В ярости рождённая (Дорога Ярости)

Вебер Дэвид Марк

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В ярости рождённая (Дорога Ярости) (Вебер Дэвид)

От переводчика

Когда не знаешь, что делать -

Делай шаг вперёд...

                 Буси-до.

КНИГА ПЕРВАЯ:

ИМПЕРСКИЕ ОСЫ

Я была создана триединой,

"Ангел мести" - нас смертные звали,

И осталась одна - впереди ждёт Ничто,

Но ярость взвывает к последней из фурий, я делаю шаг вперёд…

Тьма.

Тьма в ней и вокруг неё. Дрейф, лишённый сновидений, бесконечный как звезды кружащиеся вокруг неё. Тьма окутывала её, растворяя её в себе, и она сжималась в тёплой, растворяющей в себе, неподвижной пустоте. Тьма была всем, и всё же там, за границами её кокона, смутно воспринимаемые, годы проплывали мимо неё. Они были там, вне её сна, узнаваемые, но всё же не совсем реальные.

Глубоко-глубоко в её сердце пламенный уголёк предназначения всё ещё пылал, но едва-едва. Некогда пылающий горн угасал на пути к окончательному исчезновению.

Крошечная часть её сущности, видимая во сне как раскалённый добела уголь, постепенно угасала, изменяя свой цвет на красный, и под толстым, мягким покрывалом мрака, та частица задавалась вопросом, вызовут ли её когда-нибудь вновь. Те, которым она когда-то служила, исчезли давно – непонятно откуда, но она была абсолютно уверена в этом – и всё же время от времени, сквозь миражи снов, какое-то эхо побуждало её приблизиться вплотную к границам её уютного кокона. Эти отголоски призывов были отчаянно слабы – всего лишь мимолётные мерцающие крошечные отражения её собственной пламенной сущности. И пусть их было мало, но всё же достаточно, чтобы не позволить ей за эти бесконечные годы соскользнуть в окончательное небытиё.

Вот… Там…Ещё одна такая же сущность мерцала на самом краю её снов – ещё один крошечный проблеск  потенциала, возможности. Все бесчисленные вероятности будущего, где она и это эхо могли бы встретиться, а их цели слиться воедино, сдвинулись и замерцали вокруг неё, как плавающие созвездия Зодиака... и точно так же повели себя и линии будущего, в которых они никогда не смогут встретиться.

Которую из них она предпочтёт , задался вопросом её ленивый спящий разум.Возродится ли она вновь, возможно в последний раз, или продолжит спать, спать до тех пор, пока не исчезнут сны, воспоминания и отражения.

У неё не было ответа и поэтому, устроившись глубже под мягким саваном небытия, она просто стала ждать того, что будет дальше.

Или не будет.

Пролог

 – Великолепные результаты. Кто этот ребёнок? – спросил полковник  МакГрудер, пристально рассматривая психологический профиль, плавающий на его голографическом дисплее. – И что мы сделали, чтобы заполучить эту информацию о ней?

– Её имя – Алисия ДеФриз, – ответил лейтенант Мазерати – Алисия Дэйдра ДеФриз, и она - в выпускном классе. Управление образование провело стандартные экзамены её класса шесть месяцев назад, и её результаты  прошли через фильтры. На прошлой неделе они провели повторное тестирование. И насколько Вы можете видеть, новые данные только подтвердили первоначальные результаты.

– Выпускной класс? – МакГрудер оторвался от дисплея, чтобы взглянуть на своего помощника. – Но здесь указано что ей – только четырнадцать!

– Исполнилось, шесть недель назад, Сэр, – ответил Мазерати. – И да, она учится по ускоренной программе. Если Вы посмотрите сюда, – лейтенант подал команду своему компьютеру через нейроинтерфейс, открывая окно на дисплее полковника, чтобы показать ему расшифровку академической справки девочки, – она уже гарантированно преодолела планку для поступления в Имперский Новый Колледж в следующем году согласно программе для одарённых студентов ИНК.

