Быть счастливым

Туфои Алмае

Жанр: Повесть  Проза    2013 год   Автор: Туфои Алмае   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Быть счастливым (Туфои Алмае)

БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ

Несколько дней из Жизни

Маленькая девочка со взглядом волчицы,

Я тоже когда-то был самоубийцей,

Я тоже лежал в окровавленной ванне

И, молча, вкушал дым марихуаны.

Ты видишь, как мирно пасутся коровы

И как лучезарны хрустальные горы.

Мы вырвем столбы, мы отменим границы,

О, маленькая девочка со взглядом волчицы!

Спи сладким сном, не помни о прошлом.

Дом, где жила ты, пуст и заброшен.

И мхом обрастут плиты гробницы

О, маленькая девочка со взглядом волчицы...

Крематорий («Маленькая девочка»)

Четверг.

Не люблю я спать ночью. Вот и сейчас мне не спалось. Мне хотелось туда, на улицу из этой душной клетки – моего дома.

Местом моего существования была однокомнатная грязная квартира, принадлежавшая моему отцу. Сейчас ранняя весна, на улице холодно, к тому же, открытых чердаков я не нашла, поэтому ночевать пришлось дома. Тем более, в отсутствие отца это место не кажется таким уж неприятным. Хоть квартирка и грязновата, без него здесь даже довольно уютно. В темноте ночью не видно всего этого бардака, а лунный свет даже очень красиво отражается в бутылке из-под пива – переливается и мерцает.

Я закрываю глаза и пытаюсь заснуть. Именно в этот момент слышны шаркающие шаги и пьяный смех. Это мой отец с дружком…

Старая дверь со скрипом отворилась – вошел он. Вполне обычный небритый мужик (слово «мужчина» тут явно не уместно) в обшарпанной гопотской одежде. В руке бутылка, а рядом ещё один занимательный объект: интеллигентный бомж в старом пальто.

– А вот и моя доченька. Посмотри, какая красавица, – промямлил отец. – Алисой звать.

Объект в пальто ухмыльнулся; видно, что он был ещё в адекватном состоянии и пытался разглядеть меня в темноте.

– А ты что отца не встречаешь?!! А ну-ка, встала живо и приготовила нам поесть.

Такие перемены настроения для пьяных не редкость. Только что они любили тебя до безумия, а в следующий момент уже готовы растерзать на кусочки. Отец бросился ко мне, стянул одеяло и сильным рывком поднял. Я привыкла к этому. Напрягшись, я отпихнула его от себя.

Надо быстро отсюда сваливать, пока он не придумал похвастаться своей доченькой и не заставил играть на гитаре. Я ринулась к двери. Хорошо, что я спала, не раздеваясь. А зачем? Батареи не топили уже давно.

– Эй, ты куда? – остановил меня типчик, который ещё стоял у входа, – Может, выпьешь с нами? За компанию, а?

Не надо мне таких компаний! Я схватила куртку и помчалась вон. Прочь! Быстро! Отсюда! Мое сердце бешено билось, кеды быстро стучали по ступенькам. Распахнув дверь, я выбежала из подъезда. Вырвалась!

На небе не было ни одной звезды. Только луна освещала наш городок. На земле уже первые проталины, но все ещё холодно. Я зевнула и поежилась. Во всём теле была тяжесть и какое-то напряжение. Подул холодный северный ветер. Вообще, я люблю эти воздушные порывы, они меня бодрят. Особенно ветер хорош ночью. Тогда можно часами гулять по такому красивому городу, освещенному фонарями и луной. Все люди спешат к домашнему очагу. Их греет сама мысль о доме, о теплом, даже горячем, союзе родных душ, которые всегда вместе. Они поддерживают друг друга, вместе едят домашнюю еду…

При мысли о еде заныло ещё и в животе, я ведь не ела со вчерашнего дня. Но ладно. Пойду к своему любимому девятиэтажному дому в центре города. Почему любимый? Потому что там, по-моему, жили самые счастливые люди. А всё это счастье исходило от моей самой любимой квартиры, где жила самая счастливая девушка. Она была очень красива. У неё были ярко-медные волосы и голубые глаза. Мило! Я часто сидела в этом подъезде на подоконнике, и мне удавалось её рассмотреть. Вообще-то люди не любят моего взгляда. Говорят, что он тяжелый, проникает в душу.

