Когда приходит Весна

Руссет Анастасия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда приходит Весна (Руссет Анастасия)

Руссет Анастасия.

Когда приходит Весна.

Она задумчиво провела тонким пальцем с длинным наманикюренным ноготком по ледяной ручке трона, оставив четкую царапину. Мир казался таким унылым без любви и нежности… Почему же для неё эти чувства больше недоступны?

Грозный генерал Лёд старался воспитывать дочь в строгости, хотя, совершенно не специально, потакал всем капризам своей любимицы, разбаловав её до невозможности. Мать – нежная леди Бриз, обожала малышку. И очень огорчилась, когда выросшая девочка, потеряв того, которого очень сильно любила, решила отказаться от тепла. Теперь её кожа не переносит тепла. Или, ей так казалось?

– Госпожа, госпожа! – В тронный зал влетели снежные феи, закружившись под потолком как огромные белые мухи. – Герда пришла за ним! Он хочет уйти!

В ответ она только махнула рукой. Пусть уходит. Честно говоря, теперь она жалела, что подобрала тогда этого мальчика.

Хотя Кай поцеловал её в день знакомства и наговорил море комплиментов, оказалось, что привлекла его только слава любовника Снежной Королевы. И она купилась… Купилась, черт побери! На слова, руки и губы того семнадцатилетнего пройдохи, которым он был уже тогда. Забрала мальчишку с собой в замок. Завалила мехами и драгоценностями. А он только ныл, жаловался и требовал сделать его её Королем.

Как же! Держи карман шире! Кай – Снежный Король. Тогда, в приступе смеха, вся её свита чуть не попадала с любимых насиженных мест у трона. Деревенский мальчик Кай, не умеющий читать и писать, сморкающийся в тронном зале, пускающий газы за обеденным столом… Кай, чьими достоинствами были только красивая внешность и холодные руки, которые не обжигали её ледяную кожу.

Фейки хороводом закружились вокруг висящего под потолком огромного светящегося куска льда, который уже добрую сотню лет заменял люстру. Массивная дверь тронного зала из полностью промороженного дуба гулко звякнула, когда высокий прекрасный юноша с солнечными волосами и льдистыми голубыми глазами резко вбежал внутрь.

– Я ухожу! – С пафосом заявил он, топнув ногой, одетой в шикарный кожаный сапог с меховой оторочкой.

Соболиная шуба на широких плечах лишь подчеркивала его идеальную фигуру. Кто бы мог подумать, что Каю всего девятнадцать? Королева вновь залюбовалась парнем. Впрочем, его внешность не имела никакого отношения к внутреннему содержанию. Когда Кай открывал рот, становилось совершенно ясно, что внешность в мужчине – не самое главное.

– И что? – Её голос был холоден, как льды Антарктики.

– Ты совершенно меня не ценишь! – Звучный мужской голос разнесся по тронному залу, отзываясь стеклянным звоном в стеклянных закоулках. – Я как пленник в твоем дворце! Как белые медведи или Снежные Люди!

– Ты свободен, Кай, – устало ответила она. – Можешь идти, куда пожелаешь.

Такие заявления с его стороны становились всё более частым явлением. Как и уговоры, наконец, выйти за него замуж. В тайне Кай надеялся, что она забеременеет от него и тогда уже не сможет отвертеться от свадьбы. Вот только мальчик не учел, что самой Снежной Королеве нет нужды отчитываться перед кем-то или соблюдать мнимые человеческие приличия. И, конечно, она была гораздо умнее своего юного человеческого любовника. Госпожа прекрасно знала, как избежать нежелательной беременности.

– За мной пришла Герда, – слова звучали напыщенно. Впрочем, как он этого и желал. – Я ухожу с ней. И не пытайся уговорить меня остаться.

– Ты свободен, Кай, – еще раз повторила она. – Ты можешь идти. Никто не будет тебя задерживать. Ты даже можешь взять с собой, что хочешь. Но только то, что унесешь в своих руках.

Он вздрогнул и стал судорожно хватать ртом морозный воздух, как выброшенная на берег рыба. Этот мальчик что, действительно ожидал, будто она будет умолять его остаться? Ей стало смешно, совсем как в юности, когда Королева поняла, что её любимый, скорее всего, мертв и больше не вернется. Именно тогда она навечно заковала свое сердце в броню изо льда, заодно обрекая всех вокруг на вечную ледяную пустыню. О, да! Этот смех определенно носил в себе нотки сумасшествия, но за столько десятилетий одиночества все вокруг к этому уже привыкли.

