Индульгенция для алхимика

Тарасов Вадим

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2014 год   Автор: Тарасов Вадим   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Индульгенция для алхимика (Тарасов Вадим)

Тарасов Вадим

Индульгенция для алхимика

   ГЛАВА 1

   ***

   Его Высокопреподобие, старший брат - инквизитор Дедрик Кинцль, каноник Ордена святого Доминика, энергично потер озябшие руки, сложил их в пригоршню, и, попробовал согреть пальцы дыханием. В самом деле. Не к жаровне же идти? Подле нее экзекутор греется... Собачья должность, визитатор - проверяющий, почти все время - или в дороге, или в подвале. И что ни подвал, то обязательно маленький К о цит, ледяное озеро, где богопроклятый Люцифер терзает в своей пасти Иуду. Кто только придумал вести допросы в подвалах? Наверное, Великомученик, слабый человек столь часто и изощренно истязать себя не мог...

   - Записал?
- осипшим голосом поинтересовался у своего писаря - аколита.
- Повтори!

   - Сейчас, дом[1]

патер, - секретарь закончил выводить закорючки на большом куске пергамента. Бумага в подвалах быстро сырела.

   - Мая числа двадцать первого, в год одна тысяча семьсот четвертый от Рождества Христова в землях Лимбус Инферни, во время после третьей молитвы, в Аллендорфском аббатстве Ордена Лулла, что расположено в Тюрингии, после задержания, предписанного инструкцией, допрашивается ученик коллегиума, субдиакон Густав Шлеймниц. Все верно?

   Инквизитор удовлетворенно кивнул. Соблюдать инструкции и предписания - залог скорейшего продвижения по лестнице власти. Три дня подержать в камере, на хлебе и воде, без допроса, на четвертый - показать орудия пытки, и лишь на пятый - начинать разговор. Дел в п у стыни и так накопилось достаточно, еле успел закончить.

   - Поправь - Святого Лулла. В следующий раз накажу. Далее. Опрос происходит в присутствии наблюдателя аббатства, его Преподобия, препозита[2]

монастыря отца Винифрида и декана коллегиума, его Преподобия, отца Мартина, удостоверяющих личность допрашиваемого. Готово? Приступаю к дознанию.

   Сводчатый потолок подвала ощутимо давил на плечи, трещали фитили масляных светильников, сквозь камни сочилась вода, пахло сыростью, плесенью, крысами и... человеческим страхом. Мрачно и внушительно. Доминиканец взглянул на подследственного.

   Сидящий напротив парень имел обычное простецкое бритое лицо, покрытое редкими шрамами оспин, с небольшим перебитым носом и маленькими поросячьими глазками непонятного цвета, сидевшими в глубине черепа. Остриженная, как и положено субдьякону, русая чёлка, открывала невысокий покатый лоб, украшенный разорванной надвое левой бровью, которая теперь росла двумя пучками кустистых волос. Широкие скулы и тяжелая нижняя челюсть выдавали вовсе не благородное происхождение, а намечающийся второй подбородок придавал некоторое сходство с молодым кабанчиком.

   И кто бы мог подумать, что за столь заурядной внешностью скрывается живой и пытливый ум? Ведь смог же Шлеймниц обставить встречу с сестрой так, что об этом узнали только спустя декаду? А все попытки его разговорить, даже во время исповеди, как утверждает брат Винифрид, завершились ничем, студиозус весьма ловко уходил от наводящих вопросов. И сейчас, сидит, как будто по ошибке в камеру попал. Ни напряжения, ни страха... Обиженную мину только скорчил, праведник... Весьма перспективный молодой человек. Такие кадры пропадают! Инквизитор, чуть заметно вздохнул.

   - Итак, Густав Шлеймниц, рожденный в Гёттингене, в одна тысяча шестьсот восемьдесят втором году, в семье почтенного купца Фридриха Шлеймница?

   - Да, Ваше Высокопреподобие, - голос молодого субминистратума[3]

слегка дрожал, но звучал твердо.

