Звездолет "союз"

Завацкая Яна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Звездолет

История первая. Союз уходит в Космос.

Глава 1. Кэс Кэрон.

В Москове пятый день лил дождь.

Правительство, как всегда, экономило на климатизаторах. Под стенами Желтого Дворца торчали одинокие пикетчики с плакатами о дурной погоде. Мимо, косясь на них, прогуливались полицейские, но приказа задерживать пикетчиков не поступало.

Население, защищаясь зонтами и пакетами от льющейся сверху влаги, спешило на работу и по делам, как обычно.

На автобусной остановке скопилась очередь. Кэс сначала пробовал читать, прикрывая голову и читалку плоскарем — модной плоской сумкой-коробкой, но потом ливануло так, что читалку пришлось убрать. Удалось втиснуться в третий по счету автобус, но до окошка оплаты Кэс дотянуться уже никак не мог, что поделаешь — приходится рисковать штрафом. Он забеспокоился при мысли о том, что наверняка опоздает. Ехать сорок минут в лучшем случае. Надо было выходить раньше, с запасом. А теперь премию снизят, да и вообще: опоздавший на шаг ближе к безработице.

Плевать, подумал Кэс и щелкнул по окошку читалки.

— Ты че, грамотный, что ль? — заинтересовался детина с трехдневной щетиной, он стоял на ступеньку выше Кэса. Сунул красный пористый нос в читалку. Прочел громко, по складам:

— "ве-ли-чи-на крас-ного сме…сме…щения демонстрирует, что этот квазар…" э-э-э… Что это за муть? Умный такой, в натуре?

— Не твое дело, — сухо сказал Кэс и выключил "Астрономический обзор". Бессильная ярость захватила его. Даже не почитаешь в транспорте по-человечески. И это — жизнь?

— Ты как со мной базаришь, козел?! — возмутился детина и протянул было к Кэсу волосатую длань, но какая-то дама с тяжелой кошелкой рядом пронзительно заверещала:

— А ну руки убери, кому говорят! Размахались тут! В транспорте или где?! … — Кэс облегченно перевел дух, хотя дама не замолкала, и ее вопли резали уши, как сирена. Детина стушевался и бормотал что-то смущенно. Дальше ссора шла между ними. Кэс постарался отключиться. Думать о квазарах. Во времена СТК к ним посылали подпространственные зонды, и по мере приближения эти зонды выдавали потрясающую информацию. В 450-е годы даже готовили экспедицию, правда, расстояние до квазаров так велико, что длительность экспедиции оказалась неразрешимой проблемой. Несмотря на то, что автономные корабли давно уже существовали. Решили отложить исследование квазаров до лучших времен, когда откроют еще более скоростные методы передвижения. Лучшие времена, правда, не наступили — наступили худшие.

Точные знания о квазарах могли бы перевернуть науку. Кэс с удовольствием отправился бы в такую экспедицию. Без всякого возврата. По правде сказать, он и без квазаров, просто так, с удовольствием бы провел остаток жизни в Космосе, никогда не возвращаясь на эту долбанную мерзкую планету…

Была одна планета, на которой ему хотелось бы жить. Но ее уничтожили тридцать лет назад. Возврата на нее нет и быть не может.

А здесь, на Руси, в Москове, делать ему совершенно нечего.

Кэс успел вовремя. Вставил карточку буквально за несколько секунд до конца пересменки. Значит, не будет автоматического вычета из премии и заноса в личный файл. Это хорошо. Из премии вычтут пустяк, а вот несколько мелких нарушений дисциплины в личном файле — и менеджеры быстро найдут ему замену.

Мало ли в Москове безработных электриков.

В общем-то, своей нынешней работой Кэс был доволен. Даже очень. Где только ему не приходилось крутиться! Несколько лет он был безработным, был даже бомжом. Работал на сезонных у фермеров, был мусорщиком, ухаживал за дрессированными ящерицами в цирке, был уборщиком в салоне красоты, грузчиком, курьером… И вот наконец ему удалось оплатить какие-никакие курсы электриков, и теперь он уже два месяца как выбился в люди — имел постоянную работу ночным электриком в филиале "Аэрокосмики".