– Уходи! – Она махнула рукой в изгоняющем жесте.

Из-за трона вышли два больших белых медведя и оскалились на Кая, сделавшего было несколько шагов по направлению к Повелительнице.

– Ты н-не м-можешь меня в-выгнать! – Заикаясь, произнес он, – ты н-не м-можешь!

– Уходи, Кай. Иначе я разрешу холоду взять своё.

– Злобная фригидная стерва! – Прокричал он с перекошенным от ярости лицом, развернулся и бросился прочь из тронного зала. Вероятно, собирать вещи.

Она не удивилась, в душе ожидая чего-то подобного. Вслед Каю полетел только царственный смех, звенящий стеклянными колокольчиками. После того как дверь за ним захлопнулась, Королева смеялась еще несколько секунд. Потом этот звук будто отрезало. Серьезным повелительным тоном Хозяйка приказала привести Герду. Ей очень хотелось увидеть девочку, которая столько прошла ради этого идиота.

Снежные Феи гурьбой бросились исполнять приказ, белые медведи вернулись на свои места возле двери. Быть может, поэтому никто не заметил влажную серебристую дорожку на щеке Снежной Королевы, быстро превращающуюся в белую полоску инея.

Кто сказал, что вода с солью замерзает хуже?

***

Герда оказалась маленькой и тонкой – на грани истощения – это не смогла скрыть даже ободранная шубейка на её плечах. Впрочем, от холода ледяного дворца укрыться было сложно и самой теплой одеждой. Поэтому девушка дрожала, вызывая жалость даже у самой Снежной Королевы.

– Я просто хочу знать, зачем он тебе нужен, – с загадочной улыбкой спросила Повелительница. – Этот человек почти бесполезен. Он может быть красивой декорацией, не более.

– Это ты, – жарко и хрипло зашептала Герда в ответ, – это всё ты и поганое троллево зеркало! Он был таким хорошим, таким милым мальчиком, пока эти осколки не попали ему в сердце и глаз! А потом он принялся дерзить бабушке и вести себя как принц, мой Кай!

Она закашлялась, прервав свою пылкую речь. Снежная Королева с сочувствием поглядела на упавшую на колени девушку. Это почти наверняка пневмония. Бедная дурочка! Хотя очень целеустремленная, нужно признать. Не у каждой хватит сил и выдержки так долго искать оболтуса, в которого она была влюблена в детстве.

Госпожа щелкнула пальцами, приказывая морозу не трогать Герду. По какой-то причине ей понравилась эта девочка. Быть может, потому, что Королеву всегда привлекали пылкие дурочки? Или любовь и смирение, которые Герда буквально источала каждой клеточкой своего тщедушного человеческого тела? Как бы то ни было, решение госпожа приняла.

– Возможно, я огорчу тебя, – осторожно начала сидящая на троне, – но никакого зеркала не было. Это просто людские сказки. Попытки оправдать глупость, невежество, злобу, жестокость и другие некрасивые дела, присущие детям человеческим. Гордыня Кая – его собственная вина. Он просто такой, как есть. И изменить его тебе вряд ли удастся.

Герда слушала, молча опустив глаза на ледяной пол, изукрашенный мозаикой и художественной изморозью.

– Я знаю, – ответила она, наконец. – Всегда знала, но не хотела верить. Цветы, лишающие памяти, всего лишь наркотик. Говорящие вороны в саду принцессы не могли улететь потому, что у них обрезаны крылья. Добрые старушки, направившие меня сюда, хотели лишь украсть мою одежду… Но олень… Он же говорит, действительно говорит! Поэтому я и надеялась, что Кай…

Из её глаз закапали редкие соленые капли, превращаясь в льдинки еще до того, как касание твердой поверхности пола превратит их в мелкие искрящиеся осколки. Говорящий олень, вероятно, был только её бредом, вызванным высокой (от заболевания) температурой.

– Но ты не ответила, – мягко заметила Королева, – зачем тебе Кай?

– Когда мы были маленькими, посадили два розовых куста, – начала Герда. – Я красный, а Кай – белый. Он поцеловал меня тогда и сказал, что будет рядом всегда. Что женится на мне, когда вырастет. Его бабушка смеялась, ведь Кай – сирота, сын бедного садовника, а я – дочь бургомистра. Но я всегда знала, что должна быть только с ним.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.