Братва особого назначения, или Демьян и три рекетера!

Черкасов Дмитрий

Серия: Братва [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Братва особого назначения, или Демьян и три рекетера! (Черкасов Дмитрий)

Дмитрий Черкасов TM

Братва особого назначения, или Демьян и три рекетёра!

Все имена, фамилии, должности, звания и прочее являются выдуманными, и их совпадение с реальными людьми, а также с героями литературных, телевизионных или иных художественных произведений может быть лишь непреднамеренной случайностью. Это же относится и к описываемым в книге событиям…

Несколько омоновцев уже ступили на береговой пляж, когда что-то тяжёлое громко бултыхнулось в воду. Это подполковник Свистовский, пытаясь ближе в бинокль рассмотреть то самое историческое место, за битву на котором ему дадут «полковника», оступился и сверзился с борта буксира вниз в залив.

— Вот так, — упал молодец и в воду конец!.. С головкой закрыло и жопу и рыло!.. — философски заметил капитан Колопальцев, от имени Свистовского отдавая распоряжения о спуске на воду трех шлюпок и одного спасательного круга для шефа.

— Шура! Наливай! — скомандовал Путейкин, глядя, как десант вылавливает своего незадачливого главнокомандующего. Свистовский, схватившись за круг, пока его тащили, сипло орал: «Спасайся кто может!.. Диверсия!» и «Утоплю… мать вашу!.. Всех утоплю!..» Потом он ещё зачем-то требовал дать ему «запасное колесо», а то это «может сдуться»…

Глава первая

ДОРОГОЙ «БЛИН»-НОЮ, ДА СТЕПЬЮ ГОРНОЮ

Демьян Круглое по кличке «Пятак» начинал новую жизнь. Его прежняя, полная своих маленьких радостей, жизнь составила каких-то неполных двадцать два года, но поступить иначе он не мог, ибо в старой жизни своей натворил Круглов таких дел, что оставаться далее в родном городе Степногорске стало для него смерти подобно!

Пятаком Демьяна окрестили братки степногорские за то, что в критический момент подолгу не раздумывал, а просто давал в «пятак» всем казавшимся ему неправыми типам. Характер у него был такой «пятаковский»: весёлый и лёгкий.

Дядя Вася Пирожков, первый тренер Круглова по боксу, говорил про этот самый характер так: «Тебе, Дёма, бокс противопоказан, как бодливой корове рога… С таким характером на воле не разгуляешься!»

За двадцать два года вольной жизни Дёме частенько случалось обидчикам всяким давать в «пятак» с разной степенью последствий в смысле физических повреждений организма. Бывало, к Люське-маникюрше, подружке Демьяновой, браток из соседнего района пристанет, по недоумению, или даже не пристанет, а просто поглядит на неё как-то нескромно, Демьян тут как тут, заметит этот взгляд неосторожный, и пошло-поехало. На пустые разговоры он времени не тратил, подходил тихо и бил в «пятак», спокойный и уверенный в своей пятаковской правоте. Вот за что прозвали его братки Пятаком…

Много носов переломал он хороших и разных, прямых и длинных, с горбинкой и без!.. Впрочем, зубов Демьян повыбивал не меньше. Так что местный степногорский дантист-протезист Сеня Бронштейн должен был осыпать Круглова золотым дождём комиссионных!

Дрался Дёма в разных местах — от туалетов местной степногорской дискотеки, куда он заходил по каким-то своим делам, до кустов на пляже речки Степногорки, где летом обычно проходило незамысловатое веселье местной братвы.

Ему бы, конечно, лучше было в Голливуде сниматься, или биться за титул чемпиона мира по боксу или боям без правил, да разве в Степногорске про такое слыхали?

Но любил Дёма не только драку, но и шутку хорошую. Особенно, если сам шутил. Милиционерам местным от его шуток часто от начальства на орехи перепадало.

Однажды он, через этот весёлый характер, сам чуть в милицию не загремел. А дело было так. Остановил Дёму как-то в воскресный день областной «мастер машинного доения» инспектор ГАИ Стругайло, вышедший на дорогу сверхурочно денег для семьи подзаработать. Проверил документы, попросил багажник открыть. А Дёма, который особенно недолюбливал гаишников, и говорит ему:

— Слушай, сержант, не открывай багажник, как друга тебя прошу, честное слово. Если открывать не станешь, я тебе сто рублей дам.

