О феях, хвостах и драконах

Дергачев Виктор Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О феях, хвостах и драконах (Дергачев Виктор)

Дирик

О Феях, хвостах и драконах

  Прелес-стно. Просто прелес-стно. И почему я не остался дома, а стал попаднцем, а? Вот и скачу теперь по дурацким кучам металлолома, уворачиваясь от летающих металлических болванок.

  -Скотина!

  ЖБЭНЬК!
- Очередной железный брусок запущенный на мой голос пробивает навылет моё укрытие, в аккурат над моей головой.

  -Дай передохнуть, сволочь!

  БЗДЫДЫНКС!
- Сразу два в этот раз металлических бруса, слева и справа от меня, пробивают моё не такое уж надёжное, как казалось на первый взгляд укрытие.

  -ТЫ ДОЛЖЕН ПОЧУВСТВОВАТЬ МАГИЮ, КРЕТИН! ПОВЕРЬ УЖЕ В НЕЁ НАКОНЕЦ-ТО!
- скрежещущий голос ревёт так, что закладывает уши.

  -Как полудурочная?! Как я хоть что-то почувствую, если я должен постоянно уворачиваться от твоих грёбанных железяк?!

  -ЕСЛИ ТАКОЙ НЕДОУМОК КАК ТЫ НЕ СПОСОБЕН ДАЖЕ В СПОКОЙНОЙ ОБСТАНОВКЕ НАСТРОИТЬСЯ НА ПОТОК МАГИИ, ТО ТОЛЬКО ТАК ДО ТЕБЯ ЧТО-ТО МОЖЕТ И ДОЙДЁТ!!!

  Грохот и лязг сминающегося металла предвещают приближение ко мне массивного и тяжёлого тела. У меня совершенно нет сил чтобы бежать, да и желания шевелиться нет. Десятки ссадин и кровоподтёков по всему телу, вкупе с непрошедшими ушибами и синяками создают ощущение будто я был шариком для пинг-понга у двух гигантов. Всё это вгоняет меня в непривычное безразличие к судьбе собственной шкурки.

  Короткий свист взмаха чем-то большим,- УДАР. С некоторым удивлением замечаю, что меня вместе с грудой железного хлама, которую я использовал как укрытие, попросту швырнуло в воздух и теперь несёт на сближение с ощетинившейся во все стороны арматурными прутьями каменной колонной.

  "Ох и буду же я на шашлык похож." - пронеслась шальная мыслишка, когда я увидел куда лечу. Я не считаю себя трусом, но смотреть на приближающуюся смерть не было никакого желания и я закрыл глаза.

  От удара из меня вышибло всё дыхание, и задыхаясь от нехватки воздуха я скрючился на земле. Несмотря на новую боль, ушибы и как мне казалось переломы всех костей я осознал одну восхитительную вещь - Я ЖИВ, Ё МОЁ! С замирающим восторгом я ощупал свою битую тушку и осмотрел место посадки, приходя постепенно в офигение. Колона даже не покосилась, зато на торчащих из неё штырях как грубые украшения висел металлический мусор с которым я врезался в этот церетелевский ёршик. Но причиной моего удивления было то, что я увидел путь который моё тело буквально продавило в этих прутьях. Итак, я вместе с несколькими тоннами металлолома пролетел в воздухе и на высокой скорости врезался в этот стоячий "ёрш", после чего моё тело вместо того чтобы быть нанизанным на прутья, смятым от удара, и ещё бог знает от чего должно было бы прийти в негодность, попросту промяло собой штыри, после чего выпало из вмятины и упало вниз с высоты 10-15 метров. И от всего этого у меня просто сбилось дыхание!!!

  Шок - это по нашему! Я даже пропустил момент, когда позади меня вздрогнула земля и глубокий голос, с ехидцей пролязгал:

  - НУ ЧТО, ДУРАЧИНА, ВОТ ТЫ НАКОНЕЦ-ТО И СДЕЛАЛ ПЕРВЫЙ ШАГ!

  Сидя на земле я откинулся назад и запрокинул вверх голову. Широко раскрыв свои глаза, я посмотрел прямо в багровые глаза с узким змеиным зрачком. А их обладательница склонив надо мной свою голову нагло шкерилась.

  И глядя прямо в эти самодовольные зенки я как только мог широко осклабился и протянул:

  - Ну ты и гадина!

  После чего сознание несчастного страдальца милосердно померкло.

  Глава 1

  Ничто не предвещало беды, да?

