Легенды танкистов - 2

Мартьянов Андрей Леонидович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Андрей Леонидович Мартьянов

Легенды танкистов

Игровые сказки - 2

49. Альфа

— Товарищи! Командование возлагает на нас ответственейшую миссию!..

Парамон Нилыч Котятко избрал в качестве трибуны башню КВ-5. Если устраивать

патриотический митинг, то с размахом: знамена, оркестр и транспаранты наподобие

«Догоним и перегоним ИЛ-2!», «Наш девиз — выше, выше и выше!» или «Каждому танку

по паре крыльев!».

Скептически настроенный Вася предложил было лозунг «Прошла зима, настало лето,

merci «Варгеймингу» за это!», но комиссар отверг его как политически незрелый — во-

первых, зима ни разу не прошла, во-вторых, употребление буржуазных словечек это не

по-партийному, в третьих нет смысловой нагрузки. Так что отставить!

Товарищ Котятко разошелся не на шутку — ораторского таланта не отнимешь. Общий

смысл его воодушевляющих речений сводился к общему тезису: завоевали сушу, теперь

будем завоевывать небо! И пусть в каждом пропеллере дышит спокойствие наших границ!

Вместо сердца — пламенный мотор! Ура!

Представителей других наций на такого рода мероприятия не приглашали — за

исключением классово-близких товарищей из КНР. Однако постоять рядом и посмотреть-

послушать не возбранялось. Ганс Шмульке предпочитал не пропускать ни одного

публичного шоу, устраиваемого комиссаром и потому примчался за десять минут до

начала. Оценить, что новенького расскажут — Парамон Нилыч был если не самым

осведомленным человеком на танкистской базе, то уж точно входил в первую пятерку.

Итак, свершилось: строившийся неподалеку от базы аэродром начинал функционировать

не в режиме засекреченного теста, а был переведен в состояние «Альфа» — эпоха

пробных полетов завершилась, теперь ворота в небо отверзлись если не настежь и не для

каждого, то возможности для любителей полетать расширились многократно.

— Те же грабли, — понимающе сказал унтер-офицеру подошедший Вася, изучивший

манеру

речи товарища Котятко наизусть. — Опять все сначала, как в старые добрые времена.

Застревания на картах, лютые глюки — помнишь, к примеру, Энск? На железной дороге у

пакгаузов? Висящие на проводах «Тигры» и ИС‘ы?

— «Маус» провалившийся по башню в «черную дыру» в Карелии, — мечтательно

отозвался Шмульке. — Роскошное место было в ущелье, провалился — и ни с места.

Залипания, танки застрявшие друг в дружке, исчезающие незнамо куда снаряды, «Тапок»

не пробивший БТ-7, когда еще малыши могли кататься с супертяжами...

— Золотое времечко было, — откровенно фыркнул Вася. — А тот знаменитый патч

0.6.1.5? Т-44 едущий боком через всю Прохоровку, чемоданы арты с траекторией в виде

буквы «S» — самый сногсшибательный патч в истории в прямом смысле этих слов! Чего

только машины тогда не вытворяли!

— И все это в полном объеме ждет наших дражайших авиаторов, — согласно покивал

унтер-офицер. — Ты прав, история повторяется, надеюсь не в виде фарса. Любопытно

будет посмотреть, будут ли летчики так же хихикать над тамошней французской веткой,

как и мы? Французы и в области авиастроения отличились созданием кошмарных уродов

наподобие штурмовика Breguet 693 или истребителя Morane-Saulnier, при виде которых

немецкие летчики проигрывали по очкам — невозможно воевать, подыхая от хохота!

— Ерничаешь, вместо того, чтобы пожалеть несчастных, — притворно вздохнул Вася. —

Хотя, во время Первой мировой галлы делали вполне приличные аэропланы.

— Ты еще вспомни про их кавалерию эпохи Наполеоновских войн, — отмахнулся Ганс

Шмульке. — Слышишь, вас комиссар вроде заканчивает свой проникновенный спич...

Парамон Нилыч не изменил себе: новые высоты, новые горизонты, под нашим натиском

никакой враг не устоит! Вперед! А теперь, товарищи, объявляется запись добровольцев на

испытания новейшей авиационной техники, являющейся плодом гения советских

авиаконструкторов... Ну, и буржуазных тоже.

— Запишешься? — Вася подтолкнул локтем Ганса Шмульке. — Новые впечатления,

учеба, небо наконец — романтика!

— Не-не-не, — поднял руки ладонями вперед унтер-офицер. — Не чувствую призвания.

Танк во-первых крепче, во-вторых ездит по твердой земле, и в-третьих ему не грозит

падение из поднебесья с вполне предсказуемыми последствиями.

— Это ты будешь рассказывать, когда навернешься вместе со своим «Тапком» со скалы в

Эль-Халлуфе или с обрыва на Утесе! — парировал Вася. — Новая физика не за горами. А

я, пожалуй, вызовусь добровольцем — на Т-44 работы мало, командование в основном

гоняет «Тараканов» или «Лору», так почему бы не попробовать? Две военных

специальности в нашем занимательном мирке не повредят...

— Удачи, — кивнул Ганс Шмульке. — Не забудь взять парашют. И не жалуйся потом,

если он застрянев в облачке и тебя придется снимать оттуда дирижаблем. Альфа-тест дело

серьезное и местами опасное.

— Да ну тебя, — Вася легкомысленно отмахнулся. — Потом сам жалеть будешь!

— Ни в коем случае, — покачал головой унтер-офицер. — Рожденный ползать, причем на

«Тапке», летать не может. Не хочу множить сущности без необходимости...

50. Прайм-тайм

— Это что за чудеса? Кто их сюда пустил?

Ганс Шмульке и лейтенант Фюрст остановились на пороге родного ангара,

преобразившегося самым удивительным образом. Исчезла привычная деловитая суета, по

углам расставлены мощные софиты, рембригада чинно расположилась у стеночки, причем

заляпанные машинным маслом и прожженные искрами сварки комбинезоны заменены на

чистенькую униформу.

В центре, избрав в качестве фона наиболее презентабельно и эстетично выглядевший

«L"owe» в новеньком камуфляже «Hinterhalt», бойкая репортерша пытала

унтерфельдфебеля Ульриха Хальма, наводчика с GW-Panther. Как и всякий непубличный

человек артиллерист стеснялся камеры, краснел и выдавал в эфир благоглупости

наподобие — «Да, арты это очень полезные машины. У них очень большие пушки... И у

ПТ тоже большие пушки. У танков тоже есть большие пушки, вот посмотрите налево, на

Е-100, у него самая большая пушка...»

— А у линкоров из «World of Battleships» пушки такие здоровенные — не пересказать, —

Шмульке тихонько хихикнул в кулак. Внимательно огляделся по сторонам. Вторая

съемочная бригада обхаживала мадам Ротвейлер, принарядившуюся в платье с

ужасающими цветочками, отчего она напоминала фрекен Бок из «Карлсона» больше, чем

обычно. Речь шла о строжайшей финансовой отчетности, бухгалтерском балансе,

долгосрочных инвестициях и абсолютных показателях применительно к премиумной

бронетехнике.

Корреспондент с эмблемой фирмы на куртке выслушивал исповедь Ротвейлерши со

смиренно-отрешенным видом. Видимо подозревал, что если зевнет от скуки, моментом

отхватит гаечным ключом, находившимся в прямой зоне досягаемости женщины-

катастрофы.

Командовал бригадой телевизионщиков господин Kirill Oreshkin, телезвезда

«Варгейминга» номер один, уровня Опры Уинфри или Хью Лори. Это уже серьезно...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.