К тому же, работа непыльная и оставляет много свободного времени. Четырежды за ночь нужно совершить обход, а все остальное время — просто следить за работой аппаратуры, сбои бывают редко. На этом небольшом заводе производили авиационную электронику для "Аэрокосмики", народу здесь работало немного, а ночной электрик требовался всего один в смену.

Он принял смену, расписался в журнале размашисто — Кэс Кэрон, дежурный, поставил дату. Отправился в первый обход. Кое-где в цехах еще возились рабочие и инженеры, задержавшиеся после смены, но постепенно все покидали здания. Ночью завод простаивал. "Аэрокосмосу" не требовался излишек продукции — продавать ее все равно здесь некому, вертолеты и космолеты хозяин "Аэрокосмики" производил исключительно для своих целей — транспорта редкоземельных и урановых с планет здешней системы, а также туризма и развлечений.

Когда Кэс обесточил последний цех, охранник уже запирал ворота. Кэс этого охранника уже запомнил, пару раз дежурили вместе. Звали его Иваном. Мужик серьезный. Иван, как обычно, помахал ему рукой и крикнул.

— Заходи, у меня пирожки домашние!

— Нельзя! — крикнул Кэс издалека и развел руками для наглядности, — Боюсь, уволят!

И вернулся в аппаратную. Проверил и занес аккуратно в журнал показатели всех цехов. Все было тихо и мирно, лампочки на пульте горели ровным, спокойным светом. До второго обхода еще час.

Выполнив обязанности, Кэс уселся ужинать. Открыл бутылку "Имки" — местного пива, откупорил банку с лососем и порезал купленный по дороге черный хлеб.

Может, стоит плюнуть на правила и посидеть с Иваном? Да не очень-то и хочется… разговаривать скорее всего будет не о чем. Если вдуматься, за последние 30 лет у Кэса не появилось ни одного настоящего друга. Полная изоляция. Нет, были приятели, и с соседями он был в добрых отношениях. Но скучно с ними — сидеть, пить пиво или водку под соленые огурцы, перетирать ни о чем… Кэс предпочитал дома почитать что-нибудь, посмотреть старые фильмы, или заняться своей коллекцией данных, поразмыслить о Вселенной и человечестве, хоть и были эти размышления не слишком веселыми.

С людьми же умными, образованными Кэс никогда не общался, так как у него никакого признанного на Руси диплома не было, квартирку он снимал в рабочем квартале — и то эту роскошь он только теперь себе смог позволить, машины у него не было, встретиться с образованными людьми было попросту негде, да они и не стали бы с ним разговаривать. Кто он такой — простой электрик…

Кэс давно привык жить в одиночку.

Он выпил полстакана, когда на селекторе вспыхнул огонек связи. Кэс поморщился — опять Иван. Ну сказано же ему, не пойду. Он нажал кнопку.

— Аппаратная слушает.

— Слышь, — в голосе Ивана явственно звучало удивление, — тут шеф приехал… тебя спрашивает.

— Меня? — недоуменно спросил Кэс. — А что за шеф, кто именно? Начальник филиала, что ли?

— Да… погодь… ты в аппаратной? Он сказал, что сам к тебе зайдет. Жди. Ну все, отбой!

Кэс подошел к окну, выходящему на улицу. На стоянке внизу была запаркована всего одна машина, каплеобразная "Вега", едва различимая в сгустившихся сумерках.

Кэс перешел к другому окну — отсюда было видно, как по двору стремительно идет высокий узколицый в темном летящем плаще человек. Очевидно, приехавший на "Веге".

Кэс узнал его, хотя ни разу не видел живьем. Готовясь к собеседованию при приеме на работу, Кэс изучил сайт предприятия. Главный инженер "Аэрокосмики" Линь Ю заинтересовал его — похоже, этот человек заработал пост не связями или хорошо подвешенным языком, но был и в самом деле отличным специалистом, на его счету числились изобретения, которые можно смело назвать гениальными. Может быть, как раз благодаря уму этого инженера, акции "Аэрокосмики" и держались уже многие годы стабильно высоко.

Фигура главного инженера пропала из поля зрения, и через несколько секунд раздался стук у входа в аппаратную. Недоумевая, Кэс подошел и распахнул дверь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.