Самец, или Приключения веселых «мойдодыров»

Черкасов Дмитрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Самец, или Приключения веселых «мойдодыров» (Черкасов Дмитрий)

Пролог

Ресурса катастрофически не хватало. Команды исполнялись медленно, проклятый ящик ай-би-:эм-овского «пня» «тормозил». Положение становилось критическим, и они оба понимали это. Они сделали все возможное: задрали приоритет до небес, сменили программируемую метку таймера, отключили отдел заработной платы и других второстепенных пользователей под предлогом профилактических работ — но дело на поправку не шло.

Они сидели здесь всю ночь, не сомкнув глаз ни на минуту. В душной темноватой комнате царил кавардак. Сквозь плотные жалюзи едва пробивалось утреннее солнце, жаркое, июльское. На разбросанных по столам деловых бумагах, усыпанных пеплом, окурками и хлебными крошками, в полосе солнечного света кровавыми пятнами растекался пролитый джем из красной смородины. Это было все, что они ели за последние сутки.

Они были молоды и честолюбивы. Предприятие, которому они посвятили последние две недели, оказалось под угрозой. Те, на другой стороне, тоже понимали это. Их действия были методичны и расчетливы, они не допускали ни одной, даже самой малой, оплошности, которой можно было бы воспользоваться. Петля затягивалась все туже.

В запертую дверь резко и неожиданно постучали. Тот, который согнулся за компьютером, нервно дернул спиной.

— Какого черта! Гони всех нахрен!! Сказано же — не входить во время работы!!

— Это принесли кофе, — успокоил его второй, принимая в приоткрытую дверь поднос с чашками.

— Кофе… хорошо… давай сюда скорей!

Не выпуская из красивой холеной руки «мышку», первый нервным движением схватил дымящуюся чашку, поднес ко рту, обжег тонкие губы и взвизгнул.

— Осторожнее! — сказал второй, толстенький и более благоразумный, с пышными пшеничными усами, подув на свой кофе из-под верхней губы. — Не стоит так убиваться! Это всего лишь деньги…

Нервный, высокий и анемичный не ответил, согнулся пуще прежнего, с тупым упорством шизофреника глядя в экран слезящимися красными глазами.

— Катя говорит — звонили из службы безопасности, — озабоченно сказал благоразумный. — Спрашивают, почему у нас все время занято. Как бы не влететь…

— Сдаться?! Мне?! — дернул головой высокий. — Ни за что! У нас еще есть шансы! Я хочу понять, что произошло! Все было уже на мази — и вдруг кто-то начал жрать ресурс!

— Может, перезагрузку? — предложил толстенький, двумя пальцами разглаживая усы.

— Потеряем время! Быстро посмотри очередь заявок! Наверное, внешние вмешались…

Толстенький с сожалением отставил пустую чашку и, отогнув край жалюзи, со вздохом выглянул в окно, выходящее на оживленный проспект. Потом сел за свой компьютер, неуловимо быстро забегал пальцами по клавиатуре, набирая команды.

— Заявок полный стек! Время ожидания больше допустимого!

— Понятно! — угрожающе кивнул нервный. — Система давит нас для обслуживания абонентов! Отключай перезапросы!

— Это запрещено инструкцией! — испугался толстенький.

— Отключай, я сказал! Я отвечаю! И систему дешифрации тоже! За десять минут ничего не случится!

Толстый пожал круглыми аккуратными плечиками, словно говоря «моя хата с краю — ничего не знаю», и исполнил распоряжение. Потом встал, потянулся и через плечо высокого стал следить за обстановкой в зоне.

Система заработала по упрощенной схеме. Очередь заявок тотчас рассосалась — и ресурсы могучей банковской сети освободились для настоящего дела. Теперь команды исполнялись, едва высокий успевал клацнуть клавишей мыши. Положение вскоре выправилось и, сначала медленно, потом все бесповоротнее чаша весов стала склоняться на их сторону. Противник судорожно задергался, запаниковал, сделал недопустимую ошибку, которой высокий мгновенно воспользовался. Он весь закостенел за компьютером, вцепившись в «мышь» так, что пальцы побелели. Толстый, азартно шевеля ягодицами, подпрыгивал у него за спиной.

— Мочи их! Мочи!

