Битва на Калке

Кириченко Андрей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Битва на Калке (Кириченко Андрей)

Вступление

Сражения и битвы мировой истории всегда будут вызывать интерес любознательного читателя. Битва на Калке занимает здесь особое место. Едва ли Киевская держава даже в период своего расцвета выставляла в поле одновременно такое количество хорошо вооруженных и обученных войск. А поражений со столь огромными потерями, как среди простых воинов, так и среди представителей высшей аристократии (только по дошедшим до нас известиям погибло одиннадцать Рюриковичей, с номинальным великим князем Киевским включительно, не считая бояр и воевод), Древняя Русь прежде не знала никогда. С другой стороны, «Калкское побоище» не принесло каких-либо кардинальных изменений в военно-политическую и экономическую жизнь тогдашних украинских земель. Под «украинскими» мы, конечно, понимаем пять южных княжеств Киевской Руси: Киевское, Черниговское, Переяславское, Волынское и Галицкое. Именно территория этих княжеств, за исключением незначительных анклавов на севере и западе, почти полностью входит в состав нынешней Украины, и именно их население является непосредственными этническими и культурными предками современных украинцев. Учитывая тот факт, что победители никак не воспользовались, да явно еще и не были готовы воспользоваться плодами своей победы, а проигравшие особых выводов из своего поражения не сделали, катастрофу, постигшую Украину-Русь 31 мая 1223 г., можно назвать скорее зловещим прологом событий, в истории Восточной Европы действительно эпохальных, последствия которых незримо ощущаются и по сегодняшний день – монголо-татарского нашествия 1239–1241 гг.

I. Украинские земли накануне битвы на Калке

Практически во всей литературе, посвященной этому событию, так или иначе присутствует тема феодальной раздробленности Руси. Во многих публикациях она представляется едва ли не главной причиной столь сокрушительного поражения. Ни в коей мере не приуменьшая негативных последствий этого явления, следует учесть его очевидную неминуемость. В основе распада Киевского государства лежат как общеисторические объективные, так и специфические местные династические причины. Под объективными следует понимать, что держава, созданная первыми Рюриковичами, подобно другим раннесредневековым государствам, была скорее механическим образованием. Огромная объединенная властью Киева территория с разнообразным по экономическим, политическим, этническим и культурным признакам населением очень рано стала обнаруживать тенденцию к распаду. Но пока соотношение сил Киева и подчиненных ему земель явно склонялось в пользу первого, пока в сильной власти киевского князя была заинтересована местная знать, Киев всегда торжествовал над этими центробежными стремлениями.

Распад Киевского государства стал прежде всего результатом усиления отдельных его частей, каждая из которых начала проводить свою собственную политику, преследуя собственные цели. Экономические интересы северной и южной частей страны все чаще не совпадали. На колонизируемых славянами угро-финских землях в первой половине XII в. сформировалось мощное Владимиро-Суздальское княжество, колыбель современного великорусского народа, абсолютно не желавшее быть придатком старой Русской земли, т. е. Киевщины, Черниговщины и Переяславщины. Здесь можно провести параллель с конфликтом Великобритании и ее североамериканских колоний. Причем интересно, что в исторической перспективе, как и в случае с Украиной и Россией, бывшая колония стала постепенно гораздо мощнее, чем метрополия. Параллельно происходили события международного характера, в итоге нанесшие серьезный удар экономическому положению Киева и еще более отдалившие интересы северной части страны, лежавшей в бассейне Волги, равно как и Новгорода, и южной, лежавшей в бассейне Днепра и примыкавшей к Черному морю. Уже приход печенегов (конец IX в.) в причерноморские степи нанес серьезный удар по доселе безопасному «пути из варяг в греки». А в XI в. торговые пути в Западную Европу из Византии и Малой Азии значительно укоротились и прошли мимо Днепра. В 1082 г. византийский император Алексий Комнин дал Венеции, оказавшей императору военную помощь в войне с сицилийскими норманнами, грамоту. Этой грамотой Венеция ставилась в торговых сношениях с Византией в более выгодные условия, чем ее собственные подданные. Свободная от всяких пошлин торговля, отвод для венецианских купцов особых морских пристаней и кварталов в Константинополе способствовали превращению Венеции в могущественную торговую державу. Киевская торговля, транзитная по преимуществу, стала отодвигаться в Европе на второй план. Крестовые походы и взятие Константинополя (1204 г.) еще больше содействовали успеху торговли итальянских, южнофранцузских и рейнских городов, получивших в свои руки средиземноморские пути, до тех пор находившиеся в руках арабов и византийцев. Восточные товары стали перевозиться в Европу непосредственно по Средиземному морю и достигать Центральной Европы по Рейну с выходом в Северное и Балтийское моря, а не по традиционной сухопутной линии Киев – Галич– Прага – Регенсбург.

