Чужие сны (полный вариант)

Матуш Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чужие сны (полный вариант) (Матуш Татьяна)

Аннотация:

Таня Сторожева - обыкновенная банковская служащая. И работа у нее самая обыкновенная, и жизнь. За одним небольшим исключением. Иногда она видит чужие сны... А в остальном все как у всех. Вот только шеф отдела, кажется, умеет проходить сквозь стены или растворяться в воздухе, лучшая подруга гадает на картах так, что может запросто ответить на вопрос, какой номер был у машины бандитов, ограбивших инкассаторов, сестра, когда ей лень протирать стол от пыли, запускает рукотворный смерч. А институтская подружка может превращаться в собаку... или лисицу. Да и не подружка это вовсе, а древний воин, последняя из народа, который пришел на Землю пять тысяч лет назад, чтобы стереть своих давних врагов не только с ее лица, но и с изнанки. И вообще, кажется, скоро конец света. И помочь может не магия, не оружие, не сверхъестественные силы - а детское умение Тани разгадывать всякие ребусы и шарады. Спасибо всем, кто проявил терпение.Специально для тех, кто дождался - вся история до конца. И - да, продолжение будет, но когда только муз ведает. Пусть лошадка в этот год много нужного припрет, разного хорошего, да вдобавок - дешево. Спасибо всем кто со мной за помощь и поддержку, а остальным - за невмешательство. С Новым Годом!!!

НОСОРОГИ В ДЕБРЯХ ОДУВАНЧИКОВ.

1 ЧАСТЬ.

Чужие сны

Игла башни Бин видна отовсюду. Острая, черная, с серебристым шариком на острие, словно шпага для спортивного фехтования, защищенная специальным наконечником. Не то, чтобы она была уж очень высокой - две тысячи семьсот футов, меньше километра. Но, тем не менее... И башня - далеко не единственная загадка этого места. Хотя, конечно, самая впечатляющая. Но другие - тоже ничего себе, сахарные косточки. Например, большие серо-бело-розовые перламутровые ракушки, которые валяются здесь на каждом шагу, пляж, буквально, вымощен ими, собирай - не хочу. И собирают. Мешками. А потом назад выкидывают. Целые горы этого мусора за городом навалены. Некоторые, правда, с изощренным коварством выбрасывают раковины обратно на пляж, но за такое здесь и физику попортить могут. Если вдруг поймают. Дело в том, что раковины - товар дорогой. Даже не так - дорогущий. Но не все. Мастера готовы за ПРАВИЛЬНУЮ раковину отдать все, вплоть до собственного дома со всем содержимым и даже домочадцами, до кучи. Только вот отличить ПРАВИЛЬНУЮ раковину от просто раковины нет никакой возможности. Ну, то есть, мастера, понятное дело, как-то их отличают, но на то они и мастера. И вот приносит такой, полный надежд, горожанин мешок раковин мастеру. Тот покрутит, повертит... И как-то сразу понятно - не обманывает. Потому что взгляд сразу гаснет. Лицо таким становится... Даже не знаю как сказать. Не разочарованным, конечно, но воодушевление с него смывает. Словом, не обманывают мастера.

Я тоже поначалу от лютой скуки присоединилась к местному социуму охотников и собирателей. Но - ненадолго. Всего двух мешков хватило.

Да и на кой здесь все несметные богатства, когда стоит на земле, лежащей вокруг, тринадцатый месяц?

1.

Звонок у внутреннего телефона неприятный. Низкий зуммер, продирающий до костей. Или это всего лишь рефлекс на вызов к начальству?

- Сторожева? Зайди.

Ни тебе "здрасте", ни "как дела". Впрочем, обращение по фамилии это совсем не обязательно разнос. Может быть, у Алика просто дел невпроворот или настроение с утра паршивое. Может, Алик как раз утренней лошадью из села Большой Бодун прибыл и сейчас весь свет для него - враги номер ноль. Просто потому что у нас, сволочей, головы не болят.

"Спазган" на всякий пожарный случай я в карман сунула. Никогда не знаешь, что может спасти тебе жизнь и карьеру.

