Кукла

Артамонова Елена Вадимовна

Серия: Страшные истории [8]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кукла (Артамонова Елена)

- А вот я там была!

- Все ты врешь! Заборище высокий, а за ним злые кирпичи живут. Кто из детей туда пойдет, того они - стук!

- Нет, не вру! Нет, не вру! Под забором есть дырка. А про кирпичи - сказки для малявок. Там привидения живут, только я их не боюсь. Пошли?

- Мама говорит - на "стройку" нельзя ходить.

- Она не узнает. Мы - быстренько. Там классно. Пойдем!

- А Димка из второго подъезда оттуда такую штуку принес - со стеклышками и вертится… - вступил в разговор Сережка, карапуз-малолетка лет шести от роду.

Обычно пренебрегавшая его мнением Даша на этот раз отнеслась к Сережкиным словам одобрительно:

- Даже Сережка и тот кирпичей не боится. Ты - маменькина дочка!

- Вот и нет! Куда хочу, туда хожу! А ты, Дашка, сама темноты боишься.

- Я?!

- Ты! Ты!

- Ладно, карапузы. Я пойду одна. Димка, между прочим, рассказывал, что там еще много-много цветных стеклышек рассыпано… У меня будут такие "секретики"! А вам я ничего не дам.

Искушение было велико.

- Я с тобой, - после недолгого раздумья произнесла Таня.

- И я… - на этот раз Даша не обратила никакого внимания на Сережкину реплику. Он немного обиделся, но пошел вслед за девчонками.

Ребятня направилась в сторону серого бетонного забора, перегораживающего угол двора. Раньше здесь стоял старый, выстроенный еще до революции, деревянный дом. Недавно его снесли, но руины до сих пор так и не разобрали. Это место, на языке ребятишек близлежащих домов, и называлось "стройкой".

Даша, самая старшая (ей через три месяца должно было исполниться девять) и самая бойкая девчонка в их маленькой компании, уверенно проследовала к сваленным на земле ящикам и коробкам, раздвинула их и нырнула в темную глубину свалки. Робкая Таня и маленький Сережа волей-неволей последовали за ней. Коробки действительно скрывали от посторонних взглядов незаложенную кирпичами щель под забором. Даша первая встала на четвереньки, пригнулась и проскользнула в лаз. Остальные - следом. И вот уже все трое стояли на запретной земле "стройки".

Таня, ожидавшая увидеть мрачные, похожие на разрушенный средневековый замок руины, была разочарована. Дом давно сровняли с землей, и всю территорию "стройки" занимали валявшиеся в беспорядке посеревшие доски, куски штукатурки, битый кирпич и прочий строительный хлам. Даша соврала в очередной раз - в этом месте не могло жить ни одно уважающее себя привидение.

Пока Таня озиралась по сторонам, Даша немедля приступила к поискам цветных стеклышек и прочих диковинок. Сережка уже нашел какую-то щепочку и был вполне доволен.

- Мама… - голосок был такой тоненький и тихий, что сначала Таня подумала - ей мерещится. Но плач повторился: - Мама… Похоже, жалобный зов исходил из-под огромной дубовой балки, некогда поддерживавшей потолок дома. Таня решительно полезла вперед.

- Мама!
- послышалось совсем близко. Огромные голубые глаза смотрели доверчиво и печально.

- Ой, бедняжка, как ты здесь оказалась? Тебя забыли? Ты же замерзла! И, наверное, хочешь кушать. Ты такая грязная… Идем домой…

Таня бережно подхватила голубоглазую куклу в перепачканном платье. Завернула ее в свою курточку. Погладила по некогда золотистым, а ныне свалявшимся в бурую паклю волосам. Пятясь задом, вылезла из-под балки.

- Мама… - пропищала кукла.

- Ого! Покажи… - подошедшая неведомо откуда Даша бесцеремонно потянулась к кукле.
- Где ты ее нашла? Дай подержать.

- Не дам. Это моя дочурка. Не пугайте ее.

- А как ее зовут?
- поинтересовался только что подошедший Сережа.

- Мила, - чуть слышно пискнула кукла, моргнув невинными голубыми глазами.

Смахнув пыль с серванта, молодая женщина обернулась, вопросительно смотря на ребенка:

- И где ты ее нашла?