К той девушке часто приходил красивый парень. Они любили друг друга и были парой. Гуляя по городу, я видела много мужчин и женщин, но не чувствовала между ними такой связи. Вроде бы идут, взявшись за руки, но не вместе. А они были одним целым. Я чувствую это. Обожаю ходить вокруг этого дома, особенно, когда парень приходит к девушке, и они вместе пьют чай на кухне. Они счастливы. Я часто наблюдала за ними с улицы. Мне нравились эти двое.

Я подняла голову к равнодушному небу. Захотелось по-волчьи завыть в этом одиноком, несправедливом мире.

И вдруг я увидела на крыше человека. Он сидел на самом краю, но не собирался кончать жизнь самоубийством – слишком беззаботно болтал ногами. Я почему-то решила обойти дом ещё раз, но, когда вернулась на то место, человека на крыше не было. Я остановилась. Плохо, что он ушел... Но, услышав, вернее почувствовав шаги за спиной, я обернулась. Человек с крыши подошел и сказал:

– Ты чего мерзнешь? Можешь заболеть.

Сам он, несмотря на погоду, был одет в какую-то футболку и джинсы. После этой неожиданной фразы он долго кашлял, согнувшись и отвернувшись в сторону, потом распрямился и продолжил:

– Извини меня… Вот, видишь, до чего доводит этот ветер…

Он был высокого роста, с растрепанными темными волосами. Неожиданно фонарь за его спиной, который я давно не видела горящим, вздрогнул и засветил. Стало лучше видно его лицо. Обычно, если я смотрю прямо в глаза, люди чувствуют себя неуютно и в первую же секунду пытаются их отвести. Но он смотрел прямо. Его глаза… Они искрились озорством и как-будто хотели сообщить тайну, касающуюся меня одной. Они были красивыми и дикими.

– Вы… Ты с крыши? – начала я.

– Ты заметила? – удивился он.

– Угу! Это было сложно не заметить!

Он усмехнулся и спросил:

– А что такая юная особа делает в столь поздний час?

– Гуляю.

– Эх… Бывает…

– А ты, значит, тоже мерзнешь?

– Да, только я мерзну специально, чтобы прийти домой и думать, что там тепло.

– А твой дом тут? – обрадовалась я.

– Да.

– В какой квартире? – я сделала шаг к нему, словно это было безумно важно.

– Тебе не кажется, что твои вопросы немного странные?

Я смутилась и ответила не сразу:

– Вы не первый человек, который об этом говорит…

Он печально вздохнул.

– А вы здесь… давно живешь?

Парень от чего-то ободрился и ответил:

– Да, всю жизнь.

Мне вдруг стало интересно, сколько же длилась его жизнь. На вид было сложно определить его возраст. Я спросила:

– Это, конечно, не важно, но… Сколько тебе лет?

– Ты опять смутишься.

– Не смутюсь… Смущусь… Даю слово!

– Тридцать три, – сразу ответил он, как будто знал, что моему слову можно безоговорочно верить.

– Как Христу! – не удержалась я от сравнения.

– Может быть... Но в любом случае, ему не может быть тридцати трех лет! Я слышал, Он – сам Бог!

Впервые передо мной был человек, который казался мне более сумасшедшим, чем я сама.

– Ну, пойдем! – сказал он. – Ты ведь не хочешь совсем замерзнуть?

– К тебе домой? – с надеждой спросила я. Мне очень захотелось увидеть его дом: наверняка, такой же странный, как он.

Он удивленно посмотрел на меня и сказал:

– Весьма нескромно. Тебя и сейчас ничего не смущает?

– Нет! – поспешила ответить я. – Меня уже давно ничего не смущает! Минут десять!

– Что ж… – замялся он. – Лучше все равно этого не делать… Понимаешь, ты очень красивая.

– И что? – напряглась я. Мне впервые об этом говорили. – Может случиться что-то плохое?

– Может… Давай-ка лучше разойдемся по своим домам.

Он резко развернулся и пошел к подъезду. Я не обиделась на него, всё это действительно выглядело слишком странно. Наверное, мне, и правда, пора. Но он почему-то остановился, чтобы сказать:

– Меня Антон зовут.

Он ушел. Я проводила его взглядом и пошла домой. Он практически прогнал меня. Но для меня ночи уже не будут прежними.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.