Невидимка

Кутайцева Ташша

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Невидимка (Кутайцева Ташша)

Кутайцева Ташша(Кутtашшша)

Невидимка

  Мне никогда ничего не давалось легко... В этой жизни я понял одно- чудес не бывает.

  Я готовил завтрак, включив радио и слушая прогноз погоды... Вот черт, опять дождь... и кроссовки совсем концы отдают.

  - Ки, ты не опоздаешь в школу?- появился на кухне отец, спешно повязывая галстук, вернее пытаясь. Я вздохнул, выключив газ и вытерев руки о полотенце я подошел и стал завязывать галстук.

  - Все нормально.- сказал я.- Поешь. И удачи на новой работе.- сказал я и направился к двери по пути захватывая рюкзак.

  - А ты? Ты ел?- высунулся отец.

  - Не хочется.- закрыл я за собой дверь и стал спускаться по лестнице, пытаясь не наступить в особо грязную кучу мусора и вдыхать через раз 'ароматы' подъезда.

  Люди в определенный момент перестают верить... когда взрослеют. Я перестал лет пять назад... перестал верить, что мама вернется, что отец выйдет из затянувшейся депрессии, что у него наконец наладится с работой... но мой отец отчетливо нес печать 'неудачи'. Я никогда бы не назвал его неудачником... Неудачники не пытаются все исправить, они смиряются... Отец не такой, ему хватило духу меня не бросить и стремиться выкарабкаться из той ямы в которую мы попали... Наверно это рок, который принесла в его, а следовательно и в мою, жизнь мать. Не думаю, что он предполагал, что она окажется таким человеком... к тому же он ее любил, по-настоящему... за что и поплатился. Почему я и не любил женщин... я вообще не любил людей, слишком много плохого я видел от них. Не знаю, что бы я испытал, вернись мать сейчас... но явно не радость. Я до сих пор просыпаюсь ночью от любого громкого шума, в ужасе ожидая, что это кредиторы нас нашли... Я устал прятаться, переезжать с места на место, менять школы, полное отсутствие друзей впрочем уже не чувствовалось так остро, я привык, как и к постоянной нехватке денег... Я не жаловался, понимая насколько отцу тяжело, он даже свою личную жизнь так и не наладил, и из за меня и из за проблем, которые нам оставила мама. Я благодарен ему, до сих пор у меня ярко живы воспоминания того, когда я дни и ночи проводил в участке... как смотрели на меня с жалостью, пытались подкармливать, а я не брал их еду и только молча сидел в углу и ждал.

  Этот город ничем не отличался от других, я шел по его серым улицам, засунув руки в карманы потертых джинсов и кутался в толстовку, накинув капюшон, что бы хоть как то отгородиться от холода и дождя... Я был одним из тысячи в этой толпе людей, спешащих куда то, у них тоже свои проблемы... не меньше и не больше, чем у меня... каждый считает свои проблемы самыми тяжелыми и существенными.

  Я залезал в переполненный автобус, вставлял наушники... все это видимость, у меня даже не было плеера, конец наушников терялся в кармане толстовки, это просто, чтобы отгородиться ото всего, что бы меня не трогали...

  Толстовка промокла и в следствии чего волосы, с длинной челки капала вода... волосы так отросли, что практически полностью закрывали глаза, что тоже меня очень устраивало. К тому же массивные очки, хотя в них были вставлены обычные стекла. Взгляд не цеплялся за сутулого, невысокого, худющего парня, в мешковатой одежде и с неопрятными светлыми волосами до плеч, падающими на лицо... Не замечайте меня... меня тут нет...

  Мало кто вообще обратил внимание на мое появление в классе, даже когда меня представил учитель... правильно. Я был благодарен этому безразличию... Просто дайте мне тихо и незаметно доучиться...

  Раньше я был другим... я дрался, никогда не молчал на оскорбления, защищал слабых. Я был популярен, резко выделяясь даже внешностью... к тому же мое увлечение привлекало к себе... Но это было давно. Я поставил точку где то на пятой школе... я устал, сломался, я не желал лежать по пол года по больницам залечивая раны от драк, разбираться с родителями этих наглых детишек. Точкой стала предпоследняя школа, когда я увидел отца сидящего на коленях перед напыщенным индюком, и его холеным сыночком, который до этого напал на меня с еще тремя своими дружками, травя тем, что я беден и мать моя меня бросила... В их глазах было презрение, такое, что мои зубы свело судорогой, кулаки сжались сами... я не мог видеть отца такого... Мне хотелось уничтожить всех, они ничтожества не достойные слез моего отца!