- Там… во дворе… Можно Мила будет жить с нами?

- Значит, ее зовут Мила. Послушай, дочурка, если ты честно расскажешь мне, откуда эта кукла, я оставлю ее.

- Со "стройки", мамочка… - Таня потупилась, опустив глаза.

Мать придала лицу суровое выражение:

- Твое счастье, что я успела дать слово. Поэтому - кукла останется. Но ты будешь наказана. Мила останется у меня… пока. Только твое, Татьяна, образцовое поведение, сможет приблизить вашу встречу.

- Но мамочка…

- Никаких "но".

Высокая женщина легкой походкой вышла из комнаты, унося игрушку. На глазах Тани навернулись слезы:

- Мама!

Ее голос слился с жалобным голоском куклы:

- Мама!

- Наша малышка нашла себе новую подружку, - произнесла Наталья, загасив недокуренную сигарету.

- Вот как?

- Представь. Лазила на "стройку" и отыскала куклу. Мне кажется старинную. Впрочем, посмотри сам, ты лучше в этом разбираешься. Она на шкафу… в педагогических целях…

Александру, несмотря на его немалый рост, пришлось встать на цыпочки, чтобы стянуть с высокого антикварного буфета бесформенный малопривлекательный комок - новую "подружку" его дочери. Он начал внимательно рассматривать вещь, тут же комментируя увиденное:

- Да, это, в самом деле, стоящая вещичка. Фарфор. Отличный фарфор. Ни единой трещинки. Глаза - стекло. Закрываются. Поворачиваются из стороны в сторону. Механизм, видимо, простенький, но отлаженный. Ресницы на месте, целы. Волосы, по-моему, натуральные, детские… Ого! Она еще и говорит! Европейская работа, и ты права - старинная. Где-то вторая половина девятнадцатого века или даже чуть раньше. Но это надо уточнять. А платье - дешевка. Сшито недавно и, похоже, подростком или абсолютно бездарной швеей. Надо же ухитриться так пришить рукава! Самоделка. Послушай… - Александр поднял глаза.
- Сшей ей платье из атласа цвета слоновой кости с кружевными вставками. В таком виде она бесподобно впишется в интерьер. Посадим ее в гостиной на кресло. Да… и кружевной зонтик ей в руку. Пожалуй, я сам разработаю фасон этого платья.

- Танюша считает ее живой и вряд ли позволит сделать из нее украшение.

- Жаль. Тогда красотку ждет участь всех любимых кукол - искромсанные волосы, перекрашенные фломастерами, оторванные ноги, перепачканные щеки и… гибель. Фарфор - не пластик. Жаль, хорошая бы получилась вещичка, стильная. В конце концов, ее можно было бы выгодно продать. Такие безделушки сейчас в моде. Пожалуй, я даже знаю покупателя…

- Оставь, Александр. Теперь это кукла Танюшки.

- Как знаешь.

К воскресенью Таню решено было простить. Ее ждал счастливый удивительный день - вдвоем с мамой они займутся прихорашиванием Милы. Всю неделю Таня готовилась. Не церемонясь, отбирала у других кукол лучшие платья. Стирала их, развешивала сушить на балконе, гладила маленьким утюжком. Делала кукольную комнату - уголок с кроваткой, зеркалом и ковриком у ног. Забросила дворовые игры с Дашей и Сережей. Целыми днями сидела дома, рассказывая другим своим куклам, какая вскоре у них появится подружка. Одним словом - ждала.

Настало воскресенье. Вскоре после завтрака Мила была извлечена из своей недосягаемой темницы и сразу же попала в умелые руки Натальи - мытье хрупкой фарфоровой куклы было делом многотрудным и недетским. Наталья тщательно оттерла грязный нос и щеки, вымыла волосы, держа кукольную головку так, чтобы в глазницы не налилась вода, расчесала приобретшие золотистый оттенок локоны и завила их старыми бабушкиными щипцами. Удовлетворенно оглядела свою работу, что-то придумала и, довольная собственной выдумкой, послала дочь в спальню за набором косметики. Вскоре, к огромному Таниному удовольствию ресницы Милы были подкрашены настоящей маминой тушью, а губы зарозовели, покрытые шикарным перламутровым лаком для ногтей.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.