Охота на Белого Оленя

Белаш Александр Маркович

Серия: Рассказы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Александр Белаш

Охота на Белого Оленя

Жил в одном королевстве на юге Италии король. Был у него единственный сын, стройный как кипарис, ловкий и сильный, как молодой лев, красивый, как месяц на небе. Больше всего на свете он любил охоту.

Вот однажды прослышал он, что на западе Италии, за десятью горами, за десятью долами, за девятью лесами в десятом лесу живёт белый олень. Взял королевич своих егерей и поскакал на дальнюю охоту.

«Третья сказка попугая» из сб. «Итальянские сказки» М., «Правда», 1991г., стр.217

Белый Олень только что сел завтракать, когда без стука, пинком отворив дверь, вошёл Рысь. Он всегда так входил - как на загривок с дерева кидался.

- Сидит, как ни в чём не бывало, - фыркнул Рысь вместо приветствия.

- Можно подумать - Сороку не слышал!…

Олень насторожился - стрекотуха и впрямь что-то трещала на заре, но далеко - и он не разобрал спросоня.

- Едет какой-то принц с юга, - Рысь сел на свободный табурет. - Он тебя убить хочет.

Олень отложил ложку и с трудом проглотил то, что успел разжевать.

- Ты… серьёзно?

- Куда уж серьёзней! - Рысь нервно побарабанил по столу когтями, исподлобья глядя Оленю в глаза. - Он уже развернул базовый лагерь на Чистом Урочище.

От Чистого Урочища до Оленьего Дола ходу было - всего ничего, если быстрым бегом, а напрямки и того скорее.

Олень медленно поднялся, упираясь в край стола костяшками сжатых кулаков. Хотелось крепко выругаться, но даже для этого слов не нашлось лишь зубы заскрипели. Рысь сочувственно вздохнул, отводя враз потускневшие жёлтые глаза - плохо быть чёрным вестником, тягостно, противно и как-то совестно, что не тебя пришли убить.

- Ну, спасибо, - процедил Олень, обводя взглядом небогатое, но исправное и чистое жильё холостяка. Вот так-то, Олешка - обзавёлся, обустроился, наладил хозяйство, думал на годы вперёд, а остались - минуты.

Всё брось - и беги. Ты дичь - и если помешкаешь, то часть тебя пойдёт на вертел и в котёл, часть скорняку, а голова чучельнику, чтобы потом таращиться стеклянными глазами со стены над камином.

Шумно выдохнув, Олень потёр лицо ладонью, сгоняя самые тёмные мысли.

- Я помогу тебе собраться, - предложил Рысь, - вдвоём быстрей управимся. А то - хочешь, к Лани сгоняю, скажу, чтоб сюда не ходила, а ждала тебя где скажешь…

- А кто сказал, что я уйду?! - со злостью обернулся Олень.

- Сдурел! - вскинулся и Рысь. - Ты что, не понял, да?! Конкретно за тобой пришли! Думаешь - логово сменишь и всё, да? Как же! Они весь лес перероют, чтоб тебя найти!… Уходить надо, пока тропы капканами не утыкали.

- Надо будет - без тропы уйду, - бросил Олень, наскоро запоясываясь, а натягивая сапоги, добавил: - Пошли вместе, глянем на этот лагерь.

Рысь плюнул, ругнулся - но пошёл.

Сорочья трескотня уже до всех дошла - и, завидев издали приятелей, многие старались не встречаться лицом к лицу с Белым, чтобы не вымучивать из себя натужно-бодряческие приветствия или того хуже - бесполезные соболезнования. Медведь в малиннике сделал вид, что рот набит, и неразборчиво буркнул что-то. Вепрь прикинулся, будто до самозабвения занят поисками желудей, а мать-Кабаниха сердито прихрюкнула на деток, когда те по наивности стали сочувственно повизгивать. Один Тур глянул понимающе и приветливо кивнул.

На подходе к охотничей базе Олень и Рысь перешли на неслышную поступь и затаились в подлеске.

