Магия на грани дозволенного

Колдарева Анастасия

Серия: Магия на грани дозволенного [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Магия на грани дозволенного (Колдарева Анастасия)

Пролог

– Эй, пацан, закурить не найдется?

Предлог был примитивным и, казалось, прозвучал еще до того, как на фоне серого прямоугольного просвета в конце улицы нарисовались несколько фигур. Денис замедлил шаг и в замешательстве остановился, инстинктивно крепче сжав в руке перекинутый через плечо ремень рюкзака. Парней было четверо, в ночной полутьме толком не разглядишь, но все явно старше него года на три-четыре. И старше, и выше, и шире – совсем другая весовая категория. Неизвестно, каковы они в легкой атлетике? Но проверить не удалось: сначала он растерялся, а затем насторожился. Вдруг стало жарко, кровь ударила в голову, в руки, в ноги, и вместе с ней словно противный, горячий, липкий яд растекся по телу. Это не страх, не страх, это другое… привычное ощущение.

– Не курю, – услышал Денис собственный голос точно со стороны: искаженный, хриплый.

– А чего так? Мама не велит?

Его неторопливо – куда он денется? – взяли в кольцо. Свет едва живого фонаря, единственного на всю узкую улочку, выхватил из полумрака бритые головы, спортивные куртки с центрального рынка и быстро тающие в прохладном воздухе клубы сигаретного дыма.

– Вредно для здоровья, – отозвался Денис.

– Так ты типа раньше срока помереть боишься?

– Я типане вижу смысла.

– Слышь, Вов, он, похоже, интеллигент. Ему, чтобы косяк забить, смысл нужен.

– Ну, объясни, – Вова, кажется, был настроен миролюбиво, но Денис не обольщался. Не затем к нему прицепились, чтобы обменяться любезностями и завязать светскую беседу. Двое сзади подошли так близко, что уже почти дышали в затылок; противно, но потерпеть можно, тем более что деваться все равно было некуда – двое спереди задумчиво дымили окурками и убираться с дороги не собирались.

– Ну что? – Вова, тот, что спереди справа, чуть склонил голову набок, словно раздумывая. По всему видать, он был лидером. – Что прикажешь с тобой делать, а? Раз сигарет у тебя нет, может, деньги найдутся?

Едва заметное движение головой – и один из топтавшихся сзади сдернул с плеча Дениса рюкзак. Он не сопротивлялся, хотя ремень, до сих пор зажатый во вспотевшей ладони, больно резанул пальцы. Внутри всколыхнулась досада, щедро приправленная страхом, и непонятно, что разозлило сильнее: реальная угроза или собственная постыдная реакция на нее. Весь жар, что был в теле, отхлынул от конечностей и стекся в район солнечного сплетения, концентрируясь, разбухая, пульсируя.

Нет.

Только не сейчас.

Хотя почему не сейчас? Денис слышал, как это бывает: у кого-то само собой получается и протекает почти безболезненно, а у кого-то срабатывает катализатор – и пиши пропало.

– Так, что тут у нас, – протянул сзади чей-то голос. Денис слышал его словно через толстый-толстый слой ваты – в ушах шумело. Жар проступил на коже испариной.

И дышать стало тяжело.

– Ручки, книжки, тетрадки. Ты чего, из школы в такой час? – удивился все тот же голос. – Умный, что ли?

– Да нет, такое же быдло, как вы, – вырвалось прежде, чем Денис успел прикусить язык.

Повисла тишина.

– Ты кого быдлом назвал? – тычок в спину.

Он развернулся. Тряхнул головой, но глаза неумолимо затягивала багровая пелена злости, а внутри бушевал уже настоящий пожар, и сдерживать его не было никаких сил.

Нет.

Нет, нет, нет!

