Голоса пьеса ч2

Кедров Константин Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Голоса пьеса ч2 (Кедров Константин)

       Библиотека

Константин Кедров

ГОЛОСА

Роман-пьеса

Часть вторая

Действующие лица

Александра Павловна.Кушай, Котик, борщ.

Котик.Не хочу.

Александра Павловна.Почему?

Котик.Он красный и невкусный.

Александра Павловна.Что ты, он же с конфетами.

Котик.С конфетами?

Александра Павловна.С конфетами.

Котик.Налей мне еще!

Я.Только лет десять спустя я понял, что меня обманули. А взрослые тоже врут!

Радио.

Нынче всякий труд почетен,

Где какой ни есть.

Человеку по работе

Воздается честь.

Пригляделась я, решила

И в колхоз пошла.

Брала лен, телят растила,

Птицу развела.

За телят, за эту птицу

Из родимых мест

Повезли меня в столицу

На колхозный съезд.

Там, в Москве, в Колонном зале,

Как в каком-то сне,

Самый главный орден дали

За работу мне.

Самый важный орден дали

За большой успех,

И свое спасибо Сталин

Мне сказал при всех.

Врач Валентина Дмитриевна.У вашего Котика детский ревматизм. Его надо подлечить хлористым кальцием. Лучше всего в больнице.

Я.В больнице меня ждал первый эротический шок. Девочка в розовой пижаме Аля Мочалова. Она била меня подушкой по голове, приговаривая стишок-дразнилку.

Аля.

Сенька Хлористый дурак.

Он умеет воображать

И себя показывать.

Я.Удары подушкой по голове были не так обидны, как эти стихи. "Сенькой хлористым" в больнице называли горький хлористый кальций, который, кривясь, пили с ложки, но потом оказалось, что в устах Али Мочаловой хлористый кальций был совсем не горьким, а сладким. А, может, горько-сладкий, как шоколад. Это выяснилось потом, когда нас выстроили в коридоре 1-ой мужской школы, и директор зачитал приказ.

Директор.Постановление Совета министров СССР об отмене раздельного обучения! Наша школа сливается с женской школой № 12.

Я.Никогда я не слышал такого оглушительного "ура!". Мы кричали ура до слез в глазах и боли в ушах.

Аля.Когда я увидела Сеньку Хлористого не в полосатой пижаме, а в новенькой школьной форме с блестящими пуговицами, толстым ремнем и пряжкой, то поняла сразу, с кем буду дружить. Во всем городе Костроме форма была только у Сеньки Хлористого.

Я.Аля Мочалова не в розовой больничной пижаме, а в белом фартучке и красном пионерском галстуке явно проигрывала в моих глазах. Не хватало закушенной губы и воинственно зажатой в руке подушки. Но зато на фартуке у нее был приколот латунный морской конек. И этот конек окончательно все решил, когда мы оба оказались на морском дне.

Учительница.Садитесь мальчики с девочками.

Я.Мальчики от смущения сели с мальчиками, а девочки с девочками. Но я схитрил. Выбрал отдельную парту, чтобы Аля оказалась рядом.

Аля.И я схитрила — выбрала отдельную парту, чтобы Сенька Хлористый сел со мной. Но он покраснел, как вареный рак, и зачем-то ушел в другой угол.

Я.Аля покраснела, как алый штапельный галстук, ушла в другой ряд за пустую парту. Мало того, к ней подсел здоровенный одноклассник, а я остался один.

Аля.Ну почему ты не согнал этого дурака?

Я.Ну почему ты не села тогда ко мне, да еще и стала беседовать с этим орясиной? С горя я вытащил из портфеля роман-газету с повестью "В горах Севана", где мне очень понравился один стишок:

О, Наргис, моя фея, ты в сердце моем,

Ты зажгла мое сердце священным огнем.

И теперь мое сердце, как факел, горит.

Потушил бы его, да любовь не велит.

Я быстренько переписал текст и метнул его самолетиком к парте Али. Такие самолетики летали по всему классу вперемешку с бумажными пульками из рогаток. Одни метали самолетики с любовными посланиями. Другие ревниво и подло стреляли в затылки. Класс был похож на военный аэродром, простреливаемый со всех сторон.

Аля.Я подняла записку и прочла:

О, Аля, моя фея, ты в сердце моем,

Ты зажгла мое сердце священным огнем...

Это ты сам написал?

Я.Сам.

Аля.Пойдем после уроков в кино на "Садко". Говорят, он цветной.

Я.Для меня это был первый цветной фильм. Мы, конечно же, угнездились в последнем ряду. А когда Садко сел верхом на морского конька, я глубоко вдохнул воздух, зажмурился и поцеловал Алю в алую душистую щеку. А конек светился у нее на фартуке в отсветах цветного экрана.

Аля.Я переписала песню про нас с тобой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.