Люблю тебя сильно-сильно

Ad Валентина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Люблю тебя сильно-сильно (Ad Валентина)

Настоящая любовь не испаряется моментально, оказавшись преданной, она может годами томиться в самых потаенных закромах наших душ (сердец). Валентина AD Часть первая Глава 1

- Я буду тебя ждать. Обещаю.

По слегка разгоряченным щекам Виолетты не скатилось ни одной слезинки, хотя в горле стоял ком.

- Я знаю, малыш. Знаю.

Сергей нежно прикоснулся тыльной стороной ладони к ее юному, прекрасному лицу, не без усилий склонившись над на голову меньшей девушкой, он сладко прикоснулся к ее губам:

- Милая моя Летта, я так сильно тебя люблю. О-о-о, как же сильно я тебя люблю… – томно прошептал признание на ухо, и пылко обняла любимую.

- Я тебя тоже сильно-сильно люблю, Сереженька…

Юные влюбленные могли еще долго стоять у калитки Виолеттиного дома, но почти исчезнувшая из поля зрения луна и едва заметный рассвет, говорил о том, что пора прощаться. Виолетте завтра в школу, хотя она вряд ли ее посетит, а Сергей, Сергей отправляется утренним рейсом в армию. Они застыли в объятиях друг-друга, и никто не осмеливался первым выпустить из своих цепких рук свою вторую половинку, свое счастье.

- Сережа, я буду писать тебе каждую неделю. Я буду ждать тебя каждую минуту. Я буду верна тебе каждую секунду…

- Летта, маленькая моя Летта. Ты даже представить себе не можешь, на сколько ценны и дороги для меня твои слова. Я буду ждать твоих писем, я буду мечтать о нашей встрече, и буду спокойно и уверенно отдавать долг родине, зная, что ты преданна мне, как самой себе.

- Я люблю тебя, Сереженька.

- А я тебя больше, моя Виолетта.

Прощальный поцелуй. Прощальные объятия. Прощальный взгляд. Утро следующего дня было просто невыносимым для Виолетты. Из рук все валилось. Мысли были только об одном – Сереже. Она практически не сомкнула глаз, стараясь представить – Как она будет без него? В последние несколько месяцев все ее свободное время связано с ним. Каждый ее день пропитан признаниями, любовью, нежностью, и сладостными ласками, а что же будет теперь? Как прожить без всего этого? Умываясь ледяной водой, в надежде, что она поможет избавиться от припухшего лица, Летта услышала мамин голос:

- Милая, а тебе не пора в школу?

Виолетта, тщательно вытираясь мягким махровым полотенцем, представляла что это нежные руки ее Сереженьки, выходя их ванной неуверенно проговорила, стараясь не смотреть во всепонимающие мамины глаза:

- Маа-а, а можно я сегодня пропущу занятия, я что-то неважно себя чувствую?

Конечно, мама знала, что ее дочь встречается с сыном Васьки лесника. Конечно, она знала, что ее Летта пришла домой под утро. Конечно, она знала, что сегодня утром возлюбленный ее дочери отправится на службу и, естественно, прекрасно понимала причины недомогания любимой дочурки:

- Можно, доченька. Сегодня можно.

- Спасибо.

Мудрая взрослая женщина не стала бередить еще живые раны дочери сыпя вопросами, она прекрасно понимала, как нелегко сейчас ее шестнадцатилетней даме.

- Ма, ты у меня самая лучшая.

Виолетта осмелилась поднять глаза и по-детски восторженно и радостно, забыв о своем «недуге», ринулась с объятиями к той, которая за такие моменты, готова была сотни, тысячи раз, прощать недоговоренности и понимать недосказанности. Быстрым шагом идя по знакомой до мелочей дороге к дому Сережи, Виолетту абсолютно не смущали осуждающие взгляды местных бабулек, которые именно в это утреннее время выгоняли своих коров на пастбище. Их глаза испепеляли, а выражения лиц искаженные презрением, казались еще страшнее, чем были на самом деле. Будучи еще в приличном десятке шагов от нужного ей дома, девушка заметила разукрашенный разноцветными шариками и ленточками старенький автобус, на котором и увезут ее любимого в районный военкомат, а рядом с ним и человек пятнадцать молодежи желающей сопроводить товарища.

- Привет милая! – Виолетта скорее увидела, а не услышала дорогой ее сердцу голос. – Не думал, что придешь.

