Тайные информаторы Кремля. Очерки о советских разведчиках

Карпов Владимир Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайные информаторы Кремля. Очерки о советских разведчиках (Карпов Владимир)

Антонов В., Карпов В

Тайные информаторы Кремля. Очерки о советских разведчиках

Секретный сотрудник ВЧК

Октябрьская революция 1917 года в России принесла финскому народу национальную независимость. В декабре 1917 года Совет Народных Комиссаров признал Финляндию, входившую в состав Российской империи, в качестве самостоятельного государства, а 4 января 1918 года это постановление СНК было утверждено ВЦИК РСФСР.

Однако внутриполитическое положение в Финляндии оставалось крайне сложным и неустойчивым. Социал-демократы и финские красногвардейцы, отстаивавшие независимость страны, стояли на позициях строгого нейтралитета, укрепления дружественных отношений с молодой республикой Советов. Им противостояли буржуазные партии, ориентировавшиеся в своих политических расчетах на Германию и Швецию. В противовес финским красногвардейцам они создали белую гвардию (шюцкор), кадры которой обучались военному делу в Германии и Швеции.

К концу января 1918 года классовая борьба в Финляндии обострилась до предела, и в ночь на 28 января в стране началась рабочая революция. По призыву руководства рабочих организаций красногвардейцы захватили правительственные учреждения, банки. Сопротивление шюцкоровцев в южной части Финляндии и в столице было сломлено. Север страны и частично центральная ее часть оставались в руках белой гвардии. В Гельсингфорсе (как тогда на шведский манер называли Хельсинки) было сформировано революционное правительство — Совет народных уполномоченных, которое возглавил социал-демократ К. Маннер. Однако буржуазия не примирилась с поражением. Была сделана ставка на помощь германского империализма и шведской военщины. В Финляндии началась Гражданская война.

В этой обстановке Советскому правительству были необходимы достоверные сведения о наиболее важных политических и военных событиях, происходящих в Финляндии, о возможной военной коалиции финской буржуазии с Германией и Швецией, направленной против страны Советов, и о возможном использовании германской военщиной финской территории для удара по Петрограду. Иными словами, встал вопрос о получении разведывательных данных о внутриполитическом положении в Финляндии и ее роли в германских военных планах.

Значение такой информации определялось не только тем, что Финляндия была ближайшим северным соседом России, и нельзя было допустить, чтобы она стала плацдармом для наступления германских войск на Петроград. Не менее серьезным фактором, напрямую затрагивавшим безопасность советского государства, являлось и то, что в портах Финляндии продолжали базироваться корабли Балтийского флота. В его главной базе в Гельсингфорсе находился и возникший в мае 1917 года высший выборный орган флота — Центробалт (Центральный комитет Балтийского флота). Судовые комитеты на кораблях подчинялись Центробалту и выполняли его распоряжения. Вместе с тем должного единения ни среди командиров кораблей, ни в офицерском корпусе флота, ни среди матросов не было. Команды кораблей постоянно лихорадило. А советскому правительству, естественно, не было безразлично, как поведут себя командиры кораблей и их экипажи в случае немецкого наступления.

Не менее остро стояла проблема и с гарнизоном сухопутных российских войск в Финляндии, численность которого к тому времени составляла примерно 20 тысяч человек. Имелись сведения о том, что солдатам надоела война, им хотелось поскорее возвратиться в родные места. Гарнизонная служба велась плохо, отсутствовала должная дисциплина, полностью нарушилось взаимодействие с флотом.

Молодое советское государство поставило перед собой трудную задачу, которая заключалась в том, чтобы с наступлением весны 1918 года вывести из Финляндии, по возможности, без потерь, российские армию и флот. А для этого все перечисленные выше проблемы нуждались в быстром и глубоком изучении и освещении. Сделать это мог только человек, который до революции часто посещал Финляндию, хорошо её знал, имел там довольно широкие знакомства в правительственных кругах и среди представителей оппозиционных партий.

Таким человеком оказался Алексей Фролович Филиппов, являвшийся секретным сотрудником при Президиуме ВЧК. Именно ему лично Дзержинским было поручено выяснить истинное положение дел в переживавшей важные события соседней северной стране.

Алексей Филиппов родился в 1870 году в Могилеве в семье технического служащего женской гимназии и кухарки. Окончил юридический факультет Московского университета. После окончания университета сначала намеревался остаться на кафедре и заниматься наукой, так как во время учебы трижды получал за свои труды золотые медали. Однако в конце концов избрал для себя литературно-издательсое поприще, к чему давно имел серьезное влечение. Работал в издательстве Сытина. Позже занялся самостоятельной литературно-издательской деятельностью: являлся основателем в Саранске газеты «Русское слово», затем владельцем московского журнала «Русское обозрение». В 1906 году издавал газеты «Ревельские известия» и «Кубань». За статьи в последней подвергался преследованию со стороны царской охранки, был осужден на один год тюремного заключения. Затем в Новороссийске издавал газету «Черноморское побережье», за статьи в которой имел 82 судебных процесса.

В 1912 году А. Ф. Филиппов переехал в Санкт-Петербург. Некоторое время работал по найму в одном из банков, сотрудничал в биржевой прессе. В 1913 году стал издавать газету «Деньги» и обосновал собственный банкирский дом в виде «товарищества на вере», которое вскоре после Октябрьской революции распалось. Издательская деятельность и работа на поприще банковского дела позволили ему приобрести обширные связи среди издателей, а также в кругах крупных промышленников и финансистов.

По своим политическим взглядам Филиппов был человеком прогрессивных убеждений. Будучи беспартийным, он поддержал Октябрьскую революцию и сразу же встал на сторону большевиков, подчеркивая государственнический и народный характер большевизма. В одном из своих писем, сохранившихся до наших дней, он отмечал:

«Независимо от значения большевизма и его приемов действия для осуществления общих идеалов социализма, он представляет собой применительно к данному времени явление народное, а поэтому и глубокое, несущее в себе целительную силу всего национального организма… Ошибочно считают некоторые большевизм временным явлением. Напротив, при данном положении России только большевизм есть идейная, объединяющая народные масы сила, потому и притягательная для всех».

И далее, говоря о политическом направлении газеты, которую он собирался издавать, Филиппов пишет о том, что она должна обращать внимание на изучение и разъяснение положительных сторон русской жизни, на самодеятельность масс и на ту плодотворную работу партийных представителей Советской власти, которые «проявляют высшую степень хозяйственного прозрения на десятки лет вперед».

А. Ф. Филиппов был знаком с А. В. Луначарским, часто встречался с ним и в беседах излагал свои соображения относительно организации учебного процесса в университетах и других российских вузах. Однажды в конце декабря 1917 года он пришел крайне взволнованный к Луначарскому и сообщил о том, что в Петрограде среди представителей партий, находящихся в оппозиции к Советской власти, ходят упорные слухи о готовящемся перевороте эсеров и о возможном покушении на В. И. Ленина. Луначарский посоветовал Филиппову без промедления передать эти сведения Дзержинскому. Буквально на следующий день в доме номер 2 на петроградской Гороховой улице, где в то время размещалась Всероссийская Чрезвычайная Комиссия, состоялась его встреча с Дзержинским. Переданные Филипповым в ВЧК сведения оказались весьма полезными и своевременными. Через несколько дней, 1 января 1918 года, началось эсеровское выступление, которое было подавлено.

Именно со знакомства с Дзержинским началось сотрудничество Алексея Фроловича с ВЧК. Вот как он сам писал об этом позже в своих воспоминаниях:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.