Венера туберкулеза

Фрязинский Тимофей

Жанр: Контркультура  Проза    2008 год   Автор: Фрязинский Тимофей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Венера туберкулеза (Фрязинский Тимофей)

1. Иерархия женщин

Женщина на пути мужчины – это хрупкий нераспустившийся одинокий цветок, растущий вдоль дороги, его можно сорвать сразу, с корнем, лишив будущего, обокрав себя на счастье наслаждаться его благоуханием, а можно проявить заботу и внимание о нем, и тогда женщина будет медленно и восхитительно раскрываться неповторимой, неожиданной красотой, пока не зацветет для своего ухажера так, что ее невозможно будет не полюбить искренней и жертвенной любовью. Три журналистки, отпахавшие в офисе не далеко от станции метро «Марксистская», всего несколько месяцев, срулили из нашей газеты одновременно. Маша и Валерия были не в меру молчаливы и замкнуты, зато азартно набивали что-то на клавиатуре, а на экранах их компиков я чаще всего видел рамку Ай-Се-Кью. Эмоции информационных сводок. С Валерией нас однажды заслали на театральный фестиваль в Мытищи, где на фуршете она усосала полторы бутылки вина, а я украл бутылку водки, никакой статьи, в итоге, написано не было. Маша, как всплыло позже, была клерикальной лесбиянкой и успешно состояла в нескольких оргиастических кружках. Ларису уволили за несостоятельность. Их места долго не пустовали, и теперь у нас новый рабочий коллектив. В один прекрасный день в редакции начали работать три девочки из провинции. Все потоки идут в Москву, жажда больших денег гонит сюда самых целеустремленных, активные сливки общества, превращая ее в броуновское движение биржевых торгов, мечтают осесть в медовой столице навсегда.

Саяна, из Кызыла, тувинка, 19 лет, чукотская внешность, черные, смоляные волосы, некрасивые очки, в меру модная одежда, обычно, джинсы, поверх них целую неделю одевалась клетчатая шотландская юбочка до колен, книжка модного писателя в сумочке. Время адаптация в коллективе показательно. В первый же день она заявила себя рассказами о парне-копирайтере и ресторанах:

- Не понимаю людей, которые не едят в ресторанах. Ненавижу, когда меня разыгрывают по телефону. Мой любимый мультик – Симпсоны.

Света, из Казани, личико мышонка, знание французского языка, опять же, джинсы, кофточка, белые ботинки:

- Мы сняли через знакомых квартиру, дешево, а ее хозяева оказались какими-то религиозными сектантами, приходится несколько раз в неделю принимать их в гости, слушать пропаганду и читать листовки.

Скромная овечка, недавно я наткнулся на нее в углу коридора, где Света доедала булочку. Последние несколько дней кушать в столовую мы ходили с ней вдвоем, разговаривать мне было лень, не проронили ни слова, хотя до этого обеды проходили достаточно шумно и весело. Сегодня я решаю опять проявить к ней внимание и неожиданно сталкиваюсь со стеной.

- Отстань от меня, - звучит с обидой, и мое шутливое настроение не поддерживается.

Катя, из Одессы, не появляется на работе уже четвертый день, знать о себе не дает, предполагаю, что больше не увижу ее неповторимые глаза никогда. Обаятельная, открытая, нагловатая.

- В Одессе живут самые страстные девушки на свете, - и это личико, которое невозможно забыть, увидев лишь раз, пристально смотрит на меня.

- Не уверен, - вру, конечно, свои карты в этой бесконечной игре полов надо держать закрытыми.

Катя удивлена, но ей тоже нравятся извилистые пути. Проходит пол часа. Я возвращаюсь назад:

- Слушай, Катя, у меня к тебе будет одна просьба.

- О чем, - она отрывается от экрана и ждет.

- Могла бы ты своим страстным язычком, - от экранов отрываются все остальные сотрудники газеты, Катя несколько настораживается, пошлость часто ставит людей в неудобное положение, - смазать клей на вот этих десяти конвертах, - я достаю из-за спины пачку писем.

На ее лице появляется добрая улыбка. Это как раз та реакция, которой я хотел добиться. Девочка прекрасно понимает меня.

- А ты сам не можешь?

- Я хочу, чтобы это было со страстью.

- Моя страсть не для таких дел предназначена.

- А для каких?

- Статьи писать.

