Я – джедай!

Стэкпол Майкл А.

Серия: Звездные войны: [122]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я – джедай! (Стэкпол Майкл)

Глава 1

Никто из нас не любит сидеть в засаде, главным образом потому, что никогда нельзя знать наверняка, кто в данный момент ведет охоту – мы или наши противники. Эти пираты, воюющие на стороне Империи, не раз избегали ловушек, блестяще расставленных Новой Республикой. Создается впечатление, что они прекрасно осведомлены, где и когда и даже на какой технике их ждут. После им и остается-то всего ничего: планировать свои рейды в соответствии с полученной информацией. В итоге мы неизменно остаемся внакладе: тратим драгоценные время и силы на подсчет очередных убытков, лечение ран и восстановление разбитых машин.

Разбойный эскадрон считается элитным подразделением Новой Республики. Его пилотам поручаются наиболее трудные и ответственные задания. Последнее, например, предписывало отправиться в один из районов системы К'ватт и ждать там, удобно разместившись на нескольких астероидах покрупнее. На самом деле все обстояло иначе. Официальная версия на то и официальная версия, чтобы иметь двойное дно.

В конечном итоге мы оказались вблизи от пятой, главной луны системы К'ватт, Алакаты, где и было быстро установлено необходимое оборудование, правда, датчики работали в минимальном режиме, дабы не привлекать лишнее внимание тех, кому предназначалась ловушка. Перед вылетом с нами провели особый инструктаж. Разведывательное управление Новой Республики поставило эскадрилью в известность, что пираты Леонии Тавиры намерены захватить пассажирский лайнер, идущий с северного континента Алакаты. Что ж, их выбор можно одобрить. Три года назад мы с Миракс провели там волнующий медовый месяц, как раз незадолго до вторжения Гранд адмирала Трауна. Поэтому у меня сохранились самые приятные воспоминания об этом месте и особенно о богачах Новой Республики, чьи шеи и руки были сплошь в драгоценных камнях и не менее драгоценных металлах.

Я взглянул на хронометр, один из лучших приборов на «крестокрыле»:

– «Сверкающая звезда» все еще идет по расписанию?

Астродроид Свистун, электронный собеседник и по совместительству штурман, находился позади кабины пилота и не замедлил что-то раздраженно просвиристеть.

– Да, я помню, что просил тебя держать меня в курсе всех изменений. Да у меня и в мыслях нет, что ты ее упустишь, – я снял руки с приборной доски и стал медленно массировать запястья, чтобы восстановить кровообращение. – Просто я беспокоюсь.

Он тут же отозвался в излюбленной занудно-поучительной манере.

– Эй, если терпение издавна считается добродетелью, то это вовсе не значит, что нетерпение – грех.

И опять в ответ банальность. Благоразумно прекратив спор, я обратился к последней части дыхательного комплекса, которому когда-то научился у Люка Скайуокера, пока тот пытался завербовать меня в ряды джедаев. Сделав вдох через нос на счет четыре, я не дышал до счета семь и выдохнул на цифре восемь. Потом повторил, увеличивая промежутки. С каждым последующим вдохом нарастало ощущение, что чудовищное напряжение покидает меня, а сознание проясняется. Теперь я нуждался только в одном – в сражении… если, конечно, пираты появятся. И желательно, побыстрее.

Некоторые события действительно происходят очень быстро. Мы с Миракс и поженились-то очень быстро, а пока я соображал что к чему, вокруг нас заварилась такая каша, которая сделала нашу семейную жизнь нелегкой. Хотя я бы назвал это – семейной жизнью с элементами экстрима. Гранд адмирал Траун и его шуты испортили нам первую годовщину. Во время второй мне пришлось спасать Иана Додонну и остальных пленников из тюрьмы на «Лусанкии». Затем во время знаменитого имперского штурма на наш дом бесцеремонно свалился «звездный разрушитель». К счастью, мы тогда отсутствовали и не смогли встретить гостей, как полагается, о чем почему-то совершенно никто не пожалел.

В действительности, единственная польза от всего этого – последующее назначение. Выследить Леонию Тавиру – назначение, придавшее нашей жизни призрачный вкус удовольствия и отдыха. Когда между набегами ее пираты исчезали в неизвестном направлении, мы получали неделю спокойной жизни, и только по прошествии семи дней начинали оглядываться по сторонам в ожидании новой атаки. Ту злополучную неделю мы с Миракс провели с пользой: восстанавливали разрушенный дом, а заодно пытались склеить треснувшие отношения. Но как только все стало получаться, я узнал, что такое настоящий сокрушительный удар. По сравнению с ним бунт Трауна – невинная шалость.