— Открывай!

— Ладно, двести дам…

Стругайло, увидев такую озабоченность клиента, подумал: «Вот она, „пруха"!» Демьян между тем до двухсот баксов торг довёл. Сержант по рации подкрепление запросил, мысленно себя уже в лейтенанты произвёл. Тут Демьян багажник пустой открыл и говорит:

— Я тебе двести долларов предлагал? Предлагал. Ты отказался? Отказался. В следующий раз доверяй людям.

Сильно обиделся тогда Стругайло на Пятака. Хорошо, наряд, вызванный им, подоспел вовремя. Капитан, узнав про то, как пошутили над инспектором, отпустил Дёму, а подчинённому сказал: «Ты, Стругайло, главную правду жизни мента запомни: дают — бери, а бьют — беги!»

Некоторые братки потом тоже пытались в «Поле чудес» с гаишниками сыграть, но всегда проигрывали, потому что после этого случая наученные гаишники за сто рублей даже права у водителей не раскрывали.

Но доставалось от пятаковских шуточек не только гаишникам. В другой раз увидел Дёма, как лейтенант постовой в собачье дерьмо ступил, стоит, бедолага, ругается, с подошвы пальцем дрянь эту отковыривает. Пятак не выдержал и со смехом ему говорит: «Что, друга встретил?» «Какого друга?» — удивился лейтенант. — «А, дерьмо! Оно ведь тоже из внутренних органов. То-то ты с ним и разговариваешь, и ручкаешься. Может, ещё и поцелуешься?..»

За шутки такие, конечно, и получить можно было, но тут на выручку Дёме всегда приходила его родная конституция. Не в смысле закона, а в том смысле, что здоров был Пятак и ростом выше среднего. Потому и связываться с ним лишний раз никто не хотел.

Вот и жил он до поры, до времени обычной провинциальной жизнью: утром ходил на тренировку к дяде Васе, днём — работал, а вечером сидел с Люськой-маникюршей в единственном на весь Степногорск диско-баре, а в промежутках малых чистил задирам «пятаки» и помогал стоматологу Бронштейну выполнять план. Работа у него, впрочем, была тоже под его характер, непыльная. Папе местному рынок в порядке помогал содержать. Зайдёт на рынок, напомнит Хачику, Гамлету и Ахмету про то, когда и сколько те должны Папе местному денег заслать — вот и вся забота.

Люди, знающие Дёмин весёлый характер, никогда с ним особенно не спорили. Кому охота потом со сломанной челюстью ходить? Себе дороже обойдётся.

Работал бы ещё и работал Дёма, сидя вечерами с Люськой в диско-баре. Но как-то раз занесло в их диско-бар парочку не местных: мужика лет сорока и дамочку.

Мужик был деловой. В костюме дорогом, в штиблетах по последней моде, при часах знаменитых, «ролексе» золотом. Женщина с ним тоже приметная была, лет тридцати, но все при ней: ноги, как у Клаудии Шифер, грудь и… все такое. Села эта парочка за столик, взяли шампанского бутылочку.

Тут Петька Криворукое по кличке Рыло, дружок Дёмин, захотел с этой «барби»-гёрл огненное аргентинское танго станцевать, в смысле — медленный танец.

Петька с диск-жокеем договорился, чтоб тот медленную песню поставил, и в микрофон объявил: мол, так и так, от Пети Криворукова, нормального пацана, медленная песня в исполнении Вована Преснякова про стюардессу по имени Жанна для красивой девушки, что сидит за вторым от стойки бара столиком…

Диск-жокей песню поставил (попробовал бы не поставить!!!). Петя, выпятив грудь и покачивая плечами, как борец, направился к гостям… Подошёл и пригласил даму потанцевать-познакомиться. А та, возьми, да и откажи…

Облом в таких делах — вещь обычная, Петька обидеться не успел, а мужик взял да и встрял, мол, когда даму приглашают, сначала у спутника разрешения спрашивают. В конце своих поучений мужик заезжий обозвал Петю Криворукова «козлом», и предложил выйти вон, потому что иначе «из бара выйти на своих ногах смогут все, кроме Пети». Дальше, как в Голливуде, понеслась арба по кочкам!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.