С первого же дня большую часть рабочего времени она учит английский язык. Мне нравится ее взгляд на вещи, с ней можно больше, чем с многими другими чувствовать себя самим собой, для таких, как Катя приятно раскрываться, обнажать свой внутренний мир. Ни со Светой, ни с Саяной делиться самым дорогим, что у меня есть, своими переживаниями, мне не хочется. Поэтому Кати не хватает. В этих четырех стенах, как и в тысячи подобных, искренность сопереживания – это богатство, которое делает его владельца бедным, ибо, сопереживая, ты отдаешь часть себя, но это жертвование оборачивается тебе только новым богатством, ибо тот, кому ты переживаешь, отдает свою часть тебе. Единственная реальность Земли – это откровенность, все остальное – лживо, мнимо, дешево, продажно, безрадостно, бесплодно, тупо. Одевается Катя несуразно, безразмерные рубашки, старомодные блузки, бусы, но на все это в женщине не обращаешь никакого внимания, когда у нее есть что-то в сердце.

- Мне кажется, у мужчин основной комплекс, - мы обедаем, и Катя продолжает затронутую за столом тему, - это боязнь взять на себя ответственность за женщину.

- А, я думаю, - Саяна говорит с интонациями знания дела, - у них два комплекса – бедность и импотенция.

Провокаторша. Изысканный женский метод воздействия. Манипулятивность исключает доверие. Единственный мужчина за столом, испытываю неловкость. С Саяной я уже успел сходить в Музей кино, она увиделась мне ужасной эгоисткой, нехотя приобнял ее на сеансе, не возбуждает. Мир Саяны предстал мне омерзительным. Интеллектуальных разговоров оказалось мало, для чувств необходимо хоть чуточку открыть свою душу и быть абсолютно естественным - микс настоящей любви. Его звуки – это вздохи и постанывания первого поцелуя. Поцелуй вершит собой взаимопроникновение душ мужчины и женщины, его время приходит тогда, когда искренность, желание и радость друг другом требуют доказательств более правдивых, нежели слова. Целуя, человек не только вторгается, но и пускает в себя. Боязнь довериться другому закономерна, ибо, открываясь, мы становимся уязвимыми, но именно так можно все таки найти и ощутить выход из своего черного одиночества. Только губами и языком чувства выражаются полно, и чем дольше был путь к сердцу другого, тем глубже поцелуй проникает в душу, туда, где мы бережно храним все самое дорогое и значимое. Не сразу понимаешь эту истину. Лезешь на все, что доступно, а то, что доступно, то доступно всем. Ей – 16, мне 22. Имя не имеет значения. В кустах на озере после двух часов знакомства, две встречи по часу:

- А ты еще девственница?

- Да.

- А подружки?

- Многие уже нет.

- А оральный секс пробовала?

- Нет.

- Знаешь, многие девушки с этого начинают. Я тебе говорю. Попробуй тоже.

Скованно, она пробует. Нераспустившиеся и сорванные цветы. С кем ее только потом не видели. Прокат. Привыкнув к нему, очень сложно настроится на заботу и ухаживание. Чем тернистее дорога двоих друг к другу, тем неожиданнее бывают повороты на ней, и за одним из них мужчина и женщина одновременно выходят на поляну, где под звездами их ждет ночь долгожданной для обоих любви. Счастье только тогда счастье, когда оно приходит вслед за страданиями. Драгоценными поворотами, переживаниями, мучениями и открытиями насыщены те взаимоотношения, где судьба даровала двоим чудо длительных перипетий, неоправданных ожиданий и сменяющих их непредсказуемых успехов. Для перипетий необходимо время, то самое время, которое неумолимо каждым днем делает нас старее, которое подгоняет, которое, и лечит, и калечит. Когда годы идут, а близкого по духу человека все не встречаешь, то не столько теряешь время, сколько накапливаешь свою любовь, и когда наконец-то эта божественная встреча произойдет, то это не сможет не воплотиться в счастье, с каждым одиноким годом все большее и большее. Потенциальная бомба Амура. Счастье всегда нечаянно. Зато от Саяны прет ожиданием. Аномалия. Очень не по себе. Рядом с ней я чувствую себя объектом ее проектов. Когда от меня сразу чего-то ждут, так не хочется соответствовать чьим-то расчетам, играть ту роль, которую мне кто-то отвел в своих планах, решил за меня мое будущее. Отношение мужчины и женщины – это высший творческий процесс, в котором надо считаться с тем, что есть, но никак не надеяться на то, что должно произойти. Никаких прогнозов. Я, конечно, не иду у нее на поводу, ожидания не оправдываю, ее это злит, Саяне хочется повышенного внимания, но я не могу выполнять ее скрытые, ухищренные команды.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.