Безумие

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Предупреждение: Ох, никогда не думала, что напишу это, но

В романе присутствует женская измена - это раз. ХЭ нет - это два. Смерть одного из героев в конце - это три. Особо впечатлительным читать не советую.

Глава 1

Ольховский Матвей Александрович шел по коридору больницы. Это был лечебно-диагностический стационар психотерапевтической клиники «Здоровье души», руководителем и основателем которой был его отец.

Мужчина только что закончил сеанс групповой психотерапии, когда ему сообщили, что в приемном покое дожидается новая пациентка. Что ж, ей придется немного подождать. Матвей положил на стойку у дежурной медсестры несколько историй болезни пациентов, составляющих группу, лечащим врачом которой он был. Семь человек с различными психическими расстройствами требовали его пристального внимания каждый божий день. И одному парню с подозрением на шизофрению сегодня стало хуже. Подозрения подтвердились, парень впал в состояние кататонии. Утром медсестра обнаружила его в палате сидящем на постели и не реагирующем на какие-то внешние раздражители. Это было плохо. Очень плохо, потому что его родным они пытались доказать, что у Сергея никакая не шизофрения, а всего лишь переутомляемость в институте.

Вдобавок к Сергею, у Матвея наблюдались две девушки двадцати лет с попыткой суицида из-за несчастной любви, один молодой алкоголик, один мужчина с ярко выраженной галлюцинаторной формой шизофрении (слава Богу, уж с ним-то сомнений не было), одна женщина с приступами паники и один парень с нервным срывом на дипломировании. Разношерстная подобралась компания. А тут еще новая пациентка! Как будто ей больше некому заняться!

Что же все-таки делать с Сергеем? Нужно приглашать родственников, объясняться, извиняться за неверно поставленный диагноз, назначать лечение…. Да уж.

- Матвей Александрович, - его окрикнула медсестра из приемного покоя, - вам жена звонит.

- Ань, скажи ей, что я занят… или, что ты не смогла меня найти.

Ее еще не хватало! Видимо весь день думала, что бы такого вменить ему в вину, кроме обычных упреков, что он ее не любит, не уважает, не обращает на нее внимания, мало зарабатывает (вот этот упрек совершенно несправедлив), мало бывает дома и т.д., и т.п. Отпуск что ли взять?

- Матвей Александрович, вы про девушку, вашу новую пациентку не забыли, вот ее первичный осмотр, - Анна протянула ему карту осмотра.

Матвей сморщился, взял карту и пошел в кабинет.

Итак, София Берестова. Двадцать пять лет. Депрессия. Жаль, ничего интересного, обычное дело – депрессия.

Матвей вошел в кабинет, не отрывая глаз от карты.

- Здравствуйте, София.

- Здравствуйте, доктор.

Услышав голос девушки, мужчина, наконец, посмотрел на нее. Перед ним сидела молодая брюнетка, которой на вид можно было дать не больше двадцати лет. Причем брюнеткой она была жгучей. Волосы у нее были черными, как вороново крыло. Гладкими и длинными. Ровными, словно на плечи ее набросили черное шелковое покрывало. Она сидела у его стола, опустив плечи, и смотрела в пол. Кожа у нее была гладкая и загорелая, словно она только что вернулась с какого-то заграничного курорта.

Матвей сел в кресло за своим столом.

- Итак, София. Какое-то время вы пробудете в стенах нашего лечебного заведения. Жить вы будете в отдельной палате. С уставом нашей больницы вас познакомят позже. Я думаю, вам здесь понравиться. Если вы будете выполнять все мои предписания, и не будете пропускать назначенные процедуры, то скоро вернетесь к вашим родным.

- А если я не хочу возвращаться к своим родным? Что мне нужно не сделать, чтоб остаться здесь на как можно более долгий срок?

Она, наконец, посмотрела на него. Боже! Какие глаза! Ярко голубые, чистые, как вода в горном озере, бездонные…. Он никогда раньше, за все его прожитые тридцать лет, не встречал таких глаз.

- Доктор, - ее голос донесся до него, и Матвей понял, что просто сидит и смотрит в эти удивительные глаза, не ответив на вопрос Софии, - вы меня что, не слышали?

- Вы уйдете отсюда, София, когда посчитаете, что наша помощь вам больше не нужна.

