Не бойся перемен

Сарафанова Елена Львовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не бойся перемен (Сарафанова Елена)

Сарафанова Елена Львовна

Не бойся перемен

Ну почему мы, женщины, невзирая на возраст, так любим сказку о Золушке? Еще бы, бедная сиротка, ее обижают, мучают, несправедливо наказывают, а потом, за все страдания, награждают Прекрасным Принцем. Он забирает ее с собой, и они живут долго и счастливо.

Позвольте не согласиться.

Все говорят о Прекрасном Принце, но забывают о Волшебнице. Это она сделала счастливой Золушку, привела ее в божеский вид и подсунула в нужное время и в нужном месте скучающему Принцу. Кто знает, может, Волшебница еще и подтолкнула его за локоток, чтобы он выбрал именно ее крестницу.

А что же Золушка? В начале она – побитая замызганная соба­чонка, в конце – по-идиотски счастливая дуреха. О ней известно лишь то, что она всегда со всеми соглашается, но в своей жизни сама ничего не решает. Ей просто однажды повезло. Вот именно то слово, которое так и просится на язык. ПОВЕЗЛО!

Это то, чего хочет любой человек, всегда и везде. Ради этого он пускается во всякие авантюры, играет в азартные игры и готов заняться любым делом, лишь бы быть уверенным, что ему пове­зет.

Но все это не обо мне.

Я – Золушка в ее худшем варианте.

Я знаю о себе все, но ничего изменить не могу. Имея вполне пристойную фигуру, я умудряюсь выглядеть на 15 лет старше. Мой гардероб – это улучшенный вариант 50-летней матроны. Я стараюсь быть незаметной, так проще. Не нужно лишний раз обращать на себя внимание, мило кокетничать с противоположным полом, вступать в ошибочные связи, а потом ходить с разбитым сердцем, ругая себя последними словами.

Я пару раз попробовала, и мне не понравилось.

В жизни меня выручает лишь то, что я хороший специалист, меня ценят и уважают. Но когда в нашем коллективе происходят какие-нибудь мероприятия, типа вечеринки, дня рождения или празднования Нового Года – мое место в конце стола. Безусловно, благодарность коллектива к моим заслугам горячо высказывается, но это похоже на благодарность к матери, дети которой ждут, не дождутся, когда же она, выпив фужер шампанского, уберется домой.

Забыла сказать, что я – бухгалтер. Ненавижу свою профессию, потому что она превращает женщину в стерву. Благодаря внимательности, методичности и соблюдению законодательства, бухгалтер видит недостатки в работе других членов коллектива и требует их исправить. А кому это понравится, когда его тыкают носом в ошибки? Так и возникают конфликты, обиды, обвинения в пристрастии. И поделать с этим ничего нельзя, любой бухгалтер это знает.

Я уже не говорю о том, что умных начальников, которые бы ценили работу главных бухгалтеров вообще единицы. Правда, в последние годы изменилась и сама жизнь, и законы, и начальники. Наступая себе на горло, им приходиться мириться с требованиями бухгалтера, а то быстро вылетишь в трубу. Или сядешь.

Но положение самого бухгалтера от этого не сильно изменилось. Да, с ним считаются, но недолюбливают. А так как в последнее время ряды нашей братии заметно возросли, то и тех, кто поймет мои нарекания на издержки профессии, тоже много.

Ну не любят у нас бухгалтеров, и все!

А теперь кратко о себе, любимой.

Мое главное богатство – волосы. Светло-русые, с пепельным отливом, густые и гладкие, они достают мне почти до талии. Но на работе, чтобы не мешали, я их прячу в тугой узел на затылке.

У меня серые глаза, не просто серые, а светло-серые. Они никогда не бывают голубыми или зелеными. Ни цвет неба, ни яркая одежда не спасают меня. В сочетании с волосами, глаза на лице просто пропадают. Постоянно работая с бумагами, я заработала необычную аллергию. На свету мои глаза стали болеть и краснеть. Пришлось надеть очки, дымчато-желтые, но зато без диоптрий. В них я хожу постоянно и снимаю только вечером.

Мое лицо – это чистый холст. Что на нем нарисуешь, то и будешь иметь. Дома, если у меня подходящее настроение, я могу сделать из себя красавицу. Но на работу так не пойду. Максимум, что могу себе позволить – это легкий макияж и капелька духов.