– Боже, – МакГрудер пристально смотрел на расшифровку академсправки ещё мгновение, затем вернулся назад в психологический профиль. – Если она такова в четырнадцать...

– Именно поэтому я решил, что её нужно представить Вашему вниманию, Сэр, – сказал Мазерати. – Я не думаю, что когда-либо видел более сильный профиль чем этот, и, как Вы заметили, ей только четырнадцать.

– Слишком молода, – размышлял вслух МакГрудер, и Мазерати кивнул. Преимущество юной ДеФриз в развитии перед огромным большинством её сверстников составляло четыре стандартных года. Результаты тестов были отправлены офису полковника МакГрудера, потому что результаты каждогостудента четвёртого курса, профиль которого преодолел фильтры, посылали сюда. Но…, к сожалению полковника, имперские законы категорически запрещали активную вербовку любого со сколь угодно высокими способностями или в ком была серьёзная потребность – даже с согласия родителей – прежде, чем он или она достигнут восемнадцати.

– Кроме того, – продолжил МакГрудер, – посмотри на генетический профиль. –  Он покачал головой, – сопоставь генную группу «Уйвари»с этим академическим профилем – она никогда не изберёт наш путь. А если она уже принята в ИНК, ты сам знаешь,куда это ведёт.– Он вновь покачал головой и добавил с кислым выражением. – Жаль…, она идеально нам подходит.

– Я согласен, Сэр, – сказал лейтенант. – И я также согласен, что она несомненно будет под большим давлением, чтобы выбрать ИНК. Но я считаю, что необходимо продолжить наблюдение за ней. Особенно, когда мы рассматриваем это. – Он послал новую команду через свой нейроинтерфейс, и его компьютер покорно открыл ещё одно окно.

– Вы уже отмечали генетический профиль, Сэр. Большую его часть она получила со стороны семьи её отца, но я думаю, что Вы могли бы посчитать не безынтересными данные её дедушки по материнской линии.., – вежливо продолжил он.

                                                    * * *

– ... таким образом, Али, я указал лейтенанту, что это была Плохая Идея. – Себастьян О’Шогнеси  хихикнул и покачал головой. – ... а она сказала мне, чтоона - командир взвода, а я - всего лишь ротный  сержант. Что означало: каким способом  действовать -  решать ей. И мы выполнили приказ.

– И что было потом? – с усмешкой спросила его внучка, блеснув зелёными глазами.

– А потом, после контрольного штабного  разбора миссии, лейтенант вызвала меня в свой офис и сказала мне, что «Капитан... порекомендовал ей подумать о надлежащих отношениях между свежеиспечённым лейтенантом из Академии Нового Дублина, и ротным сержантом с девятнадцатью стандартными годами службы в Корпусе», – улыбнулся в ответ девочке О’Шогнеси. – К её чести, – она приняла это как морской пехотинец. Я был прав, признавая право старшинства и никогда не позволяя ни одному из нас забывать, что она всё-такибыла лейтенантом, а я всего лишь Старшим Сержантом. Сколь не двусмысленно это звучит, но лейтенант Чоу была хороша. Упряма, как большинство из лучших, но умна. Достаточно умна, чтобы признавать свои ошибки и учиться на них. Однако я не знаю, смогла ли она когда-нибудь потом выяснить, что капитан преднамеренно позволил ей провалить ту учебную операцию, чтобы указать на это. Но, Али, это – именно то, что ни один хороший офицер никогда не должен забывать. Всегда есть кто-то кто опытнее или знает твою работу лучше и качество хорошего командира – использоватьопыт такого человека, особенно если он сержант-сверхсрочник, занимающийся этим делом примерно столько времени, сколько ты живёшь, не перекладывая при этом на других свою собственную власть и ответственность. Именно поэтому любой хорошийофицер знает, что именно на  сержантах по-настоящему держится Корпус.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.