В приемной было пусто. Здесь всегда пусто, в отличие от отдела маркетинга или связей с общественностью. Мы - люди тихие. Скромная такая армия тайных борцов за процветание компании, бумажные мышки в очках, агенты ноль-ноль-и три ноля повдоль...

Юля кивнула мне и мотнула головой на дверь: "ждет, мол, проходи". Взгляд у нее... Юля уверена, что у нас с шефом что-то есть. Мне бы ее уверенность!

"Спазган" не понадобился. Может, Алик и маялся похмельем, но на данный момент его занимали другие вещи. Я села напротив, приятно улыбнулась. Кабинет шефа настраивал на позитивный лад. В свое время сюда "Школу ремонта" вызывали. Если приемная, оформленная в стандартно-бежевых тонах вызывала стандартно-скучное настроение, то Алик сидел весь в бордовом и радикально-черном с прозеленью интерьере, за столом из темного стекла, в окружении жидкокристаллических экранов и полок с кактусами. Впечатляло! Причем, не подавляло, а как-то мобилизовывало, что-ли. Типа "врешь, не возьмешь!"

Для начала он измерил меня тяжелым взглядом. Решил, что с прошлого раза я не уменьшилась и не увеличилась.

- Сводная таблица по отделу за неделю готова?

- Сегодня четверг. Мы обычно готовим ее к пятнице. К вечеру, - уточнилась я.

- В этот раз подготовите к утру, - велел Алик.

Я кивнула, слегка недоумевая, почему столь простенькое распоряжение нужно было отдавать с глазу на глаз. Типа, телефон на прослушке? Родина в опасности?

Оказалось, это только начало.

- Сторожева, это что?

Файл появился даже не из верхнего ящика стола, а из под внутреннего телефонного справочника.

Я его узнала сразу, не смотря на то, что с момента подачи этой справки шефу прошло уже больше месяца. Документ был замаркирован красным, что означало: очень важно.

- Это моя аналитическая справка, подготовленная по вашей просьбе. О целесообразности покупки акций "Олимы", - дисциплинированно ответила я.

- Сегодня утром "Олима" объявила о своем банкротстве. Генеральный директор скрылся. На него объявлен розыск.

-Надо же, какая у людей жизнь интересная!

Алик откинулся в кресле. Он смотрел на меня как энтомолог на экземпляр нового, только что открытого вида скорпиона: с недоверием, опаской и изумлением.

- Месяц назад "Олима" была самой стабильной компанией на рынке.

- Ничто не предвещало беды, - поддакнула я.

Он наклонился вперед так неожиданно, что я чуть не полетела вместе с креслом взад себя.

- Сторожева, - зашептал шеф, - ну я все понимаю, но мне, хотя бы мне ты можешь сказать... Только здесь и сейчас! Никому никогда, дальше этих стен не уйдет, крест поцелую! Ну как ты их ущучила?! Мне, понимаешь, мне лично?!

- Ты же читал справку, - я поняла, что официальная часть закончена и расслабилась, - В последнее время об "Олиме" очень много писали, и не только в узкоспециальных изданиях. Очень хорошо писали.

- Нормальная рекламная кампания для привлечения инвесторов.

- Для нас - нормальная. Если бы наш президент решил провести такую кампанию, она бы именно так и выглядела. Но "Олима" всегда делала упор на цифры. Два месяца назад цифры из публикаций исчезли. Почти совсем.

- У них мог смениться директор по PR.

- Не менялся. Я проверила.

- Не знаю, - с сомнением протянул Алик, - для меня этого было бы мало, чтобы сделать такие выводы.

- Но они оказались верными, - возразила я. А про себя подумала: для меня тоже. Крайне мало. Только так, чтобы зацепиться мыслью. Другое дело, что больше ничего я ни говорить, ни писать не собиралась. Пусть Алик хоть крест, хоть все свои кактусы перецелует.

Шеф выпрямился, не отводя взгляда, но теперь в нем сквозило недоверие.

- Никак не могу понять, ты просто везучая, Сторожева, или...

- Или просто очень везучая, - закончила я, - результаты моей работы удовлетворительны?

- Да. За исключением того, что я не могу понять, откуда они берутся.

- А просто положиться на мою лояльность ты не пробовал?

- Я это делаю уже год. И мне это не нравиться.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.