С первой оглядки стало ясно, что принц не собирается уйти из Леса без добычи. На урочище ровным квадратом стояли вместительный армейские палатки, чуть в отдалении виднелась цистерна бензовоза, по другую сторону лагеря рядком выстроились тягачи и джипы; люди в полувоенной форме поднимали и ставили на растяжки большую антенну, разворачивали переносной вольер для собак и ладили коновязь; там дымила полевая кухня, там с платформы осторожно скатывали вертолёт со сложенными веером лопастями несущего ротора, там сгружали брикетированный корм для лошадей и что-то тяжёлое, зачехлённое в брезент цвета хаки.

- РАСС… РАСС… - прогрохотал громкоговоритель, отпугивая с опушки Леса стайки птиц. - РАСС - ДВА - ТРИ… РАСС - ДВА - ТРИ…

Его Высочество принц Джуанин изучал опушку в артиллерийский бинокль.

Для семейной хроники принца снимали на видео, для газет фотографировали, и ещё вокруг него вертелся обозреватель из рубрики «Записки охотника».

- Только во время спортивной охоты, - вещал принц, очень красивый в своём охотничьем костюме, - в равной схватке с диким зверем человек может испытать себя на пределе человеческих возможностей, проверить - достоин ли он называться царём природы.

Репортёр движением пальца понизил уровень записи, чтобы на плёнку диктофона не попал металлический лязг - чуть пониже лагеря, у ручья устанавливали миномёты.

- Это звание ко многому обязывает, - продолжал принц. - Считая зверя-противника равным себе, мы должны дать ему возможность свободного выбора. В этом проявляется свойственное лишь человеку благородство.

Опять загромыхал репродуктор на крыше микроавтобуса:

- Внимание! Внимание всем обитателям Леса! Сейчас девять часов семнадцать минут. Ровно в полдень к опушке Леса у Чистого Урочища должен выйти Белый Олень. Повторяю - Белый Олень! Принцу нужен только Белый Олень!

Лес блокирован со всех сторон. В случае выполнения ультиматума все ограничения на выход из Леса будут сняты. В случае невыполнения принц сохраняет за собой право использовать более серьёзные меры воздействия.

Повторяю - Лес блокирован по периметру и контролируется с воздуха…

Над лагерем пронёсся вертолёт с королевским гербом на борту и низко пошёл над Лесом, глядя вниз шестиствольными пулемётами и головками неуправляемых реактивных снарядов.

- Принц взывает к благоразумию обитателей Леса, - продолжал греметь репродуктор. - Белый Олень должен выйти ровно в полдень к опушке Леса у Чистого Урочища. В противном случае…

- А ты говоришь - уходи… - прошептал Олень, тихо отступая под большие деревья.

Они присели на выступающие из земли бугристые корни. Рысь нашёл сигареты и протянул Оленю; даже прикуривая от одной спички, они не встречались глазами. - М-даа… сложная ситуация, - каким-то фальшивым голосом заговорил Рысь.

- А если без предисловий? - обрезал Олень. - Говори сразу - иди, сдавайся на убой.

- Я ничего такого не имел в виду!…

- Имел, да ещё как, - буркнул Олень. - Мамка-Рысь, рысята, твоя Рыся - я всё понимаю…

Рысь в сердцах стал жевать фильтр, а потом с яростью затушил окурок о подмётку:

- Ну, а ты придумай что-нибудь!…

Олень промолчал, щурясь от падавшего сквозь листву на лицо солнечного луча. Пока он щурился, подошёл, будто невзначай, Волк и подпер дерево плечом; потом явились Паленая Лиса и Ласка - последняя всё время взглядывала на ручные часики.

- Шли бы вы все куда подальше, - глядя в сторону принцева лагеря, промолвил наконец Олень. - Достали уже…

Он хотел бы видеть рядом с собой одну только Лань, но где она была сейчас - не знал.

- Никто тебя не достаёт, - примирительно сказал Рысь. - И ты нас не отпихивай, Белый. Не ты один - мы все для них - звери. Сегодня им нужен Белый Олень, а завтра, может - Пушистый Рысь…

- Или Серый Волк, - чуть показал клыки Серый.

- Или захотят мантию из горностаев, - шмыгнула носом Ласка, которая - это все знали - близко была знакома с одним из кандидатов в мантию.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.