Memories Defragmentation

Ясинский Анджей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Memories Defragmentation

  Я поудобней устраиваюсь в кресле, раскуриваю трубку, поднимаю большую кружку пива и гляжу сквозь ее прозрачные стенки на свет. Чистый янтарный свет радует глаз, а запотевшие стенки сосуда обещают блаженную прохладу иссохшему организму. Глотнув божественного нектара и зажмурившись от удовольствия, я начинаю повествование.

  ***

  Хорошо, раз есть желание послушать сказку и, так как вы проявили интерес к Узбекистану, давайте я расскажу о нем как я его запомнил. Только учитывайте, что это было до 90 года прошлого столетия, сейчас там многое поменялось, да и воспринимал я окружающее как подросток.

  Как вы возможно помните, а если нет, то знайте - родился я в Фергане. Это такой чудный городок, который можно было бы назвать "зеленым" из-за огромного количества деревьев (в основном чинары и тополя), растущие где ни попадя и очень плотно. Ну, это понятно - постоянное жаркое солнце, нужно же как-то организовывать прохладу? Вообще Фергану называют "жемчужиной Узбекистана", но почему именно так, уже не припомню. Располагается этот городок в так называемой Ферганской долине - на окруженной со всех сторон горами площадке. Стоит выехать из города и видишь, как до самого горизонта идут поля, поля, поля режущего глаз своей белизной хлопка. И если в России учеников и студентов отправляли на сбор картошки, то в Узбекистане - на сбор хлопка. Муторное это занятие, единственный плюс - хлопок легкий, в отличие от картошки

  Как-то я уговорил отца купить ружье. Мы с ним увлекались оружием, его историей. Кроме того отец, в силу своего жизненного опыта, имел очень хорошие практические познания по этому вопросу, так что разговаривать с ним было интересно. Так вот, ружье-то мы купили, только охотится совсем не интересно было. Мы с отцом на нашем рындане (запорожец) ездили за город и в найденном в пустынном месте милицейском полигоне стреляли по банкам. В чем прелесть - выезжаем из города, километров двадцать хлопковых полей, а затем идут пустоши. И никого. Просто пустыня какая-то. Остановишься, выйдешь из машины, а вокруг тишина. Только легкий шепот ветра и шевеления редких и мелких, по колено, кустов, торчащих пучками то там, то сям. Классное место для медитаций. Даже звуки выстрелов как-то теряются, глушатся этим огромным пространством. Я как-то видел похожую картинку в одном из авторских фильмов. Там тоже был подобный вид и пацан, сидящий на пригорке и смотрящий вдаль. Пожалуй, именно это самое приятное воспоминание об Узбекистане.

  Как-то возвращаясь с такой прогулки (а отец всегда мне давал поводить машину), я неудачно въехал в незамеченный мною бетонный арык и что-то повредил в машине, от чего она просто встала. Ну все, думаю, сейчас по шапке получу. Однако отец только рассмеялся и похлопав меня по плечу, проговорил "Ничего, бывает. Научишься еще". Потом какой-то грузовик нас взял на прикол и дотянул до города.

  Озаботившись тем, что я, как и все подростки того возраста, постоянно делал какие-то взрывпакеты, самопалы с непредсказуемыми последствиями (частенько возникали слухи, что то у одного пацана, то у другого оторвет палец или руку от таких игрушек), отец, как мудрый человек, не стал мне запрещать заниматься этими вещами. Он сделал по-другому - сам стал мне помогать их изготавливать, чем гарантировал, что ничего у меня не оторвет. Помню, как-то гуляю, а из-за пояса торчит пистолет-поджига (порох, пули - все настоящее, только стреляет от поджига фитиля, отсюда и название), ко мне подходит милиционер, молча достает мой пистолет из-за пояса, с интересом осматривает, затем хмыкает, засовывает мне его обратно и проговорив что-то вроде "будь осторожен", идет дальше.

  Милиционеры в Узбекистане сплошь толстые. В смысле те, которые не оперативные работники. Чем больше живот у него, тем больше уважения местных он вызывает. По размеру живота можно определять звание мента. По крайней мере мне попадались именно такие персонажи - чем больше живот, тем выше звание. Забавно было наблюдать, идет такой начальник, а служебная рубашка не сходится у него на животе.

