Дроговоз Игорь)

Пролог

Осенью 1917 года одесская братва в очередной раз «наехала» на местных крестьян — кулаков, требуя «оказать материальную помощь пролетарской революции».

Причем здесь бронепоезда? — спросите вы и будете неправы. Предприимчивые приморские «пацаны» вместо пистолетов, утюгов и паяльников, столь привычных в наше время, в качестве аргумента использовали бронепоезд «Заамурец», оказавшийся на ремонте в Одессе.

Вид бронированного мотовагона, ощетинившегося пушками и пулеметами, производил неизгладимое впечатление на мирных сельских тружеников, и они жертвовали на дело революции мясо, сало и прочие продукты внутреннего сгорания.

Так одесскими деловыми людьми была открыта еще одна, неизвестная для всего остального цивилизованного мира, область применения недавно появившегося грозного вида военной техники — бронепоезда.

Мало кто знает, что первый выстрел Второй Мировой войны был сделан артиллеристами германского бронепоезда Panzer Zug № 3, атаковавшего в ночь на первое сентября 1939 года приграничную польскую железнодорожную станцию Хойнице.

История бронепоездов оказалась тесно связанной с Россией. Недаром большинство зарубежных справочников и энциклопедий, в статьях «Armoured Train», «Panzer Zug», «Les Trains Blindes», «Pociag Panzerny», отсылают читателя к гражданской войне в России, ставшей ареной самого массового в истории человечества применения бронепоездов. [4]

Век бронепоездов оказался недолгим. Родившиеся на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков, бронепоезда успели поучаствовать в двух мировых и многих локальных войнах. Но в середине века они ушли со сцены, не выдержав конкуренции со стороны танков.

Не желая мириться со своей печальной судьбой, они еще пытались вернуться на арену истории, найти свою нишу в арсенале средств смертоубийства.

В конце восьмидесятых годов двадцатого века многие граждане, тогда еще существовавшего Советского Союза, с большим удивлением услышали сообщение о том, что в зону армяно — азербайджанского конфликта, разгоравшегося с каждым днем, из Забайкальского военного округа направлен бронепоезд для охраны железных дорог.

Для большинства населения первого в мире государства рабочих и крестьян бронепоезда давно уже превратились в символ далекой гражданской войны, эпизод исторического фильма с анархистами под черным знаменем и несгибаемыми большевиками в кожаных тужурках.

Даже строчка из песни — «Но наш бронепоезд стоит на запасном пути» давно воспринималась лишь как образ готовности Красной, а ныне Советской Армии, к новым сражениям. В реальность существования в конце двадцатого века бронированных чудовищ времен батьки Махно и матроса Железняка никто не верил.

И только жители придорожных станций и поселков Забайкалья и Дальнего Востока, раскиданных на тысячи километров вдоль Транссибирской магистрали, еще с начала семидесятых годов могли время от времени наблюдать бронированные составы, ощетинившиеся стволами пушек и пулеметов, с танками на платформах, неторопливо двигающиеся по рельсам приграничных дорог.

Рядом бряцал оружием вчерашний друг и союзник, а ныне злейший враг — Китай, открыто готовившийся к войне с советскими ревизионистами, поэтому появление даже такого, казалось бы безнадежно устаревшего оружия, особо не удивляло немногочисленных жителей приграничной полосы.

История с советскими бронепоездами стала зримым подтверждением старой поговорки о том, что новое — это [5] хорошо забытое старое. Родившиеся веком раньше на дорогах Южной Африки, бронепоезда прошли две мировые войны, сражения гражданской войны в развалившейся российской империи, ставшие их звездным часом, и возродились из пепла в ядерную эпоху, чтобы опять уйти в небытие с развалом советской империи.

Бронепоезда стали ответом на вызов нового этапа развития военного искусства на рубеже веков, когда армии потребовались хорошо вооруженные и защищенные бронированные машины, способные вести маневренные боевые действия.

Танки еще оставались призрачной мечтой, бронеавтомобили — слишком примитивными, и только железные дороги, уже опутавшие весь мир, с их мощными паровозами и платформами, давали возможность разместить на мобильной базе броню и сильное вооружение.

Бронепоезда никогда не играли решающей роли на полях сражений двадцатого века и не получили большого распространения в арсеналах ведущих стран мира. Большинство из них состояло на вооружении не самых могучих стран Европы и Азии, играя в многочисленных вооруженных локальных конфликтах скорее вспомогательную роль.

И только гражданская война на обломках российской империи вывела бронепоезда из тени, сделав их одними из главных действующих лиц этой исторической драмы.

Сотни бронированных поездов, сражавшихся на всех фронтах братоубийственной бойни, от Бреста до Владивостока, во всех армиях — от Красной до дальневосточной Земской рати, в составе отрядов украинских батек и забайкальского атамана Семенова — огнем своих орудий и пулеметов часто решали исход кровопролитных боев междоусобной войны.

В годы второй мировой войны некогда грозные бронепоезда уже исполняли второстепенную роль. Новые хозяева поля боя — танки и авиация — поставили жирный крест на дальнейшей судьбе бронированных крепостей, оставив на их долю миссию охраны железнодорожных магистралей от налетов вражеских самолетов и действий диверсионных групп противника. [6]

Десятки бронепоездов немецкой армии вели долгую и безуспешную борьбу с партизанами, советские — участвовали в охоте за бандеровцами и лесными братьями. Основной же их функцией являлась противовоздушная оборона железных дорог, станций и, главное, железнодорожных составов в пути следования. Здесь они оказались незаменимыми.

Дальний родственник бронепоездов — танк — на долгие послевоенные годы стал главной ударной силой армий всего мира, особенно советской. Многие десятки тысяч гусеничных бронированных машин были воплощением военной мощи двадцатого века, своим существованием заставив забыть о грозной некогда силе — бронепоездах, оставив им место лишь в музеях.

Временное возрождение бронепоездов в Советском Союзе в начале семидесятых годов двадцатого века оказалось недолгим ответом на опасности военного противостояния СССР и Китая. Ушел в прошлое советско — китайский конфликт (надолго ли?) и сгинули в арсеналах бронепоезда, мелькнув на прощание на дорогах Кавказа.

Недолгая история существования и боевой службы бронепоездов не нашла должного отражения в отечественной и зарубежной литературе. Немногочисленные работы на эту тему носили, как правило, пропагандистский характер, рассказывая больше о героических подвигах коммунистов на полях гражданской войны. За кадром оставалась боевая деятельность бронепоездов армий противников большевиков, других стран мира.

История бронепоездов рисовалась как непрерывная череда побед и успешных операций. Практически отсутствовало описание развития бронепоездов как своеобразного вида военной техники, оставившего заметный след в истории. За исключением редких журнальных публикаций не было описаний конструкции, тактико — технических данных многочисленных бронированных поездов разных стран и народов.

Абсолютно белым пятном была, и во многом остается, история бронепоездов Белого движения. А ведь их количество составляло несколько десятков полноценных боевых единиц, и они сыграли заметную роль в драме под названием [7] гражданская война. Но после трагического поражения, все они ушли в небытие.

На страницах этой книги впервые в отечественной литературе подробно рассказывается о боевой работе и трагической судьбе бронепоездов белой армии, сгоревших в пламени братоубийственной войны. Любознательный читатель узнает о бронепоездах германской и польской армии, ставших одними из первых участников второй мировой войны.

Никогда на страницах отечественной военно — технической и военно — исторической литературы не говорилось о бронепоездах Австро — Венгрии, Финляндии, Швеции, Литвы, Японии и других стран.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.