Жемчужина из логова Дракона

Минич Людмила

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
роман

СКАЗАНИЕ ПЕРВОЕ

Жемчужина из логова Дракона

Старик хрипел и медленно сползал по выщербленной стене, судорожно цепляясь пальцами за узкий ворот. Кричать он уже не мог и лишь растопырил пятерню в немой мольбе о помощи, как будто надеялся дотянуться до беглеца.

Ветер готов был уже раствориться в затхлом сумраке здешних переулков, но невольно обернулся на звук. Он пребывал в нерешительности. Любой другой вор на его месте только плюнул бы и скрылся, но ему было не по себе. Счет времени шел на мгновенья, а он все никак не мог оторвать взор от человека, в нелепой смерти которого он, может статься, будет себя винить.

Внезапно ноги у старика подкосились, и он упал на шаткий уличный настил, фонтаном исторгнувший грязную жижу. Ветер скрипнул зубами и повернул обратно. Проклятый старик все еще хрипел, хватаясь за горло, и Ветер бросился на колени, подрезая верх кадамча и рубахи своим ножом, тем самым, что еще недавно отхватывал золотые скимбики с этой богатой одежки. Впрочем, не похоже, чтобы старику от этого полегчало - грудь неровно дергалась и опадала, да и хрипы становились все глуше.

Что делать? Бежать за помощью? Какой? До ближайшего лекаря отсюда шагать и шагать, да и не отопрет он незнакомцу, в такой-то поздний час. А если отопрет, то все равно не сунется вечером в Леды, или Темные Кварталы, как их все называют. Как этого богача сюда занесло, одного, безо всякой охраны и даже слуг, и то загадка. Подарок судьбы.

Он вышел прямо навстречу Ветру, будто сам Нимоа привел его сюда, чтобы давняя мечта смогла осуществиться. Теперь, с мешочком полновесных золотых скимбов за пазухой, скромная арбалетная мастерская, день ото дня всплывавшая в снах все реже, наконец становилась явью. Новая жизнь уже улыбалась Ветру, когда он двинулся прочь, грея сердцем заветный мешочек. И дернуло же обернуться! Отсиделся бы в своей норе до завтра, будто ничего и не случилось, а утром, не сказавшись Косому Либийцу и его прихвостням - прочь отсюда, за городские ворота, далеко-далеко, чтобы никто не нашел. И не ведал бы, что стало с его "благодетелем". Старику и так повезло, что нарвался на Ветра и лишился только золота своего. Здесь, в Ледах, жизнь разменять на монету - проще простого.

Нет, за помощью нельзя. Сразу его и повяжут. А не сразу - так завтра у городских ворот загребут, где стражи полно. А затаиться, не удрать отсюда поутру - так прощай мечта. Косой уже к полудню все прознает и золотишко заберет. Да и не пойдет сюда никто в такое опасное время, никакой лекарь, даже Жила, который тут слывет за костоправа. Шутка ли, скоро Линн взойдет: время дваров, когда наглухо закрываются все окна и двери. Улицы уже и так словно вымерли.

Ветер все еще торчал подле старика, гадая, что же делать, как тот вдруг уцепился его рукав, потянул к себе, слабо, но настойчиво. Грабитель беспокойно дернулся, но все-таки подвинулся ближе. "Сказать что-то хочет", - решил он. И верно, задыхаясь и хрипя, старик шептал:

- Домой… домой…

Но когда Ветер отшатнулся, умирающий не только его не выпустил, а вцепился из последних сил.

- Больше получишь… - хрипел он.
- Много… больше.

- Да уж, получу сполна, - едко ухмыльнулся Ветер.
- Нашел простака! Не такой уж я глупый, как ты думаешь. Или не такой жадный.
- И рассеянно прибавил, раздумывая: - Или сразу - и то, и другое…

- Что же все-таки делать?
- спросил он с напором то ли у самого себя, то ли у "благодетеля".

Но тот все хватался за Ветра и хрипел что-то невразумительное. Можно было разобрать только отдельные слова: "дойти", "богатство", "много больше". Видать, много сулил. Да что Ветру его посулы? Не так он глуп.

- Где живешь-то?
- потряс он старика за плечо и наклонился, вслушиваясь.

"Торговый"… "три улицы". Все, что удалось разобрать. Потом еще "золотой".