  Летом в Узбекистане день начинается сразу с жары. Однако жара там сильно отличается от российской жары. Там воздух очень сухой, поэтому и сорокоградусная жара легче переносится, даже несмотря на то, что асфальт при этом мягко проминается под ногами, как пластилин. Здесь же уже 20-25 градусов для меня пытка. Так вот, местные начинают день с полива асфальта водой. Выйдешь из дома часов в семь, солнце уже вовсю светит, и повсюду мокрый асфальт, от которого идет прохлада. А вечером в окна доносятся вопли местного муэдзина с ближайшего минарета. Вот еще штрих - если в России иногда в окна доносятся крики "Молоко", разносимые местными владельцами коров (в небольших городах, конечно), то там - "жа-а-ареный кукуруз". Это типа попкорна, но в виде такого склеенного шарика. Матери сильно не нравилось, что я такое покупаю, она пыталась меня застращать, типа их склеивают соплями, но меня это не останавливало, свои 15 копеек я все равно у нее выбивал.

  Кинотеатров у нас было много, как обычных, так и открытых. Чаще всего там показывали индийские фильмы из-за чего я знаю в лицо практически всех индийских актеров того времени. Но иногда и нормальные фильмы показывали. Типичные названия кинотеатров - "Алишер Навоий", "Новая Эра", "Нурхон".

  Сами узбеки довольно приветливые люди. Но это у них проявляется уже в возрасте. С молодыми у нас постоянно были проблемы. В какой-нибудь их аул одному заходить - большой риск, местная молодежь может избить, отнять велосипед. Всегда спасали быстрые ноги. Старшее поколение очень вежливое. Моих родителей сильно уважали (оба врача). Как ни пойдем с отцом на базар, каждый второй-третий встретившийся узбек здоровается с ним. Спрашиваю - "Кто это?". "Не знаю", - улыбается отец, - "Наверно лечился у меня". Иногда вечером раздавался стук в дверь. Открываем - приехала какая-нибудь медсестра с мужем, работающая под началом матери, привезли пару ящиков огурцов или помидоров. Просто так. В подарок.

  Моя тетка преподавала французский и русский языки в школе. Лет пятьдесят. Так вот, когда она умерла, мои родители занимались подготовкой к похоронам. Мимо проходил узбек среднего возраста. Заметив родителей, спросил, что происходит, ведь здесь живет такая-то и такая-то. А узнав, в чем дело, куда-то убежал. Через час в дом тетки принеслась толпа узбеков (пара десятков), учившихся у нее или просто знавших ее и стали помогать с похоронами. И такие они бывают.

  Поход в школу - отдельная песня. Практически всегда есть риск лишиться денег, выданных родителями на обед. Местная шпана (как узбеки, так и русские и прочие) вылавливают одиночек, а иногда и не одиночек, шмонают, отбирают деньги. Поэтому у всех, кто хотел этого избежать вырабатывалась привычка хорошо прятать деньги, не хранить их в одном месте (если найдут, то хоть что-то останется) и подсознательный рефлекс определения опасных мест, скоплений людей, могущих тебя перехватить для этой цели. Порой идешь куда-то и вдруг неожиданно для себя сворачиваешь в сторону, делаешь обход. Начинаешь анализировать почему это сделал - да, точно, избежал возможных неприятностей. Кроме того, в сумке всегда лежат нунчаки и нож. Как-то останавливает меня на улице милиционер, показывает корочку и просит проехать с ним. Ну все, думаю, попал. В сумке - нунчаки, нож, пара взрывпакетов и поджига. Однако обошлось, меня попросили поприсутствовать на опознании. Посадили рядом с другими такими же парнями и одним "преступником", который у кого-то снял куртку. Самое забавное, что именно этот "преступник" за неделю до того с подельниками перехватил меня и отнял все деньги. Мой арсенал тогда мне бы не помог, я был один, а их пятеро. Про себя злорадно радуюсь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.