Первым делом самолёты. Семейный альбом

Маркуша Анатолий Маркович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Первым делом самолёты. Семейный альбом (Маркуша Анатолий) Общественный редакционный совет

книжной серии "Ваши крылья"

Валентина ТЕРЕШКОВА генерал-майор, летчик-космонавт

Евгений ШАПОШНИКОВ

маршал авиации, помощник Президента РФ

Петр ДЕЙНЕКИН

генерал армии

Михаил СИМОНОВ

академик, генеральный директор АООТ "ОКБ Сухого"

Владимир РОМАНОВ полковник

Владимир ОСАДЧИЙ

полковник, вице-президент фирмы "Стелс"

Марк ГАЛЛАЙ писатель

Артем АНФИНОГЕНОВ писатель

Анатолий МАРКУША писатель

Александр РЕКЕМЧУК президент Издательского дома ПИК

Георгий САДОВНИКОВ

главный редактор изданий прозы Издательского дома ПИК

УДК 629.735-051(091) ББК 39.53г М27

Серия основана в 1996году

М27 Анатолий Маркуша. М.: Издательский дом ПИК, 1999 г.
- 216 с.

Две популярных повести Анатолия Маркуши, известного военного летчика и писателя, на книгах которого воспитыва-лось несколько поколений авиаторов и космонавтов нашего Отечества.

ISBN 5-7358-0209-7

Человек сам построил летательный аппарат. Понимать надо — сам!

Мучился, изворачивался и себе, и семье почти во всем отказывал... Страшно вспомнить, чего натерпелся прежде чем оторвался от земли.

Смог!

Полетел!

Как Лилиенталь, как Райты...

И вдруг - на тебе - ИНСТРУКЦИЯ:

следует,

не следует,

рекомендуется,

не рекомендуется,

запрещается,

категорически недопустимо, особое внимание обратить на ...

Нормальный самоделыцик вполне может сказать: "А пошел ты со своими проповедями!.." Что ж, и будет прав. Ведь это он летательный аппарат построил. Сколько до этого, при этом и после этого перечитал всего, передумал! А я кто такой, чтобы запрещать, рекомендовать, указывать?

Но!..

Заслуживающие всяческого уважения, более того — преклонения и зависти небесные первопроходцы не только отважно летают, они еще, случается, ПАДАЮТ И УБИВАЮТСЯ. Чаще всего потому, что их бесстрашие основывалось на незнании. А нет ничего опаснее незнания или полузнания.

Не будем спешить с обвинениями, а попробуем поставить вопрос несколько иначе: не кто виноват, а все ли мы сделали, чтобы помочь ребятам жить и летать долго и счастливо, не повторяя чужих ошибок?

Наверное, стоит задуматься, а для чего, собственно, человеку летать самому? Зачем этот риск?

Летая, рискуя, человек узнаёт себя. Риск — благородное дело, я думаю, потому, что, рискуя, мы самоутверждаемся. Поверьте, когда "бреешь" зелено-пеструю шкуру Земли, когда метр за метром скрадываешь высоту, когда, весь сжатый, как пружина, шепчешь себе: "Ниже... еще чуть-чуть... еще..." — пока не наступает мгновение молча крикнуть: "Всё! Берегись, парень!" — и, взяв ручку на себя, вскинуться к солнышку, — к летчику приходит "момент истины", и он ясно осознаёт: "Я так могу! Сегодня это мой предел!"

Летчика, как известно, делают небо и самолет, дару-

ющие уходящему в полет свободу, раскрепощенность. И не говорите: а радиосвязь, а диспетчерская опека, а руководство полетами...

Все правильно.

Но все равно те, кто летал, знают, а кто еще полетит узнают, что в небе ты один на один с машиной и только ты — хозяин и жизни своей, и смерти. Стоит многое отдать, чтобы хоть раз в жизни испытать полную власть над судьбой.