   - Про вероисповедание и прочее не спрашиваю, раз являешься младшим служителем святого Лулла. Знаешь ли ты, по какой причине заключен под стражу?

   Короткая пауза.

   - Нет, дом патер. Этого мне не сообщили.

   Хитрец, однако! Не сообщили... Надо же?! Ладно, начнем издалека.

   - Знаком ли ты с фратером Клаусом Венехаймом?

   - Это который следит за учебными лаборариумами[4]

?
- уточнил трехбровый.

   Нет, он что, издевается? Кинцль даже фыркнул. Разговор его начал немного забавлять.

   - Значит, знаком, - тон доминиканца стал утвердительным.
- А знаешь ли ты, что теперь бедняге предстоит три года корчевать пни в Фулденском урочище? Благодаря тебе, между прочим!
- уловка старая, но можно и попробовать. Вдруг попадется?

   Подследственный осторожно потер нос двумя пальцами.

   - Мне? Тогда я рад за него. Брат Клаус давно хотел отпроситься у настоятеля на другую работу. Жаловался на отросший живот.

   Инквизитор криво улыбнулся.

   - От живота он теперь избавится. Не без твоей помощи, конечно...- и, многозначительно замолк.

   Шлеймниц ничего не сказал, поскольку прямого вопроса не ставилось. Хм. Не дурак.

   - Но речь сейчас не о нем, а о твоей сестре, - доминиканец сменил тактику, выкладывая первый аргумент.
- Знаешь ли ты, что она бежала из монастыря клариссинок, куда ее определили попечители?

   Густав утвердительно кивнул.

   - Да, дом патер. Я об этом слышал.

   Попробуем закрепить и выложить еще один факт:

   - А тебе известно, что она бежала вместе с еретиком и изменником Короны? Со своим любовником Йозефом Франке?

   Студиозус недоуменно вскинул брови. Да ему в театре играть надо!

   - Нет, Ваше Высокопреподобие! Неужели? Бедная сестра...
- и удрученно опустил голову.

   - Ты еще скажи, что вы после этого не встречались, - ехидно заметил Кинцль, ожидая ответ на провокацию.

   Вот тут студиозус клюнул.

   - Нет, дом патер. Свою несчастную сестру я не видел с тех пор, как поступил в коллегиум. То есть, почти пять лет.

   Инквизитор тут же сделал подсечку.

   - У нас есть свидетели, которые вас видели здесь, в аббатстве около двух месяцев назад. Ты сможешь опровергнуть их показания?

   Но ловкач выкрутился:

   - Ваше Высокопреподобие, да мало ли с какой паломницей я мог разговаривать, указывая дорогу? Если ее узнали, то почему не задержали? Разве приметы, развешанные в каждом полицайстве, написаны мелким почерком? Повторю: с сестрой я не встречался. Ибо говорил Каин: "Я не сторож брату своему". А я - сестре.

   - А, так она вырядилась пилигримом?
- колкость студиозуса доминиканец пропустил мимо ушей.

   - Не знаю, дом патер. Но с иными женщинами я просто не беседую. У нас монастырь, а не Гамбургский порт.

   Кинцль хмыкнул и сделал попытку атаковать еще раз:

   - А с Йозефом Франке?

   - Нет!
- звучало категорично.
- С ним, с этим мерзавцем, я вообще незнаком!

   - Ты торопишься с ответами, молодой человек, - голос инквизитора стал мягким и задушевным.
- Пойми, ты в руках своих братьев. Не опасайся ничего! Ведь все что мы хотим сделать, это для твоего же блага. Тебе еще неизвестно, в чем это благо состоит, но скоро узнаешь... Продолжаешь настаивать? Подумай!

   - Дом патер...
- студиозус шумно сглотнул слюну, - я понимаю... вы желаете лишь добра...
- облизал пересохшие губы, нервно взглянув в сторону экзекутора, ради развлечения взявшегося крутить в пальцах щипцы для выдергивания ногтей, - но я действительно не виделся ни с сестрой, ни с Франке! Ваши свидетели ошибаются!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.