Тень Сталина

Найтов Комбат

Серия: Не надо переворачивать лодку [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тень Сталина (Найтов Комбат)* * *

Глава 1

Переезд не занял много времени. Пока мы были у Сталина, люди Короленко перевезли наши нехитрые пожитки на дальнюю дачу. Её строили для Сталина, но он никогда в ней не жил, зато остальные члены Правительства и ЦК часто отдыхали там. Высокий одноэтажный, очень большой дом с зелёной металлической крышей был перестроенной усадьбой какого-то богатого помещика. Недалеко от высокого крыльца бил фонтан. А парк напоминал парк в санатории ВВС в Ялте, правда без магнолий: уютные беседки, гроты с источниками чистой ключевой воды, стриженые газоны и большие клумбы цветов. Внутри дома был медицинский кабинет, небольшой бассейн, стены в комнатах обшиты светлым орехом и красным деревом. В здании был большой персонал. Весь периметр был огорожен, бойцы Короленко охраняли дом и снаружи, и изнутри.

О чём Сталин разговаривал с Маргаритой, я не знал: она молчала, а я не стал её спрашивать. Она держала на руках Оленьку и, молча, смотрела в окно всю довольно долгую дорогу. Когда въехали во двор, она произнесла единственную фразу: «Наша тюрьма…»

Я тоже чувствовал себя не в своей тарелке: меня отстранили от моей любимой работы, неизвестно, как меня встретит окружение Сталина. Впрочем, что я вру самому себе! Известно, как оно меня встретит. Тем более что речь шла о подборе кадров. То, что всё изменилось, дал почувствовать разговор с Берией возле машины: когда я обратился к нему по имени-отчеству, он прервал меня: «Андрей, зови меня Лаврентий, просто Лаврентий. Мы с тобой в одной лодке: если убьют тебя, то убьют и меня. И наоборот. Не поздравляю. Тяжёлая у тебя ноша. Найди, пожалуйста, время для моего доклада. Я введу тебя в курс всех моих вопросов». Сергей присутствовал при всех разговорах, я это чувствовал, но Сергей молчал. Только когда мы вышли от Сталина, а там, вместо нашего ЗиСа, нас ждал бронированный «паккард», он произнёс: «Господин назначил меня любимой женой!», пожелал счастливого пути и «пошёл гулять с собаками». Один Митька с удовольствием рассматривал внутреннее устройство незнакомой ему машины и атаковал меня своими «почему». Когда я дома, он у меня с рук практически не слезает. Видимо, ему меня недостаёт. Надо и на это выделить время. Саша теперь сидит справа от водителя, и у него прибавилась шпала в петлице. Время военное, поэтому впереди шли две машины сопровождения, а сзади ещё одна. Эти новые машины появились недавно, в 1941-м году, их специально заказывали в Америке. Внешне они напоминали довоенные «паккарды» ЦК и Правительства, но только внешне. Митя был очень удивлён толщиной стёкол и наличием автоматов в салоне, уложенных в специальные ящики с кожаными крышками. Кроме того, в машине была радиосвязь с ЗАС и выходом на ВЧ.

Двери на входе в дом открывались специальным механизмом. Сразу запищала сигнализация, которая обнаружила наше оружие, но лейтенант, сидевший за стеклом справа, выключил сигнал и открыл вторую дверь. Мы вошли в большой светлый коридор. К нам подошли три женщины, одна из них хотела взять ребёнка у Риты, но Рита отрицательно покачала головой. Одна из женщин представилась как Анастасия Викторовна, старшая среди обслуживающего персонала.

– Мы расположили вас вот в этом крыле, на солнечной стороне, но если у вас есть или возникнут какие-то другие пожелания, то просто скажите мне или любому из персонала. Весь дом в вашем полном распоряжении. Пройдёмте, я всё покажу.

Она показала в первую очередь детскую для Ольги и женщину, которая будет помогать в уходе за ребёнком. Она врач-педиатр. Звали её Вера, это она пыталась забрать у Маргариты спящего ребёнка. В комнате она ловко проделала это, даже не разбудив Оленьку, сняла ей туфельки и положила дочку на кроватку. Мы тихонько вышли из комнаты. Рядом располагалась комната Мити, между ними была дверь – так, чтобы дети могли общаться, не выходя в коридор.