Только не сейчас, не теперь…

Но у ада под названием восхождение были свои планы…

Денис не смог бы сказать, сколько прошло времени, минута или десять, час или два, а может, и целые сутки. Когда выворачивающая наизнанку огненная боль схлынула и мир вокруг начал обретать привычные блеклые краски, он открыл глаза. Взору предстала странная, нелепая деталь: оплавленный кусок резины, прикипевший к грязной брусчатке. По ноздрям резанул едкий острый запах горелой синтетики, обожженной плоти и паленых волос. Понимание накатило вместе с тошнотой, и Денис дернулся, пытаясь подняться на ноги как можно быстрее, рывком. К рукам словно приложили раскаленные угли – так и есть, вместо ладоней сплошные ожоги. Черт… Нащупать дрожащей рукой телефон в кармане джинсов, кое-как вытащить его, попасть в кнопку вызова с третьего раза – гудки шли немыслимо долго. Показалось, он постарел лет на десять, прежде чем в трубке раздался искаженный голос:

– Надеюсь, у тебя что-то срочное, Дэн, потому что если ты разбудил меня в половине третьего ночи лишь затем, чтобы пожелать приятных снов или рассказать, что снова угодил в переделку…

– Антон, я угодил в переделку.

Главное – не смотреть вокруг и не видеть, во что превратились те, кому теперь уже никогда не придется закурить. Голос выдал его с головой. Денис услышал, как скрипнули пружины кровати, с которой поднялся его собеседник.

– Что у тебя? – напряженно спросил Антон.

– Четверо. Они сами полезли, клянусь, я не…

– Тихо. Замолчи.

Главным достоинством Антона Свердлова было то, что ему не требовалось ничего объяснять. Еще бы – едва ли не лучший сенс в Ордене! Или телепат, но этим определением редко пользовались – слишком затасканное.

– Дело дрянь, – произнес Антон секунд тридцать спустя. – Я сообщу в Орден, они разберутся с трупами.

Денис затаил дыхание, сдерживая новый приступ тошноты.

– Как себя чувствуешь?

– А? Нормально. Мне просто…

– Страшно?

– Больно.

Антон хмыкнул:

– А ты думал, магия – это приятно?

– У меня руки обгорели.

В трубке присвистнули.

– Ни черта себе! Огонь, значит, – Антон помолчал. – Ладно, давай бегом на набережную, я тебя подхвачу.

– Тош, ты думаешь, это оно? Восхождение? – последнее слово Денис прошептал с каким-то испуганным благоговением.

– Я думаю, тебя стоит окольцевать до того, как ты скосишь половину города. Встретимся на набережной у Вантового моста. Постарайся не нервничать и никому не попадаться на глаза. Все, отбой!

В телефоне раздались короткие гудки, и Денис безвольно опустил руку.

– Проклятье… – сердце в груди колотилось как сумасшедшее.

Глава 1

Человек в бордовом плаще любил производить впечатление, хотя возможности для этого имел весьма скудные. Ему казалось, будто метущий за ним пол бархат, сколотый на тощей жилистой шее вычурной стариной брошью с огромным бриллиантом, придает веса фигуре, компенсируя невысокий рост и, прямо скажем, небогатырское телосложение. Впрочем, по статусу он имел право носить и не такое. Браслеты на его запястьях сверкали россыпью мелких драгоценных камешков, золотой фамильный перстень украшал указательный палец на правой руке… А вот сюртук из темного, почти черного сукна выглядел мятым и мешковатым, брюки – слишком узкими, туфли сорок третьего размера с длинными заостренными носами из-за смешного роста их обладателя казались нелепыми.

Его собеседник имел статус еще выше, был облачен в не менее роскошный темно-зеленый плащ, но выглядел при этом куда скромнее и держался куда менее напыщенно. Его отмеченное несколькими глубокими морщинами, усталое, но добродушное лицо сейчас было обращено к раскаленным углям за каминной решеткой. Редкие языки пламени взмывали вверх, скользя от уголька к угольку, и отбрасывали на лица людей в плащах зловещие красные отсветы.

– Все зашло слишком далеко, – произнес человек в бордовом; голос у него был старчески-скрипучим, высоким, неприятным.

Алфавит

Похожие книги

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.