Страна мыслителей

Редькин Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страна мыслителей (Редькин Сергей)

Страна мыслителей

Санкт- Петербург

2012

Издательство ВВМ

Хамосоветикус (цикл рассказов)

Щщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщ

И ВСЕ-ТАКИ СЧАСТЬЕ ПЕРЕМЕНЧИВО

- Да, как ты смеешь, собака! – Глаза демона налились кровью.

- Но ведь ты проиграл, попытался возразить я.

- Это не считается, да и вообще, я просто баловался, присматривался к тебе. Жалко было тебя сразу же обыгрывать. А ты, дурень, так ничего и не понял. Не веришь мне, демону! Да, как тебе не стыдно! Или играем по новой или я сейчас же выметаюсь отсюда.

- Нет, так не пойдет, – теперь начал распаляться я, – сначала долг отдай, а там делай, что хочешь. Ты же сам говорил, что карточный долг священен, а теперь сам первый и увиливаешь.

- Ничего я не увиливаю. Я же не знал, что ты настолько глупый, даже самых простых вещей не понимаешь. Сколько раз я должен тебе повторять, что я с тобой не играл, а баловался.

- А разве это не одно и то же?

- О, Вельзевул, родятся же такие! Да, у нас в аду младенцы и те знают, что это совсем разные вещи. Что, не веришь? Хочешь, пойдем в ад и спросим у первого же попавшегося карапуза. А хочешь, даже лучше сделаем. Пойдем к самому Вельзевулу, пусть он нас рассудит. Увидишь, он скажет, что неправ ты.

- Как же, будет Вельзевул заниматься с нами.

- Опять не веришь! А я говорю тебе – будет!

Пойдем, пойдем, – и демон облапив меня своей огромной волосатой ручищей, что было силы потащил прочь из магического круга.

- Да не хочу я в ад! Что мне там делать? Да и рано мне еще туда!

- Ничего, ничего, самое время, – не унимается демон, подтаскивая меня уже к самому краю круга.

И тут нервы мои не выдержали, и я, что было мочи, завопил: -«Ладно, согласен, сыграем по новой. Эта не в счет!» Демон на какое-то мгновение остановился, видно искушение отыграться вновь завладело им, но затем, подавив огромным усилием воли подобную блажь, с еще большей силой потащил меня уже за пределы круга. Вы думаете, он утащил-таки меня в ад, несмотря на мое сопротивление? А вот и нет! Я его все-таки обхитрил. А вышло это так. В самый последний момент, когда кончики моих ступней уже покидали пределы магического круга, на меня вдруг снизошло, самое, что ни на есть, вдохновение. Меня вдруг словно бы осенило!

- Послушай, а ведь ты не имеешь права насильничать в пределах магического круга.

- Ну и что, – буркнул демон и вновь потянул меня дальше, словно хотел как можно быстрее доставить в свой чертов ад.

- Как это, ну и что, – не унимался я. – А магическое наказание?

- Плевать я хотел на ..., что ты сказал? А ну-ка, повтори, – демон, казалось, только сейчас понял, что я имел ввиду. – Магическое, говоришь, наказание. Что-то я об этом слышал, а вот что, хоть убей, не помню.

- Когда вспомнишь, будет уже поздно. – Ты думаешь?

- Уверен!

- Да, – демон, казалось, задумался, – и что ты предлагаешь?

- Предлагаю тебе отпустить меня, и мы разберемся с тобой полюбовно, да так, что оба останемся довольны.

- Не верю я тебе, – набычился демон. – Отпусти я тебя обратно в твой сраный магический круг и пиши пропало. Мигом что-нибудь подленькое удумаешь, не то, чего доброго, и сам потащишь, но уже не в ад, а в рай. А что, мне демону, в раю делать? Прислуживать, что ли? Мне и в аду работы хватает. Да и вдруг рай такой же гадюшник, что и ад? Нет уж, увольте, уж лучше я останусь дома, как-никак родная все-таки земля.

- Да, не буду я тебе вредить. Что я, демон что ли? Я и вредить-то не умею. Могу лишь разок другой в карты обыграть.

- Ну, это ты уж врешь! Два раза подряд тебе меня в карты ни за что не обыграть!

- А давай, попробуем! Если бы вы видели, какая буря чувств отразилась на свином рыле демона. Сколько в ней было страха и сомнения. И все же великая сила азарта взяла -таки свое, не смотря ни на что!

- Ладно, сыграем, сказал демон. Но, чур, не плутовать, а то плохо будет! Ты меня, надеюсь, понял? У меня, сам знаешь, не забалуешь.

- Да уж, – согласился я. Лишь отпустил меня демон, я прыг назад в круг, скорей к столу и, ну раскладывать карты, словно одержимый какой-то. Демон как увидел это, сразу почуял неладное.