Вскоре прозвучали победные фанфары. Высокий, обессилев, откинулся в кресле, уронил длинные руки, точно плети. Толстый приятель, расцеловал его в потный лоб, утерся рукавом, воскликнул фальшивым голосом:

— Ты гений! — и принялся названивать по освободившемуся телефону. — Але! Девки! Как мы вас?! Эта победа войдет в историю! Расплата сегодня вечером, в «Парадизе»! Это была самая длинная игра, которую я знаю!

— Это была твоя последняя игра, кретин! — прогремел от входа мефистофельский голос начальника отдела информационной защиты. — Идиоты! Вы хотя бы глянули в журнал обращений! Пятнадцать тысяч ошибочных заявок! Это хакерская атака!

Гневно взглянув на экран, начальник схватился за голову, утопив пальцы в черных длинных кудрях.

— Отменить все последние операции!!! Немедленно!! Кто отключил дешифрацию?!

— Он! — быстро показал пальцем высокий, бледный от испуга.

— Но ты же мне приказал! — возмущенно вскричал толстенький, покрываясь багровыми пятнами. — Подлец!

Не выпуская головы из рук, начальник отдела информационной защиты отчаянно замычал, выбежал из комнаты дежурных программистов и помчался длинными коридорами центрального офиса «Петробанка». Позабыв про лифт, он взбежал по лестнице, колотя каблуками модных туфель по ступенькам, остановился, отдышался, оправил галстук, трижды перекрестился и робко постучал в тяжелую дверь. Ничего мефистофельского в этот миг не осталось в его облике. Услышав музыкальный сигнал, он вошел в малые апартаменты Аллы Рашидовны.

Алла Рашидовна лишь вчера выписалась из косметологической клиники, где ее омолодили и срезали восемнадцать килограмм лишнего веса. Она еще не вполне владела новым лицом, отчего мимика ее не всегда соответствовала тексту.

— Аристархов! Что вы такой жалкий всегда! — обернувшись во вращающемся кресле, сказала она визгливым голосом хозяйки бакалейной лавочки, чувствуя, как зубы ее непроизвольно формируют имеете снисходительной «флиртуальной» усмешки звериный оскал неандертальца. — Я же вас не съем!

— Попытка!.. — задыхаясь, сказал господин Аристархов. — Опять была… попытка!..

— Изнасилования?! — округлив глаза, сложила губки в институтский бантик Алла Рашидовна. Аристархов был видным мужчиной, и его черные кудри давно нравились ей.

— Несанкционированного… вмешательства!

Алла Рашидовна изобразила глубокую задумчивость, отчего правая ее бровь, густая как у ризеншнауцера, опустилась вниз, а левая непроизвольно поползла кверху, так, что ей даже пришлось придержать ее пальчиком. Несмотря на странную мимику, плод хирургического усердия, она была умной, цепкой, плотоядной бабой. Она вызвала по видеотелефону начальника операционного отдела и выяснила, что никаких крупных финансовых операций в это утро банк еще не проводил.

— Слава богу! Не успели!.. — сказал Аристархов, хватаясь за сердце, и сел в кресло без разрешения. Брови Аллы Рашидовны пришли в беспорядочное угрожающее движение — и он тотчас виновато вскочил.

— Не будьте хлюпиком! — перекосив щеку влево, сказала она. — Ничего удивительного, что хакеры нас атакуют. У нас деньги, а деньги — это кое-что значит… Относитесь к этому, как к признанию нас процветающим банком!

— Но ведь надо же что-то делать! — преданно простонал начальник отдела информационной защиты. — Я же могу потерять место…

— Место ты можешь потерять, как только я это го захочу! — нежно улыбнулась ему Алла Рашидовна. — Совсем по другой причине! Для начала уволь идиотов, отключивших защиту. Потом… найди Кузина, пусть со своими головорезами займется этим. Он, пожалуй, лучше подойдет…

Она неопределенно оборвала фразу и смерила жалкую фигуру своего фаворита задумчивым многозначительным взглядом. Встав с кресла, она прошла к огромному, от пола до потолка, окну тяжелым шагом полновесной женщины, забыв, что принудительно похудела, хотела похлопать себя по бокам — но вовремя одумалась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.