За летную работу, как и за всякую другую, платят. Но я как-то не встречал среди моих коллег лиц, летавших исключительно ради выгоды, в погоне за длинным рублем. Поймите правильно: и среди нашего брата встречались пи-лотяги, очень уж любившие денежку, живота не жалевшие, лишь бы оторвать лишний "кусок", но даже при крайнем проявлении этой страсти всегда присутствовал еще и нематериальный стимул. Летать, чтобы летать!

Чтобы быть над Землей.

Чтобы покинуть общество пешеходов.

Чтобы властвовать над облаками, над собственными страхами, над ночью...

Никто лучше пилота, я уверен, не ощущает глубинного смысла понятия — свобода.

Самодельщики в моем представлении — замечательные люди. И не только потому, что смогли осуществить задуманное и обзавестись персональными, частными, собственными крыльями, а еще и потому...

Приглядитесь-ка к этому народу внимательнее. Вас не удивляет, как много среди самодельщиков очкариков? В чем дело? Все очень просто. Чтобы полететь, так сказать, законным путем, прежде всего необходимо пройти придирчивую медицинскую комиссию. А откуда может быть нынче у всех желающих летать все тип-топ, когда восемьдесят процентов ребятишек рождаются с дефектами? Что делать, если зрение — не единичка, а ноль шесть? Если шумок в сердце, если давление не вполне?

Все, не годен!

Большинство, понятно, покоряется, сдается на милость докторов. И упрекнуть этих людей в измене мечте нельзя: доктора зарубили! Однако лучшие, помянув недобрым словом медицину, обстоятельства, а случается, и родителей, отваживаются идти своим путем. Эти замечательные люди ставят себя на крыло сами. И лучшими помощниками считают тех, кто хотя бы не мешает, не сует палки в колеса.

Они не просят помощи. Так вправе ли я ее навязывать?

Думаю, что вправе. Эта помощь — не только моя, а многих поколений авиаторов: живых и умерших, пролетавших долгую счастливую жизнь и разбившихся при первом же вылете... Я просто пытаюсь осмыслить их опыт. Не отказывайтесь от него. Попробую без занудства, ибо занудство убило не одну мечту. Но этот яд в малых дозах, как и любой яд, — лекарство. Лекарство от самонадеянности, от шапкозакидательства, от верхоглядства...

Пусть вас не слишком удручают столько раз повторенные "должно быть и то, и то, и это". На безопасности нельзя экономить. Всякий компромисс в этой деликатной области если возможен, то только при очень тщательном и осмотрительном подходе. Знаю, мне трудно убедить вас в насущности перечисленных требований, но, я думаю, пятидесятилетняя моя причастность к авиации чего-нибудь да стоит! Она и не позволяет мне снисходительно относиться к поспешности, легкомыслию, к расчету на российское "авось"...

Чтобы делать все правильно, надо как минимум знать, ЧТО ДЕЛАТЬ.

Так что же?

Вы построили летательный аппарат. Благодаря вашему уму, терпению и настойчивости вы совершили почти невероятное и отныне владеете персональными крыльями. Вот в ангаре, сарае или уже на взлетной полосе стоит ваше детище! Тайно или явно, в зависимости от характера, вы,

естественно, гордитесь этим чудесным приспособлением для летания, поглядываете на него с любовью и надеждой. После таких неимоверных трудов вам, конечно, кажется, что, слава богу, основные трудности уже позади.

Не заблуждайтесь.

Ваш летательный аппарат еще не отрывался от земли. А первый полет — чрезвычайно серьезное и очень ответственное дело. Недаром же авиация выпестовала особую профессию — летчика-испытателя. Обычно к этой работе подходят не вдруг. Сперва — курсантская страда, не один год службы в военной или гражданской авиации, час за часом, сотня за сотней часов налета, учеба в авиационном институте, школе летчиков-испытателей.

Годы, годы...

А вам предстоит стать испытателем своего летательного аппарата сразу. И этот первый полет определит и судьбу машины, и, возможно, вашу судьбу.

Главное — не спешите!

Хорошенько все взвесьте, проиграйте в уме все

предстоящие действия. И, пожалуйста, не забывайте: лучшая сторона мужества — осторожность.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.