  Я обещал себе... Пусть у меня нет будущего, что уже точно не будет колледжа, на который нет денег, хотя я прекрасно знал, что отец откладывает свои гроши на это... что у меня не будет хорошей работы, для этого нужно тоже образование... что у меня уже не будет нормальной семьи, я не приму и не поверю женщине... что я никогда не брошу отца... Но так же я знал, что я могу хоть немного что то исправить... хотя бы попытаться... и даже не ради себя.

  В этой школе я уже учился почти месяц, вернее был тенью... Вот и сейчас я сидел на заднем дворе, жуя булку и запивая кефиром, в столовую я не ходил, слишком много народу, к тому же пришлось бы подсаживаться к кому то за стол, да и не было у меня денег на обеды, только на такой скудный, который сейчас и употреблял. Я сидел на бревне, неподалеку от мусорных баков, где скрывающие от глаз кусты. Это место я нашел в первый же день учебы, частенько прогуливая занятия. Я откинулся на стену школы, посмотрев на пасмурное небо... это словно моя жизнь, вроде солнце где то должно быть, но вот где... А еще отсюда я мог видеть... сквозь ограду и листву... издалека... Когда то у меня были мечты и сейчас видя в чужих руках темное древко, я словно опять ощущал теплое гладкое дерево... я словно вновь мог ощутить его запах... У меня уже почти не было фирменных мозолей... хотя появились другие. Я прикрывал глаза и представлял... тихий шорох ткани хакама(широкие брюки для стрельбы из лука) при ходьбе, как руку и предплечье плотно обхватывает югакэ (перчатка для стрельбы)... только она из всего снаряжения у меня и осталась, тщательно спрятанная. Я мог часами наблюдать за стрелками в додзю, замечая ошибки, тихо завидуя когда кто нибудь метко попадал. Особо выделялся среди всех зансинов(стрелки) только один. И я прекрасно знал кто это- местный любимчик, отличник и чемпион кюдо(стрельба из лука)... У таких, как он есть все, прекрасная семья, деньги, внешность и... будущее- такое, что можно сейчас писать книги 'Какой я супер чудесный'. Его любили девушки, уважали парни... он с высока смотрел на всех и не особо с кем-то общался, был холодным и немного отрешенным, его нисколько не интересовал этот 'низший' мир, он жил так как хотел и делал что хотел... Он был высокий, с темными короткими волосами, в ухоженной прическе, с черными глубокими узкими глазами, смотрящими сквозь, с вечной поволокой скуки. Он был красив, классической мужской красотой, не придраться...

  Меня мало интересовала его внешность или статус, или как перед ним лебезят парни и восхищаются девушки... Мне нравилось, как он стреляет... когда он появлялся в додзе, то каждое его движение становилось строго выверенным, плавным и четким настолько, что словно воздух замирал... Он так натягивал тетиву, плавно отводя кисть к лицу... я знал каково это... словно весь мир останавливался, как будто вся твоя сущность устремлялась вместе с пущенной стрелой, с глухим звуком отпущенной тетивы... Я невольно сглатывал и сжимал вспотевшие руки. Для меня это были самые острые ощущения в жизни...

  Хотя был еще один... полная противоположность первому. И если Онью находился в додзю все свободное время, тренируясь в перемены и после уроков, то второй... просто прогуливал занятия, найдя для себя удобным это место для перекантовки. Джонг был хулиганом и это выражалось во всем, от внешности, до полного пренебрежения правилами и нормами. И если Онью управлял свой жизнью настолько грамотно, что тошнило от каждого выверенного движения, то Джонгу было глубоко наплевать на всех и вся, и он это показывал всем своим видом. Джонг был пофигистом, я знал, что он из довольно состоятельной семьи и что деньги его испортили давно и безвозвратно. Он тоже был одиночкой, его остерегались, и уважали, не связываясь, на нем висел ярлык 'плохого парня' и видимо он был этим доволен, хотя у него была преданная банда. Джонг был крашенным блондином, с выбритыми боками и длинной косой челкой, высоким, худощавым, но с выступающими мускулами, со скуластым лицом и большими раскосыми глазами, на пухлых губах пирсинг... Одевался он пренебрегая все видимые правила, обнажая наличие татуировок. И я бы не обратил на него внимание, ну не считая того, что сразу поставил себе крестик 'не в коем случае не связываться'! Но парень меня поразил. Онью и Джонг никогда не пересекались и окружающие бы и не заметили это, но не я... тот кто постоянно следит за додзи... Эти двое категорически друг друга избегали, хотя постоянно оба тусовались в этом месте. Словно некая договоренность... это было очень странно, хотя те редкие случаи, когда они сталкивались в школе, то не преминули друг другу кинуть колкие замечания, хотя ни первый, ни второй в драку не лез.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.