Призрак прошлого

Иванов Станислав Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Иванов Станислав Алексеевич

Призрак Прошлого

Пролог.

– Все меняется. Уходят люди, вместе с ними уходит эпоха. Так, когда-нибудь человечество забывает недавние, в относительном понятии, события. И начинается новый день. Новые течения моды. Новинки в технике, продуктовой и военной промышленности. Все меняется… Кто-то скажет, что это правильно. Нельзя жить вчерашним днем, нужно действовать, не останавливаться!.. Кто знает, может они и правы. Но ведь и забывать о наследии тоже глупо. Мы становимся опытнее, изучая прошлое. Так что прошлое – такая же часть нашего будущего. Стремясь вдаль, не стоит забывать о том, что находится позади.

Старичок в костюме, стоявший у кафедры, закашлял и перевел дух. Тем самым он показал, что уже закончил. Ну, аудитория восприняла речь профессора неоднозначно – кто-то действительно был заинтересован, а кому-то было все равно. Что прекрасно продемонстрировала парочка студентов, играющих в карты на задних рядах.

Микулин – профессор – за долгое время работы со студентами, как он считал, научился воздействовать на их неокрепшие умы. Но сейчас он лишь высказал свою точку зрения. Никаких психологических приемов…

– Вопросов нет? Точно?.. Тогда вы можете быть свободны! Попов, что ж вы так заторопились? Вы даже карты не собрали!

В аудитории раздался смех. Студент, широко улыбаясь, собрал смятые бумажки и выбежал.

Микулин был уважаемым преподавателем среди студентов. "Покупал" он их еще юнцами шутками, рассказали о своей личной жизни и его друзей, тем, что не ставил двойки… и держал их в узде на протяжении пяти лет. Зачеты у него получали без проблем, на экзаменах не валил, с жалобами в деканат не бегал. Он нравился всем студентам, да и коллеги были рады работать с ним.

Но годы шли. И уже он без трости ходить не мог. Ему советовали уйти на пенсию, ибо ему шел уже седьмой десяток, но он отказывался. Говорил, что жизни без студентов не видит. Семьи у него не было – давно его жена вместе с сыном попала в страшную аварию – потому зачастую из университета старик уходил последним. В стенах квартиры он попусту чах…

Почувствовав тяжесть в ногах, он присел. Взглядом окинул пустую аудиторию. Микулин улыбнулся, закрыл глаза.

Сегодня был теплый весенний день. После мартовских морозов ласковый апрель не мог не радовать. Конечно, порой на землю обрушивался дождь, но после снегов жаловаться на это никто не осмеливался. Ну его, беду еще нагадать недалеко.

Микулин решил прогуляться – у него было два окна, то есть три часа свободного времени. И погода этому способствовала – недавно был дождик, но уже практически все высохло, и лишь местами были лужи. На всякий случай старик накинул плащ на плечи, и вышел наружу. Теплый ветер обдул Микулина, постарался сорвать одежду и успокоился.

– Прелестно…

Он еле заметно улыбнулся. Вспомнились моменты из прошлого – еще давняя служба. Он вспомнил своих сослуживцев… и те приятные и не очень моменты, которые он пережил вместе с ними. 6-й драгунский полк Лейб-гвардии ордена Святого Георгия Его Императорского Величества – с этим полком у него были связаны лучшие годы его жизни. Империя предоставляла солдатам солидное жалование и пенсию – у солдат даже девиз такой был: "Империя своих людей не бросает!" – в ответ на что солдаты были готовы отдать жизнь на государя-батюшку. Как хотелось вернуться в прошлое, во времена удалой молодости!.. С дамами, попойками, друзьями и товарищами, шумными вечерами и балами… и горячими схватками и сражениями. Это были золотые годы…

Но уже его товарищи, по большему счету, умерли. Да и ему, наверное, осталось чуть меньше десятка. Но смерти старик не боялся – в чем он точно мог быть уверен, так это в том, что его вспомнит государь-батюшка. И службу бы провели, и место на кладбище организовали… Ну а куда частники против воли императора пойдут?

Старик медленно зашагал по темной аллее. Приятно – смех молодых радовал слух, ибо они сражались за свободу имперцев… Они им действительно помогли. Что может быть лучше?

На одной скамейке сидел старик. Примерно возраста Микулина. Старик улыбнулся и направился к нему.

– Разрешите присесть? – вежливо спросил старик.

Незнакомец кивнул, рукой указывая на пустующее место.

– Приятная погода, не так ли?

– Однозначно, лучше, чем вчера, – в голосе незнакомца слышались весьма странные нотки, которых Микулин ранее не замечал в голосе других людей, хоть их он повидал много. – А вы местный? Ранее с вами не встречались?

Микулин постарался вспомнить незнакомца – однозначно нет.

– Увы, – пожал плечами старик, – не имел чести. А вы тут далеко живете? Или гуляете?