- А разве могло быть иначе?

- Но ведь тебе же в школу?

- А тебе в армию, – Летта горячо поцеловала обожаемые губы, – как думаешь, что для меня сейчас важнее?

- Летта…

Схватив в охапку хрупкую девушку, Сергей страстно впился ей в губы, а она охотно отвечала, совершенно не замечая многочисленных взглядов зевак, не чувствуя запах алкоголя и никотина. Они целовались, словно в последний раз. Он прижимал изящное тело возлюбленной к своему, желая надолго запомнить его очертания и запахи.

- Ээ–э–й! Вы чего это удумали?! Вам что ночи было мало!? – толпа не выдержала. – Сколько можно, Летта, ты вчера его от себя не отпускала, сегодня продолжаешь, как это называется?

- Дай и другим попрощаться с другом!

Свист, крик, все ринулись к парочке, которой не хватило бы и вечности, сполна насладиться друг-другом. Взяв Сергея за обе руки, Дима и Витя силой оттащили его от Виолетты:

- Брааат, давай лучше выпьем за успешную службу! За скорый дембель! За, м-м-м… да за все!!!

- Да–а–а–а !!! – подхватили остальные.

- Летта, прости, – виновато проговорил Сергей, перестав сопротивляться товарищам, обреченно проследовав к скамейке у собственного дома, на которой расположился скромный фуршет.

О девушке тот час забыли, никто даже не подумал пригласить на «банкет» ее, но ей приглашение и не нужно. Виолетта никогда не была поклонницей спиртного, а пьяные разговоры ни о чем, ее всегда раздражали и угнетали. Она охотно заняла наблюдательную позицию, забравшись во все еще пустой автобус, и со страстью самого зоркого надзирателя ловила каждое движение Сергея. Она пыталась запомнить все мелочи от кончиков каштановых волос до кончиков истоптанных кроссовок. Его голос, его смех, его жесты – ей все было мило и любимо в этом высоком, широкоплечем, самом прекрасном на всем белом свете Сереженьки.

- Эй, молодежь, пора собираться. – Из-за ветхой калитки показался дядя Вася. – Серега, кончай ты эту попойку, а то в военкомат попадешь в таком состоянии, что тебя непременно отправят служить в самую паршивую часть, самого паршивого города.

- Дядь Вась, перестаньте, – толпа товарищей снова не осталась в стороне. – Нормальное у него состояние!

- Вот и я говорю – кончайте.

Высокий, чрезмерно худощавый мужчина сказал это «кончайте» так, что никто не посмел его ослушаться. Не прошло и пяти минут, как автобус стал наполняться заметно выпившими парнями, но проводить товарища до ворот военкомата вызвалось человек шесть, а остальные попрощались прямо у ступеней автобуса. Виолетта все еще внимательно следила за каждым пожатием руки, горячим объятием и напутственным словом до последнего. – Ты с нами? – она только что видела, как ее Сереженька ловко заскочил в автобус, и вот уже он стоял рядом. – Ты точно хочешь поехать? Если бы он только знал – как она этого хочет! Еще несколько минут рядом с ним. Еще несколько жарких объятий и пьянящих поцелуе. Еще несколько – Я тебя люблю. Ей безумно всего этого хотелось, но Виолетта решила, что не станет оттягивать момент расставания – он все равно неумолимо наступает.

- Сереженька, а ты не обидишься, если я не поеду? – ее взгляд встретился с его захмелевшим, но все же полным нежности и любви.

- Нет, моя маленькая, не обижусь.

- Честно-честно?

- Правда-правда.

Девушка встала с нагретого места и в последний раз жадно прижалась к любимому:

- Я очень сильно люблю тебя, Сереженька, – едва слышно шепнула она на ухо любимому, чтоб никто больше не смог расслышать это искреннее признание.

- А я тебя сильнее, – в свою очередь слова обожгли и ее ухо.

Их глаза встретились вновь, у обоих они были переполнены слезами, но ни одна слезинка не скатилась. Вера, надежда и любовь не позволили истратить последние совместные мгновенья на бесполезные утешения и утирания слез друг-друга. Последний поцелуй… Каким же он был сладким и ненасытным.

- Ребята, вы все едите?

Грубый голос водителя и гул мотора заставили влюбленных отпрянуть друг от друга:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.