Конец света отменяется, или Дверь в Новую эпоху

Белов Александр Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Александр Иванович Белов

Конец света отменяется, или Дверь в Новую эпоху

Вместо предисловия

Битва за климат Пророчество Сварога

В осенний день 2009 года небольшая группка странно одетых людей брела по грунтовой дороге в Опалихе. Грязь хлюпала под ногами, разъезжавшимися на мокрой скользкой глине. Но люди шли. Они шли в лес. Там, за перелеском, за сосновым бором в березняке на холме стоял идол Сварога – древнерусского языческого божества огня. Поставили его недавно энтузиасты из Общества любителей русской старины.

Опалиха – излюбленное место лыжников. Кто из москвичей не любил эти пологие холмы с утрамбованным настом искрящегося снега, по которому сами скользят полозья лыж; свежий зимний воздух? Осенью в этих местах немного людей. Грибники предпочитают уезжать подальше от города, а желающих бродить по мокрой листве и грунтовым дорогом в слякотное время находится мало. Иное дело – дачники и любители старины, выяснившие, что некогда в этих местах стояло древнее капище Сварога. В сакральном месте в лесу, в самой чащобе и был возведен идол. Так ожил старинный языческий культ, которому несчетное количество лет.

И вот, наконец, путники у места. Скинуты плащи, под которыми оказались белые вышитые рубахи с затейливым геометрическим орнаментом, подвязанные поясками из сплетенных кожаных полосок. На некоторых женщинах – сарафаны. Здесь и молодые, и старые, убеленные сединами. Мужчин больше, чем женщин. У кого на ногах сапоги, у кого кроссовки, а кто переоделся в заблаговременно взятые с собой древнерусские лапоточки. Разнородная компания. Но, несмотря на всю свою разнородность, этих людей объединяет вера в старинную религию предков.

Вокруг Сварога стали кругом, взялись за руки. Стали читать хором нараспев древнюю молитву. Достав заранее припасенные дровишки, зажгли ритуальный костер. Пламя разгоралось нехотя, словно забыл дух священного огня, как горели ритуальные костры тысячи лет назад и день и ночь у древнерусских изваяний богов. Но вот заплясали радостно языки пламени. Извиваясь и урча, огонь стал поглощать предложенные ему дрова и хворост. В костер с молитвой полетели три крупные розы. Седовласый старец в комбинезоне цвета хаки, под общее негромкое пение, творя молитву, стал лить в огонь масло из плошки, высыпал зерна и рис. Огонь принимал подношения. В воздух поднялся сноп искр.

Вперед вышла молодая женщина. Она сняла платок и, сунув его небрежно в карман пальто, распластав светлые кудри по плечам, стала внимательно вглядываться в огонь. Наступила тишина. Лишь ветер шумел желтой лис твой где-то вверху. Падали листья, кружились, и огонь потрескивал, жадно облизывая сучья.

«Все, что вижу, – скажу-расскажу, все, что будет, расскажу…» Голос у женщины был звонкий. Она смотрела на огонь не отрываясь. «Ты скажи нам, не скрой, все, что ждет, наколдой… Будет иль нет, не знаю, может, привидится мне; узнаю… Что дашь нам впереди, Свароже?» Глаза у женщины затуманились. «Вижу, вижу! – перебивая сама свой стихотворный размер, заговорила она быстрым, сбивчивым и как бы захлебывающимся голосом. – Вижу стройку, вижу рабочих, вижу, щебень возят грузовики… Будто строят дорогу, пилят деревья. На месте леса будет дорога… Дорога идет далеко. Вроде бы к Химкам. Похоже на Химки. Там тоже валят лес. Строят дорогу. Люди ходят, протестуют… дерутся. Какое-то здание вижу, кричат ребята молодые, кидают что-то в окна». Женщина внезапно замолчала, но через минуту продолжила: «А вот еще вижу – дымно в Москве стало, Москва охвачена дымом. Солнца не видно совсем. Что это? Может быть, что-то горит? Дыма очень много. Люди ходят задыхаются, кашляют… черные птицы летят к Москве. Вижу ясно, несут на крыльях горячие уголья. Поджигают лес… Все!» Женщина облегченно выдохнула, остановилась, не отводя глаза от огня.

Вперед шагнул старец. «Огонь поглотит Москву?» – спросил он. «Нет, вроде и не поглотит. Но дыма много будет, и очень жарко будет. Огонь, огонь, кругом огонь! Стена огня. Кто-то сгорит в доме деревянном, кто-то от дыма умрет… Лес будут рубить, молодежь будет бузить», – отвечала женщина.