– Это две ваши спальни, они тоже сообщаются, они одинаковые. Вот в эту мы положили ваши вещи, Андрей Дмитриевич, а сюда – все женские. Это ваш кабинет, если что-то требуется дополнительно, сообщите мне. Книги расставлены в том же порядке, как и у вас на старой квартире. Пройдёмте дальше. Это малая столовая. Есть ещё две большие столовые. Это банкетный зал, это комната отдыха. Это библиотека. В каждой комнате есть кнопка вызова персонала и красная кнопка вызова охраны. Кухня и персонал работают круглосуточно. Меню – в любой из столовых, вы можете заказывать любое блюдо, даже если его нет в меню. Повара у нас очень хорошие.

Мы, молча, следовали за ней, я даже не пытался запомнить: где и что. Поблагодарив Анастасию Викторовну, мы вернулись в комнату-спальню Риты. Я положил портфель, вытащил пистолет из кобуры, положил его в тумбочку у кровати.

– Пойдем, посмотрим парк, – сказал я, и Рита понимающе мотнула головой.

Вышли в парк.

– Мне тоже кажется, что здесь всё на «прослушке». Вполне вероятно, что и парк тоже радиофицирован. Во всяком случае, скамейки и беседки – точно, – сказала Рита. – Что будем делать? И как ты видишь будущее наших детей и моё будущее. Ситуация гораздо хуже, чем тогда с Василием. Кстати, где он сейчас?

– Его перевели в инспекцию ВВС, после того как Сталин узнал, что он опять начал пить.

– И он окончательно поставил на нём крест?

– Видимо, да.

– И выбрал тебя в качестве «преемника». Везёт нам как утопленникам!

Я мысленно улыбнулся: «Я ведь и есть утопленник».

– Да, Рита. Может быть и так, но мне кажется, что Сталин не настолько высоко оценивал Василия, чтобы делать на него серьезные ставки. Хотя, конечно, каждому отцу хочется, чтобы его сыновья тоже добились успеха.

– Не важно. Сейчас важно то, что уже случилось. – Рита сделала вид, что показывает мне на клумбу. – Чем мне заниматься, если Сталин сказал, что в первую очередь все станут доставать именно меня и детей? То есть сделают то, что сделали с его жёнами.

– А ты займись живописью и переводами.

Рита удивлённо посмотрела на меня.

– А ты откуда знаешь, что я рисую? Я никому никогда об этом не говорила и не показывала мои рисунки. Дома ни одного нет! Все рисунки в школе и в моём кабинете на Лубянке.

– Ты забыла, откуда у нас Тлетль?

– Ты же не понимаешь по-испански!

– Не понимаю. Но слово «пинтор» знаю. И потом, вы так долго и увлечённо говорили с маэстро Диего…

– М-да… Мне казалось, что это распознать невозможно. Вообще-то это мысль. Рисовать мне очень нравится. Но это занимает много времени, поэтому я редко могла это себе позволить. Сейчас можно заняться этим вплотную. А с переводами, не знаю, нужно перевоплощаться в писателя…

– Но ты же разведчица. У тебя получится!

– Ты у меня просто удивительный! Мне казалось последнее время, что у тебя нет ни секунды времени, чтобы даже поговорить со мной.

– Я часто с тобой разговариваю. Просто ты об этом не знаешь. Я перебираю в мыслях те минуты, которые успеваю выделить для тебя, и часто думаю, как бы ты поступила на моём месте. Особенно когда разговариваю с людьми. Ты же психолог по натуре.

– Скорее по профессии. Это не врождённое, это приобретённое. Когда готовишь человека-нелегала, приходится разбирать его психологию на составляющие.

– Тогда это тоже можно использовать. Но это будет зависеть от твоих успехов в живописи.

– Что ты задумал?

– Ещё не время об этом. – Я поцеловал Риту. – Пойдём в дом, надо посмотреть, чем занят Митя.

– Он привык, что возле него мама Маша, но Сталин сказал, что к ней проявляют внимание чужие спецслужбы, которые подбираются к тебе и ко мне. Поэтому ради её безопасности просил уволить её. Друг, который у неё появился, не внушает Сталину доверия. Жаль Машу.

Мы повернули к дому, а нам навстречу бежал Митя. Взяв его за руки, мы, раскачивая его, шли в сторону дома. Митька был на седьмом небе от счастья. Папа и мама вместе с ним гуляют! Солнце уже цеплялось за вершины деревьев. Мы попросили накрыть нам ужин в малой столовой. Оленька была накормлена и играла с Верой, а Митя носился по дому, рассматривая всё. Больше всего ему понравился бассейн, и мама Рита пообещала научить его плавать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.