- Торговый Круг, Золотой квартал?
- тот, вроде, хрипел утвердительно.
- Третья? Ну и занесло тебя!

В сердцах он длинно и замысловато выругался и мысленно извинился перед Олтромом: "Видишь, приходится иногда… Когда сказать больше нечего".

Далековато до Золотого квартала. Даже если он бегом побежит, даже если ему отопрут, послушают и поверят, даже если сами сюда побегут… и еще обратно… Он прикинул время. И решительно принялся пристраивать старика на спину. Тот все продолжал лепетать про свое богатство, но у Ветра была совсем другая надобность.

- Дом? Дом-то как отыскать?
- процедил он, уже стоя на ногах и пытаясь поудобнее примостить на себе сползавшую ношу.

Кажется, высокий, в четыре этажа, это он тоже разобрал, дальше - непонятно. Старик то и дело впадал в какой-то бред. Не в состоянии держаться, он все время сползал со спины, как Ветер ни старался. Пришлось переметнуть его через шею, голову - на одно плечо, ноги - на другое.

- Ничего себе денек. То есть вечерок.
- Он уже тронулся, балансируя на утлом настиле, из-под которого хлюпала вонючая холодная жижа, окатывая носильщика иногда до самого до пояса.
- Вот ты мне уже и на шею уселся.

Ответа не было. Похоже, старик продолжал хрипеть в беспамятстве: клокотавшие внутри звуки сделались тихими и однообразными. Может, все это зряшная затея, подумалось Ветру, и он не успеет. Что ж… Если старик умрет, он попросту бросит его по дороге. Если же "благодетель" погодит с кончиной, то можно оставить его у дверей - и прощайте. Так и вовсе светиться не придется. А бежать за помощью, шум подымать, мельтешить перед случайными людьми да место указывать - только хуже будет. Плечом он чувствовал сердце старика. Оно еще билось, хоть и неровно. А его собственное сердце согревал заветный мешочек за пазухой. Старик ведь здорово помог ему - поможет и Ветер, и они в расчете.

Он старался шагать побыстрее, однако не очень-то получалось с такою ношей. Ветер не тешил себя надеждами: вполне возможно, что до восхода Линна он не поспеет. Что ж, это добропорядочные горожане, с детства до судорог страшившиеся дваров, умерли бы от ужаса, окажись они ночью вне стен и запоров. А ему оно не впервой. Надо просто знать, как от этих тварей бегать, как прятаться. И первым делом - как уничтожать. Уличное братство, к которому волею Нимоа принадлежал сейчас Ветер, порой гораздо опаснее дваров. Уж как-нибудь он найдет себе ночное укрытие, Вольный Город Ласпад пестрит тайными норами, а утром - ищи его, как в небе острокрыла.

Когда он дотащился до Торгового Круга, то уже изрядно выбился из сил, хотя перекладывал старика то так, то эдак. Снова пришлось ненадолго остановиться. Но отдыхал он мало, время утекало прямо из-под ног, и вскоре Ветер снова взвалил свою ношу на плечи. Теперь грудь старика вздымалась ровнее, и хрипеть он почти перестал. Похоже, умирать "благодетель" вовсе не собирался. Но бросить его сейчас на улице - на верную смерть.

Ветер тронулся в путь. Он хорошо знал эту часть города, что совсем не удивительно для "кормильца", как кличут в уличном братстве ему подобных. Но сам он в здешние дома не совался, занимался уличным промыслом, и в одиночку, без компании. Хоть иногда Кривой и заставлял подсобить. Да как против него-то попрешь? Покажет, горько подумал Ветер, как нюхлом не по ветру крутить, и еще раз мысленно извинился перед Олтромом. Что поделать, постепенно и к нему всякое цепляется… налипает, как уличная грязь, все толще и толще. Что тут скажешь…

Он уже отсчитал третью улицу в Золотом квартале и ковылял по ней, вглядываясь в дома, освещенные здесь, в самой богатой части Торгового Круга, уличными светильнями. Какая польза? Для собственного успокоения масло льют. Все равно все за надежными дверями да ставнями сидят. А такого слабого да редкого огня двары не очень-то боятся.

Несмотря на холод, с него лил пот. Хотелось избавиться, наконец, от груза. Первый дом в четыре этажа встретил его холодно. Сколько Ветер ни стучался в дверь, никто даже не откликнулся.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.