  Многие из моих знакомых часто указывали мне на мою грубость, нежелание уступать в спорах, и просто нелюбовь к смене обстановки. Я был самым настоящим домоседом, и предпочитал засесть дома с книгой, посидеть в интернете и вообще проявлял в желании никуда не ходить завидное упорство, граничащее с упрямством. С другой стороны если моим приятелям удавалось меня куда-нибудь вытащить, растормошить на активные действия или создать постоянную привычку вроде вторничных прогулок по набережной с бутылочкой пивка, то впоследствии бульдозер имени меня вытаскивал всех из берлог и тащил честную компанию в бары, клубы, и просто интересные места. При этом погода и состояние здоровья не учитывались, что привело к тому, что несмотря на сломанную ногу не вовремя увлёкшегося паркуром Толика, в пять часов вечера во вторник, под моросящим майским дождиком, наша компашка в полном составе дула пиво на набережной. Как заметил вечно неунывающий Серёга - "здоровье на привычки не влияет!" Впрочем весело прыгающий на костылях Толик на меня уже не косился и выглядел вполне довольным жизнью.

  Отдельной историей стало обучение в университете. Привыкнув с детства "тыкать" абсолютно всем, кроме старичков, я ещё в школе ловил "неуды" по поведению. Впрочем в классе шестом на это перестали обращать внимание, что дало мне спокойно закончить школу. При поступлении все близкие уговаривали меня проявлять вежливость в разговоре с профессурой, и обращаться на "вы", на что поднаторевший во время выпускных экзаменов в как бы безличном общении я только отмахивался. Впрочем когда веселейшей души человек, и просто классный преподаватель по социологии Михаил Маркович предложил обращаться к нему на "ты", я снова стал разговаривать в прежней манере. Однако наши профессора оказавшиеся людьми широкой души только улыбались и на меня внимания не обращали.

  Среди моих привычек также считались странными манера сосредоточено есть не отвлекаясь на внешние раздражители, и резкая реакция на отвлечение. Если я принимался за какое-то дело, то полностью зацикливался на нём, а от чего-нибудь неинтересного, скучного, либо просто неприятного я старался отмазаться. В тех случаях, когда мне всё таки приходилось заняться ненужной мне лично фигнёй, начинался анекдот про русского, который "один шарик сломал, а другой потерял." Знающие о таких гадских сторонах моего характера, друзья зареклись мне подобные вещи предлагать, либо привлекали мой интерес условными раздражителями. Самыми популярными у них были варианты - начать рядом со мной разговор на интересную тему, что отвлекало меня порой даже от еды, либо демонстрация новой книжки (в седьмом классе "Властелином Колец" я был отвлечён во время обеда от грибного супа и фаршированного перца, о еде я тогда вообще напрочь забыл), либо показать на экране мобильника фрагмент знакомого анимэ -"Хэллсинг", я тогда пересмотрел все серии залпом и начал читать мангу. Впрочем шансы отвлечь были весьма условными, и иногда я начинал орать и пинаться. Когда я читал "Возвращение Короля", и дошёл до момента где Король - Чародей нападает на Йовин, Серёга начал тормошить меня за плечо на тему свалить с последних уроков. В ответ я не глядя ткнул его кулаком в лицо, что послужило началом нашей недельной ссоры и двух "фонарей", светивших у меня справа, а у него слева.

  Я был весьма благодарен друзьям за терпение и прощение моего характера, и старался ценить и отвечать тем же. Ко мне всегда можно было обратиться с любой просьбой даже такой как встретить родственника/посылку с вокзала/аэропорта, либо отстоять в очереди в какую-нибудь социальную службу или за билетами куда-нибудь. Вспомнился момент, как Толян в очередной раз потерял голову от одной новенькой, и пока он её охмурял, я стоял для него в очереди за билетами на презренные "Сумерки". Длиннющая очередь из радостно щебечущих девиц с их полуживыми несчастными кавалерами, самую малость разбавленная одиночками, и я - массивный жлоб метр-девяносто ростом, с копной "зимних" (я на зиму почти не стригся, и обрастал просто дико) волос до лопаток, закрытыми за тоненькими очками глазами, нетерпеливо отбиваю такт ногой сорок-последнего размера обутой в массивные берцы. Из наушников доносится рёв Паука, его сменяют частушки Красной Плесени, заходится в воплях неугомонный Шнур, и вокруг меня создаётся устойчиво пустое на полметра место. Я скалюсь своей самой дебильной ухмылкой, подпеваю в полголоса, что моим-то басом весьма и весьма, и моё настроение становится просто зашибись. Я лично считал, что ещё остался должен, хотя и сильно жалел Толика, которого влюблённость обрекла на настоящий разрыв мозга.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.