Цепная реакция (CИ)

Баранова Ая

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ЭММА

Мы наконец-то дома. В безопасности. Уже два дня, как вернулись в Москву ОТТУДА. Мы все – не в самом лучшем состоянии. Честно говоря, в паршивейшем. Но радует, что мы наконец-то дома, с родными, живые и здоровые. Хотя нет. Тут я неточна. Не все здоровы и не все живы. Но об этом не надо. Не хочу. Не сейчас. Хорошо, что чувство страха, что было нашим спутником на протяжении последних нескольких дней, наконец-то отпустило нас. Но все равно еще долго, очень долго мы будем помнить о том, что с нами произошло. Дома – отвратительная атмосфера. Всё время приходят чужие люди, пахнет алкоголем, табаком, зеркала занавешены чёрными тканями. Я провела двое суток в этом кошмаре, после чего мы с родителями решили, что мне лучше на несколько дней переехать к Коноплёвым, пока все не уладится. А улаживаться будет долго.

У них обстановка не лучше. Такие же занавешенные черным зеркала, свечи и алкоголь. Но здесь Глеб и Оля. Подруга сидит на снотворном и сигаретах, ничего не ест, почти не спит и ни с кем, кроме меня, брата и Саши, не разговаривает. Она боится оставаться одна, поэтому я сплю с ней в её кровати. Она даже в туалет боится ходить одна, думая, что сейчас на неё упадет водосточная труба и убьет её. Родители считают, что ей нужна помощь специалиста, но Глеб заверил их, что всё будет хорошо. Мы все хотим верить, что когда-нибудь все будет хорошо.

Сегодня мы с Олей почти весь день провели у неё в комнате и разговаривали. О будущем. Нашем будущем. Болтали и курили. Комната вся пропахла табаком, на прикроватной тумбочке - переполненная окурками чашка. Здесь так накурено, что даже любимая Олина кошка не решается сюда зайти. Глеба весь день с утра – часов в 11 уехал куда-то, не сказав нам куда, и не отвечает на телефон. Только час назад он прислал смс, что навешал ребят, и скоро будет дома.

- Мог бы написать и пораньше, думает, что только он один за всех волнуется, - шипит Ольга и смотрит на меня. Я сижу напротив неё и пожимаю плечами. У нее несчастное выражение лица, которое усугублено тем, что у неё перевязана половина головы. Издалека кажется, что на ней маленькая белая шапочка, но я-то знаю, при каких обстоятельствах Оля получила 4 шва на голове.

- Это же Глеб. Пить хочешь?

- Хочу. В холодильнике кола есть, принесешь?

Я иду на кухню и чувствую в кармане шорт вибрацию.

- Привет, Саш, - говорю я, подойдя к окну.

- Привет, Эм. Как вы? Как Оля?

- Нормально. Оля в комнате отдыхает, Глеб уехал, скоро вернется. Ты как?

- Все в порядке. Во сколько похороны?

- Завтра, в 12 утра все встречаются у нашего дома, - тихо говорю я. От частого курения у меня стал сиплый и низкий голос.

- Помощь моя нужна?

- Будь рядом. Больше ничего не прошу. Сейчас главное это как-то пережить, потом будет легче.

НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ НАЗАД

ГЛЕБ

В нашей компании вопросами о проведении вечеринок, Новых Годов и закрытий-открытий сезонов всегда занимался я. Это повелось ещё с давних бородатых времён, когда мы дружили втроём: я, Олег и Рома, а нашей компании не было и в помине. Поэтому неудивительно, что когда мы по истечении многих лет выросли до полноценного коллектива, с меня эту роль не сняли. Честно говоря, я не в восторге от того, что на меня вечно возлагают столь ответственные миссии. И потом, одно дело, когда вас три студента и скоординироваться друг с другом проще простого, а другое – когда на тебе 20 человек. Им всем нужно отзвонить и написать по десять раз, чтобы все всё точно поняли и ничего не перепутали.