«Дым и огонь все поглотят?» – спросил старец.

«Нет, вроде не до конца».

«Когда это будет?»

«В августе. Черный август нам ждать!» – неожиданно резко выпалила женщина…

Странное пророчество начало сбываться совсем скоро: прошло чуть больше полугода. Увы, Сварог не обманул!Предреченный август 2010 года. Книга судеб русского народа

В Москве в начале августа 2010 года было очень дымно, как, пожалуй, еще не бывало никогда. Солнце палило нещадно. В дыму лесных пожаров потонула столица некогда первого в мире социалистического государства. К чему бы это? Неужели кто-то решился окурить дымом наш большой улей, в котором проживает сейчас 15 процентов населения России, дабы усыпить активность двуногих пчел? Из Москвы побежали, поехали, полетели в разные стороны те, кто мог побежать, поехать, полететь. Со всех сторон послышался неофициальный клич, сказанный полушепотом: «Спасайся, кто может!» Те, кто не мог спасаться, задыхались в дыму и, кашляя, с удивлением и мольбой вздымали глаза на великолепное солнце, которое само потонуло в белой дымке и среди бела дня стало похоже на полную луну. Но великолепное солнце не внимало мольбам москвичей и гостей столицы. Оно продолжало палить нещадно. И в начале августа температура в столице некогда первого в мире социалистического государства достигла рекордной отметки в сорок градусов. Такого не было никогда на памяти людей, проживавших в Москве, и на памяти метеорологов, с удивлением читавших старые сводки и древние летописи.

Меж тем в дыму пожарищ внезапно возросла протестная активность молодежи. Может быть, молодежь надышалась дыма от пожаров и неожиданно повела себя так, как пелось в песне, которую распевали по радио в советское время: «Взвейтесь кострами, синие ночи, мы – пионеры, дети рабочих; близится эра светлых годов, клич пионера: всегда будь готов!»

Советские коммунисты-большевики давно говорили нам, что «в стране советской полуденной», в которой «маршал наш Буденный скакал средь серых ковылей», нет и не может быть социального протеста молодежи, потому что у нас просто нет социальной базы для протестных действий, так как «молодым везде у нас дорога», а также «все лучшее – детям!». Однако молодежь, опровергая эти далеко идущие выводы советских ученых, запалила костры на месте вырубки химкинского леса под скоростную автомагистраль Москва-Санкт-Петербург и соорудила баррикады из поваленных деревьев. Молодежь, наглотавшись дыма, стала протестовать против рубки деревьев в ближайшем Подмосковье. Если бы скоростную автотрассу Москва-Санкт-Петербург стали прокладывать в другое время и лес рубили не тогда, когда горели подмосковные леса, быть может, ничего бы и не было. Но в дыму пожарищ молодежь взбунтовалась, неожиданно перекрасившись в зеленый цвет защитников природы. Мэрию Химок молодые анархисты в количестве ста человек, предусмотрительно скрыв свои лица повязками, забросали дымовыми шашками; и кое-кто уже всерьез заговорил о зеленой революции. Но власть упорствовала. Деревья под трассу вырубили, а анархистов-бузотеров, бросавшихся под бульдозеры, разжигавших костры и певших неположенные песни в неположенном месте – в лесу, забрали в милицию.

В ответ на это совершенно неожиданно возмутились музыканты. Наверное, они тоже надышались ядовитого дыма от подмосковных пожаров. Так, музыкальный критик Артемий Троицкий и певец Юрий Шевчук провели на Пушкинской площади митинг-концерт, который собрал рекордное количество слушателей – тысяч пять, наверное, было. А еще через день в Лужниках состоялся концерт ирландской рок-группы U2, на котором было уже 60 тысяч человек. Вообще концерты рок-групп возбуждают молодежь, это хорошо известно. Концерт U2 планировался загодя, и не для возбуждения, а для развлечения. Но в этот раз лидер ирландской группы U2 Боно, узнав о вырубке деревьев в подмосковном лесу, неожиданно для всех спел вместе с Юрием Шевчуком песню «Достучимся до небес». Это был ощутимый намек. Молодежь на многотысячном концерте одобрительно свистела и орала. Тут власть переполошилась не на шутку и решила дать задний ход скоростной трассе, заявив о прекращении на время строительства и вырубки деревьев. Молодые экологи ликовали, еще бы: впервые в послеперестроечной России власть сдала свои позиции. «Зеленая революция», о которой и не мечтали большевики, свершилась!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.