- Или пока мои родители не перестанут за меня платить, да?

- Может вы, наконец, расскажете мне, в чем ваша проблема.

- Я может, и расскажу, только едва ли вы сможете мне помочь.

- Ты что такая колючая, София, как ежик. Я ведь тебе ничего плохого не сделал. Я просто хочу понять, что с тобой.

- Я сама, доктор, давно перестала понимать, что со мной происходит, и куда катится моя жизнь…. Давайте поговорим потом, покажите мне мою палату.

Матвей вышел в коридор, попросил медсестру проводить новенькую в ее палату и объяснить ей правила учреждения. А так же сообщить, во сколько завтра начинается сеанс терапии, на котором она должна присутствовать.

Мужчина занялся своими привычными делами: заполнял истории болезней, проводил различные виды терапии, руководил реабилитационными программами. К новой пациентке он в течение дня не заходил. Если ей нужно время на то, чтоб здесь освоиться, что ж, пусть будет так.

Вечером он вернулся домой и с порога наткнулся на град претензий со стороны своей жены. За то, что не подошел к телефону, когда она звонила, за то, что сам не перезвонил ей, когда освободился, за то, что так и не надел на палец обручального кольца, хотя она каждое утро ему об этом напоминала. Может ей тоже лечь в больницу, подправить нервы. Хотя Татьяне уже, наверное, ничего не поможет. И как он раньше не замечал, какая она.

Матвей лег спать в кабинете. Жена еще пару раз заглянула к нему, чтоб обвинить в регулярном отлынивании от супружеского долга, и предположить, что вероятно у него есть кто-то на стороне.

Зачем он вообще на ней женился? Ведь он никогда ее не любил. Ни одного дня. Когда-то давно, в беззаботные восемнадцать лет, Матвей полюбил одну прекрасную девушку. Ее звали Ирина. Их любовь длилась недолго. Его родители решили, что она ему не пара, что их отношения могут помешать его учебе, а потом и карьере. Они переехали в другой город и увезли его с собой. Он даже не успел с ней проститься.

После переезда, когда он отучился в мединституте два курса, отец нашел ему невесту. Дочку их друзей, Таню. Матвей назло всем, родителям, ей, себе самому, женился на девушке без любви. Он думал – ребенок может исправить положение. Но Таня ребенка не хотела. Сначала она врала, что ничего не получается из-за ее каких-то проблем, и даже пробовала где-то лечиться… вроде как. Потом она обвинила во всем его. Что это он не способен «сделать» ей ребенка. А потом, Матвей случайно нашел в ее шкафчике противозачаточные таблетки. Тогда жена призналась ему, что не хочет детей. И когда захочет – неизвестно.

С тех пор его семейная жизнь окончательно разладилась. Он не чувствовал к своей красивой, стильной, ухоженной жене совершенно никаких чувств. Друзья и коллеги, которые видели Таню на дружеских посиделках и знали исключительно с хорошей стороны, говорили Матвею, что завидуют ему и что ему необыкновенно повезло со спутницей жизни. Татьяна была настолько же лицемерна, насколько красива, и об их проблемах никто не догадывался. Она старательно создавала иллюзию их счастливой семейной жизни. А сам Матвей не имел привычки обсуждать с кем-то свою семью. Даже с отцом.

Конечно, он мог и развестись с ней, но зачем. Секс он мог легко найти, как сказала Таня, и на стороне. Кольцо он не носил. Отношения заводил кратковременные. Никто из его любовниц не догадывался, что он женат.

Мужчина повернулся на другой бок на неудобном диване. Таня, наверное, уже спит. Может вернуться в спальню? А если нет? Он представил, как она снова начнет гундеть, что он с ней не спит. И опять разразится скандал, потому, что надолго его терпения выслушивать ее претензии не хватит.

Он повернулся на спину и посмотрел в потолок. И почему-то вспомнил ту новенькую девушку, Софию, и ее удивительные глаза. Наверное, в таких глазах можно утонуть. Что же такого случилось в ее жизни? Что вызвало ее психическое расстройство? Наверное, рано он назначил ей сеанс групповой терапии. Сначала ему нужно поговорить с ней наедине. Понять что с ней, продумать лечение.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.