- Нет, – сказал он, положив лапы на почти уже розданные карты, – тасовать буду я. – Пришлось согласиться. А так как шельмовать он не умел, то я вновь получил к концу кона три туза против его трех королей.

- Вот те на, – расстроился демон, а я-то думал, что на этот раз уж точно выиграю. А ну-ка, давай еще раз! И вновь три моих туза побили три его дамы. Тут демон расстроился окончательно, чуть не плачет, но, однако, почему-то не гневается. Видать, боится, так и_ждет от меня какой¬нибудь подлости. А я, видя такое дело, совсем

расхрабрился, стал ставки повышать. И еще через пару конов демон проигрался в пух и прах, ничего не осталось у него из ценного. Даже кольцо с бриллиантом, что он носил в носу как символ капитанского чина, и то я отобрал без зазрения совести.

- Ну, что, – говорю я, – может хватит?

- А вот и не хватит, – говорит демон.

И вижу я, что обидно ему, невмоготу, так и тянет отыграться. Пожалел я его.

- Хорошо, сыграем, но только в последний раз. Но если проиграв и на этот раз не успокоишься, то жди от меня какой-нибудь подлости. Уж я тебе тогда устрою, неугомонному.

- Да, ладно, чего уж там, – говорит демон, – сыграем в последний раз, и точка! А там, будь, что будет.

- А что ты поставишь? Тебе и ставить-то нечего, я у тебя уже все отобрал. Только трусы и остались, но мне они явно не нужны!

- Ладно, раз трусы не нужны, то давай сыграем по самому.

- А что это значит, по самому? – интересуюсь я. Так и хочется поднасрать этому гаденышу на полную. Гляди, какой неуемный!

- Это значит, что ты ставишь то, что ты считаешь самым ценным, а я то, – что я.

- Годится, – радуюсь я. – И что ты ставишь?

- Я ставлю самое, что ни на есть у меня дорогое, мою свободу. Если я проиграю и в этот раз, то я становлюсь до конца твоих дней твоим рабом.

- А почему именно моих? – не без интереса спрашиваю я.

- Потому, что мы, демоны, живем значительно дольше.

- Ну, коли это правда, то я согласен.

– А что ты ставишь?

Ну, а что мне поставить, думаю я. А, была не была, поставлю то же самое. Все равно не проиграю, ведь демон и играть-то не умеет, ни разу у меня не выиграл.

Но, увы, на этот раз выиграл именно демон.

Постскриптум

И все-таки в аду не так (уж) плохо, как говорят.

Да и грязи здесь лишь чуток больше, чем в хлеву.

24.06.94

Передохни, любезный мой читатель, чтоб не хватил тебя «Кондратий»!

КОЛИ ВИНОВАТ – K ОТВЕТУ

Она его не любила. Да и как она могла ero любить, если был он импотентом и уже целых пять лет. Что это были за годы?! Целых пять лет постоянных мучений. Ни днем, ни ночью никакого отдыха от назойливой мысли, что он ничего не может. И при этом никакой надежды хоть на малейший просвет в их сексуальных отношeниях. Еще в самом начале доктор сказал, что он абсолютно безнадежен, но, несмотря на это, она все же не бросилa его. Как она спустя пять лет проклинала себя за это. Надо было бы давно его бросить, еще в самом начале, как только она узнала, что он безнедежен. Но увы, она не сделала этого и вот теперь окончательно поняла, что дальше тaк продолжаться не может. Ошибка, допущенная ею пять лет назад, оказалась роковою. И все же, неужели теперь, после того, как ею столько выстрадано, беззастенчиво бросить его, и тем самым вычеркнуть эти годы из своей жизни ? Что же делать ??

Ведь это целыx пять лет, ведь было что-то хорошее и в эти пять лет. Да нет, определенно было много хоpошего. Ибо он прекрасно понимал, что если он ничего не может в постели, то должен хоть как-то загладить свою вину и был просто великолепен. Эти бесконечные путешествия по самым экзотическим странам, проживание в сверх дорогих отeлях. Постоянное внимание и забота, которыми он неустанно окружал ее, были поистине удивитeльны. И все же он был импотентом. O, боже, как она хотела быть благородной, как она боролась c собой. И вот теперь, cпустя пять лет, онa поняла, что несмотря на все ее старания, физиология все же сильней ее и, что она все-таки больше женщина, чем пpосто подруга и, что ей нужен не только преданный друг, ей нужен еще и мужчина. Пусть он будет как чeловек гораздо хуже его, но лишь бы он не был импотентом. Но ведь и он прежде не был импотентом. Но он и тогда не был груб

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.