Характер. Так и хочется написать: нордический, выдержанный. Из меня мог бы получился неплохой шпион. Мата Хари, только наоборот. Мир узнал ее, как красивую, роковую и коварную женщину. Меня же просто не заметят. Ничто так не маскирует женщину, как деловой костюм. Особенно, когда еще юбка ниже колен. Я выгляжу в таком наряде даже элегантно, если считать таковым старинный комод.

Что обо мне знают на работе? Я приветлива, сдержанна, у меня есть чувство юмора и я никогда не навязываю своего мнения, если это не касается бухгалтерии. Простого общения с сотрудниками у меня нет - за это спасибо отдельному кабинету и бесконечному потоку документов.

Мои родители утверждают, что я вспыльчива, люблю посмеяться и совсем не умею плакать. Если же слезы иногда и случаются, то от них я просто заболеваю и пару дней чувствую себя развалиной.

И еще – мне 33 года и я не знаю, как жить дальше. Нужны перемены, а я их боюсь. Хотя где-то, внутри меня, уже созрело желание все изменить, а то эти бухгалтерские будни просто убивают. Я ведь старею, а в моей жизни давно ничего не происходит. Только квартальные и годовые отчеты.

Почему я в начале завела речь о Золушке? Потому, что сама на нее чем-то похожа. Сижу и жду, а вдруг у меня объявится волшебная тетушка и исполнит хотя бы пару желаний. Смешно, правда?

И появится, наконец, в моей жизни мужчина, а с ним - море любви и смеха, интересных событий и приключений…

Во, меня занесло, дуру!

Единственное, что спасает от тоски одиночества – это Люська, подруга детства, отрада очей и праздник будней. Но о ней позже и подробно.

О работе. В фирме я работаю со дня ее основания. Ранее основной наш состав входил в большой производственный комплекс, выпускающий что-то там для военной промышленности. Но с началом перестройки все стало быстро разваливаться, зарплата катастрофически упала (да и выплачивали ее редко). Поэтому наши ребята решили создать собственную фирму и пригласили меня к себе бухгалтером. Опыт у меня был, т.к. почти 6 лет я проработала в централизованной бухгалтерии заводоуправления.

Бухгалтером я стала по незнанию. Поступала в институт народного хозяйства, чтобы стать экономистом, как мама и бабушка. И в дипломе у меня написано, что я экономист. А распределение получила на бухгалтерскую должность.

А теперь скажите, что собой представляет коллектив женщин в бухгалтерии? Правильно - террариум; и в этой «нежной» обстановке ты становишься объектом пристального внимания. Здесь все обсуждается: твоя одежда, макияж, фигура, мозги (часто – их отсутствие), даже принесенный из дому бутерброд. И как бы ты не старалась оградить себя от склок, сплетен и зависти, все равно, рано или поздно, таки станешь змеей. Потому что надо хотя бы изредка отплевываться от любимого коллектива, и желательно ядом.

Мой нынешний вид (или как сейчас говорят – имидж) – это результат кропотливой шестилетней работы коллектива, где средний возраст составлял 50 лет, и где я, молодая девушка, критиковалась по-матерински нежно, но беспощадно. А ссориться из-за внешнего вида с толпой ревнивых женщин – неблагодарное занятие. Быстро поняв это, я сочла нужным «состариться» и стать невидимой на общем фоне.

Так и получилось, что 6 лет работы в пожилом коллективе сделали свое «черное» дело. Я превратилась в то, чем являюсь сейчас и мне сложно отказаться от своей защитной оболочки.

Поэтому решение перейти на новую работу стало для меня началом новой жизни.

Как же я ошибалась!

Мне сейчас даже смешно вспоминать, до чего же я была наивной дурой.

Я честно хотела измениться и перестать выглядеть старой девой, но мне не дали такой возможности. Мои мальчики-начальники нахватались кредитов в банках и ну тратить их на личные нужды! А что кредит нужно возвращать и не думали. Я просила, ругалась, доказывала, что так нельзя, но никто меня не желал слушать. Конечно, часть денег пустили в производство, но к тому времени, когда пришел срок делать первый взнос в банк, денег не хватило.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.