Миракс решила, что хочет иметь детей.

Она решила.

Нет, я ничего не имею против карапузов, пускающих пузыри, особенно когда их уводят по домам счастливые родители. Дети хороши лишь на расстоянии, в чужом доме. Хм. Объяснять свою жизненную позицию Миракс оказалось не самым приятным делом, которым я когда-либо занимался в своей бурной жизни. К тому же болезненным. Растерянность и обида в ее глазах еще долго преследовали меня. Честно говоря, мое мнение вряд ли было решающим, да я и сам не знал, хочу ли отговорить Миракс от опрометчивого шага. И все же, попытка не пытка.

Ну, это как сказать… Аргументы, которые я привел любимой жене, поражали своей примитивностью и несостоятельностью. Взять, к примеру, вот этот: «Сейчас наступили тяжелые времена для Галактики». Она отбила его мощным контрударом: «Наши родители находились в сходной ситуации, и мы, как ни крути, чувствуем себя более-менее нормально». Я парировал «ненадежной, мало оплачиваемой работой». Миракс только хмыкнула в ответ: «Главное – ты жив, а все остальное дело наживное». Сентенцию она подкрепила статистическими выкладками: несколько файлов с реальной отчетностью по ее экспортно-импортным операциям. Она заявила, что в одиночку может обеспечить семью из трех или четырех человек, а я на это время вообще могу оставить службу и посвятить себя заботе о младшем поколении. Кроме того, она заметила, что носить в себе ребенка целых девять месяцев без перерыва – это все равно, что отпахать три года с лишним при сорокачасовой неделе. Что может сравниться с материнским долгом? Только отцовский! После этого Миракс сказала, что я буду великолепным отцом, поскольку мой собственный отец в свое время провел хорошую воспитательную работу. Остается только вспомнить основные навыки, и дети будут от меня без ума. Или я от детей. Впрочем, какая разница? Фраза о том, что я должен отплатить ее свекру любовью, прозвучала довольно патетически, хотя и глупо. Такое впечатление, что я предам его память, если прямо здесь и сейчас не займусь вопросами детопроизводства. Аргумент убийственный, и Миракс отлично об этом знала.

Дискуссии по мере их нарастания привнесли немалый дискомфорт в наши отношения. Миракс превратила общение в непрерывный поток примеров из истории множества народов, вымерших только потому, что ни одна из пар не желала иметь детей. Миракс осыпала меня ядовитыми насмешками, за которыми я угадывал ее боль. Раздражение и жалость, растерянность и любовь – все это накалило эмоции до предела. Я чувствовал, что еще немного, и взорвусь. Малейший комментарий о генетической предрасположенности и дальнейшей судьбе нашего ребенка возвращал меня к нерешенной проблеме. Кусочки мозаики никак не желали складываться в красивую и понятную картинку. Я чувствовал, что так будет продолжаться, пока я не отреагирую правильно на поставленный вопрос. Вот только вопрос касался ребенка. Моего ребенка. Нашего ребенка.

Миракс пошла далее на то, что специально включила экран Всемирной сети именно в тот момент, когда в новостях показывали очаровательных трехлетних карапузов принцессы Лейи Органы. Близнецы оказались очень милы, и их появление могло спровоцировать демографический взрыв в Новой Республике. Мою жену нельзя упрекнуть ни в черной зависти, ни в стремлении быть такой как все, просто она была ровесницей Лейи, а значит, достигла того идеального для женщины возраста, когда стоит позаботиться о потомстве.

Если женщина хочет, значит, это неотвратимо. А информационные службы Республики, как нарочно, вновь и вновь показывали царственных близнецов. Репортеры Новой Республики предпочитали не акцентировать внимание на том, как детишки пускают слюни или ревут, упав и расшибив себе коленку, и сильно приукрашивали радости, связанные с воспитанием малышей. В итоге каждую ночь мне стал сниться один и тот же сон – я держу улыбающегося младенца, который мне говорит: «Здравствуй, папа!» Странно, но вскоре я перестал воспринимать его как ночной кошмар, напротив, постарался сохранить видение в сознании. Когда просыпался, то казалось – еще немного, и я приму все условия Миракс.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.