Незнакомец улыбнулся.

– Конечно, профессор Микулин, я неподалеку проживаю, – он обвел руками аллею. – Это – мой дом! Прелестный вид, не так ли?

Микулин кивнул головой. Незнакомец как-то чрезмерно внимательно присмотрелся к профессору.

– Ладно, уважаемый, – незнакомец приподнялся, опираясь об плечо Микулина. – Надеюсь, я вас не затруднил. Здоровья вам и удачи!..

Незнакомец поклонился, достал – откуда? – шляпу с полями и удалился. "Весьма странный человек, непременно", – Микулин усмехнулся, закрыл глаза, вспомнил прошлое. Ему были приятны те мечтания, которым он предавался при выдавшейся свободной минуте – как его полк вновь на каком-то сверхважном задании, или танцы с миловидной белокурой девчушкой с большими, голубыми и глубокими, как озеро, глазами… Микулин был истинным военным. Он с детства отличался крепким телосложением, силой воли, – да еще какой, порой родители не могли заставить парня делать хоть что-то, если он этого не хотел – складным умом. В двенадцать его отдали в военную школу – тем самым надеялись сломить его характер и вернуть податливого сына – и он закончил ее с отличием. После этого в течение пары лет работал гвардейцем, и тогда его приметил один из имперских подданных – граф Энвил фон Штайн. Ему понравилось, как парень владеет оружием – опытный глаз сразу заметил потенциал военного – да и как личность он его устроил… Одним словом, вскоре поступил приказ о переводе Микулина Аркадия Лаврентьевича в 6-й полк… Название в тот момент парень не смог запомнить. Ему предоставили достаточное жалование. Ему хватало на себя, к тому же он еще обеспечивал родителей. Работа была не пыльной – на торжественных вечерах, выступлениях элиты и парадах он, ровно как и еще тринадцать отрядов, стоял, так сказать, "для мебели". Официально, он обеспечивал безопасность лиц, но последние волнения, которые затребовали огневую мощь полков, были не менее десяти лет назад… Да и то, всего-то небольшой отряд партизан. Но лет через пять службы началась война. Республика Арг-Казар объявила священную войну Империи. Были задействованы все боеспособные отряды и полки – хотя и от добровольцев отбоя не было. Основные силы сражались в космосе. А их отряд был отправлен на сам Арг-Казар. Несмотря на немногочисленные войска, их полк предоставил серьезную угрозу противнику. Целью их "визита" было уничтожение базы по изготовлению оружия. Ну, и попутно вырезать всех, кто против Имперского флага. Таких, к великому несчастью, было предостаточно. После этой войны Аркадий, да и не только он, лежал в больнице пару месяцев. Огнестрельные ранения, которые он игнорировал во время событий, дали о себе знать, потому, сразу после победы Империи, он слег. К тому же, ему сообщили, что во время военных действий его семья была убита. От горя он захворал еще сильнее. Но время шло, и вскоре он вышел из больницы. Конечно, еще кое-что болело, бегать было крайне неудобно, но зато за это время он нашел себе девушку – добрую красавицу-брюнетку по имени Василиса. Она была изюминкой, той, за кем мужчины толпой бегают. Они полюбили друг друга с первого взгляда, и через год у них родился сын. Мальчишка обещал пойти по стопам отца. Он тоже был крепок, упертый, правда, добрее, нежели отец. Аркадий гордился им… Но вскоре произошло непоправимое. Поезд, в котором ехала семья Микулиных, стал целью террористического акта, организованного единомышленниками республиканцев. Помимо их умерло еще около шестидесяти людей. Расследование вел сам Микулин. И когда преступники были найдены, Аркадий наказал их по-своему. Хоть это и противоречило Уставу, начальство закрыло глаза на шесть столь жестоких убийств. Конечно же, из некоторых соображений, этот поступок оформили под обычное вооруженное нападение с целью хищения имущества, но все же некоторые особо близкие люди знали правду… И одобрили поступок военного. Годы спустя Микулин выписался из войск – проще говоря, он просто не участвовал в военных действиях, хоть в крайних случаях и его могли призвать, и он сам мог явиться, но статус солдата Империи сохранялся до самой смерти – и устроился преподавателем в университет. Тем самым он хотел забыть прошлое, заняться чем-нибудь приятным для него… И работа со студентами отлично подошла ему. Подняв голову, Микулин заметил, что уже был поздний вечер. Интересно, как студенты отреагировали на то, что пары не было? Ну, уж точно не будут плакать. Конечно, Микулин был расстроен, но что поделать? Пришлось направиться домой. Микулин встал, аккуратно опираясь о трость, и зашагал в сторону жилых домов. Свернув два раза, Микулин заподозрил что-то странное. То ли шаги чьи… Старому военному показалось, что его преследуют. Лучше всего было бы проверить это. Тем самым профессор свернул в темный переулок.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.