В подобных условиях существование большого громоздкого государства только бы тормозило экономическое развитие отдельных его частей. Русь шла к образованию более мелких, компактных, уже национальных государств, решающих свои проблемы, исходя из местных интересов. Единственным, специфически местным фактором, позволявшим ей оставаться единым целым, было наличие во всех ее частях представителей единственной правящей династии. Впрочем, это одновременно служило и дополнительным источником конфликтов. Тип государственности, установленный на Руси первыми Рюриковичами, можно охарактеризовать как патримонию, т. е. устройство, при котором власть правящего рода и подвластная ему территория считаются неразрывно связанными: формально право на власть имеет каждый член рода по отцу. Собственно, именно поэтому Русской землей в широком смысле называлось не только Приднепровье, а все подконтрольные киевской династии территории, включая и неславянские. Но параллельно представлению о безусловном равенстве всех членов рода начала оформляться идея старшинства одного из князей, которое давало ему право на киевский «старейший» стол и определенную власть над «молодшими» – братьями, сыновьями, племянниками. Понятно, что подобный симбиоз уже сам по себе таил огромные противоречия.

Окончательно все запутала так называемая «лествичная» (от лествица – «лестница») система наследования, введенная и завещанная своим потомкам Ярославом Мудрым (1054 г.). Суть ее состояла в том, что после смерти великого князя его прямым наследником становится не старший сын, а младший брат. Все государство представляет из себя своеобразную «лестницу» областей по степени их значения и доходности. В теории, князья в нем не сидят постоянно в одном уделе, а перемещаются из области в область после чьей-либо смерти по степени старшинства. Трудно сказать, что заставило Ярослава к концу жизни остановиться на столь громоздкой и архаичной, принятой еще у скифов системе наследования. И сам Ярослав, и его отец Владимир Великий пришли к власти в результате жестоких войн как раз со своими старшими братьями, закончившихся гибелью формально законных князей Ярополка (978 г.) и Святополка Окаянного (1019 г.). Более того, передавая власть старшему сыну Изяславу, Ярослав продолжал держать в темнице младшего брата Судислава, по его же закону действительного наследника. После смерти отца Ярославичи еще как-то справлялись с существующим порядком вещей. Одного дядю – Судислава – постригли в монахи, детей второго – Изяслава – оставили в покое, отказавшись от претензий на его второстепенное Полоцкое княжество.

Однако уже для следующих поколений потомков Ярослава «лествичная» система стала сущим проклятием. Это и не удивительно. О каком-либо «планировании семьи» в средние века речи, конечно, не шло: княгини рожали пока имели физическую возможность, более того, овдовевший князь был просто обязан снова жениться. Очень быстро разница между родными, а тем более единокровными братьями стала порой достигать тридцати лет, а уж ситуация, когда племянник оказывался на два-три года старше дяди, была и вовсе в порядке вещей. Здравый смысл постепенно восторжествовал, но войны между дядями и племянниками то и дело вспыхивали вплоть до прихода монголов. По смерти последнего Ярославова сына Всеволода (отца Владимира Мономаха), когда остались только внуки Ярослава, они попытались мирно покончить распри и на съезде в Любече (ныне Черниговская обл.) в 1097 г. решили: «кождо да держить отчину свою», т. е. сыновья каждого Ярославича должны владеть тем, чем владел их отец. Уже следующие поколения, с новым появлением дядей (часто малолетних) и племянников (часто взрослых), подобный порядок не устраивал. Тем не менее, князья все крепче держались территориального распорядка отцов. Постепенно, по мере распадения Ярославова рода на ветви, каждая из них замыкалась в одной из крупных областей. Эти области и стали считаться отчинами отдельных княжеских линий.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.