Чтобы это делал кто-то другой – да ни за что. Рома отмазывается, что у него ненормально длинный рабочий день, а вечером его дома с ужинами ждет любимая девушка Ксюша, поэтому ему «ну ой как неохота всех обзванивать». Мечтательный Олег для роли организатора не годится, нагловатый подросток Саша меня откровенно послал с этой просьбой, а с Себой мы познакомились всего полгода назад, он выучил далеко не всю нашу компанию и ему это не доверили. О том, чтобы это делала моя сестра или другие девушки, не может быть и речи – нам ещё матриархата не хватало!

Последние несколько дней вместо того, чтобы получать все удовольствия жизни, какие только возможны летом во время отпуска, я почти не выходил из дома. Сидел на телефоне и постоянно возился в бумагах. Мама шутила, что мой офис переехал к нам на кухню, потому что везде валялись какие-то бумажки. Как сказала мамуля, чтобы не закапать маслом прекрасную фотографию красавчика Олега на паспорте или не испачкать кетчупом свидетельство рождения Себы, она готовить в эти дни не станет, и питаться мы будем готовой едой из ресторанов и супермаркетов.

Я веду переговоры с совершенно бестолковой администрацией дома отдыха «Ручеек», куда мы должны уехать через 2 дня. Мы едем не просто отдыхать – мы решили поучаствовать в тамошних роллерских соревнованиях. Я нашёл объявление на одном из форумов ещё в апреле. Меня это привлекло, и я организовал встречу «Вконтакте», куда с охами и ахами сбежалась вся наша компания. Однако когда надо было дать точный ответ и писать заявку на участие, половина отсеялась. В итоге нас поедет 9 человек.

- В общем, Глеб! Я желаю вам и вашим ребятам успеха! Если что-то у вас поменяется, я на связи, всего доброго, - попрощался со мной менеджер после двухчасового разговора.

Телефон капризно запищал: пора ставить мою «Нокию» на зарядку и переходить на городской. Однако посмотрев на экран домашней трубки, понимаю, что это невозможно. Сестра до сих пор с кем-то болтает! Она разговаривает с половины 10 утра, а сейчас уже около часа дня. Я почему-то думал, что она уже закончила и давно уехала по делам, но нет, из соседней комнаты доносится её звонкий смех. Я улыбаюсь: на душе мне всегда становится спокойнее, если я уверен, что у неё все хорошо и она счастлива. А сейчас все обстоит именно так: она нашла замечательного парня, получила продвижение по службе и закончила вуз. Чем не начало нового счастливого периода в жизни?

- Оль, заканчивай трёп! – кричу я. – Мне телефон нужен, Ольга!

Сестра меня не слышит – а если бы и услышала, то все равно не отдала бы мне телефон. Поэтому мне придется и дальше подвергать «Нокию» дикому насилованию. Я набираю парням - Рома на работе, дико занят, говорит, что наберёт мне сам через часок другой. Саша рад меня слышать: внимательно всё слушает, благодарит и извиняется, что не может долго болтать, у него дела. Олег и так всё знает, его нет надобности беспокоить ещё раз. Себе я дозвониться не могу, поэтому откладываю беседу с ним до лучших времен и начинаю обзванивать женскую половину компании.

- Привет, Вероника, - говорю я девушке и вздрагиваю от сухости в своём голосе.
- В общем, мы уезжаем уже через 2 дня, ты помнишь, запиши кое-что, я сейчас администратору звонил.

- Да, Глеб. Хорошо.

Разговор проходит без эмоций. Закончив повествование, я умолкаю. Она ничего не отвечает. Возникает пауза. На секунду. На десять секунд. На полминуты.

- М-м, в общем, вот так, - я начинаю что-то бормотать, сделав вид, что эти полминуты я не тупо ждал от неё хоть какой-то реакции, а пролистывал документы.
- Да, я всё тебе сказал. Ну, если что-то поменяется, я позвоню.

- Хорошо, пока.

Она вешает трубку. Вот и поговорили. Минута, 32 секунды. Вместо того, чтобы попробовать все наладить, попросить поговорить, встретиться – у нас минута 32 секунды разговора по телефону, из которого совершенно ясно, что у нас всё умерло. Осталось только раскопать могилу и написать на плите «здесь покоятся отношения Вероники Немковой и Глеба Коноплёва, умершие из-за взаимной тупости партнеров».

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.